?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Опять решил поразвлечься художественным словом в редком нынче жанре фэнтези. Рассказать сказочку.

И рассказал.

Жили они долго и счастливо.


Когда-то, давным-давно, эти развалины были пограничной крепостцой.

Лигах в двух на закат, за рекой Туманной, начиналась Чаща, и за ней издавна приглядывали. Приглядывали и нынче, но патрульные бригады обходились дешевле, и граница с Чащей считалась спокойной. Океан на юге исторгал стремительные и нещепетильные разбойничьи ватаги, северные деспотии и восточные содружества на десятилетия растягивали дипломатические гамбиты, в любой момент способные обернуться большой войной - конечно же, освободительной или даже справедливой, если дело выгорит - а здесь... здесь ничего не происходило.

Так или иначе, но крепостцу оставили. Со временем и сменой сезонов раствор, крепивший камни, раскрошился, деревянные перекрытия погнили, а камни из тех, что получше, окрестные землепашцы растащили на свои постройки. Название крепости осталось разве что в бумажных хранилищах Смотрового Приказа.

Дюжина тяжеловооружённых всадников с заводными лошадьми, промчавшаяся по пограничным с Чащей землям от самого Сломного тракта до безымянных развалин, тревоги в округе не вызвала. Люди казённые, дорожные плащи с форменной вышивкой, показали по должности пытливому уряднику в Поворотах королевскую плашку, расспрашивали о подозрительных личностях, никакого баловства себе не позволили и за поросёнка с хозяйкой Бу расплатились серебром. Дела, значит, у них.

Если бы урядника, человека по должности не только любопытного, но и повидавшего всякого-разного, кто-нибудь спросил, а не привиделось ли ему чего-нибудь странного в проезжавших... урядник отхлебнул бы из кружки, вытер седые усы и сказал бы, что ребята на охотников за людьми не похожи, значит, никак не разведка - сплошь ломовики ростом как бы не в сажень, такие ходят в бой грудь на грудь, стеной щитов, забрало к забралу. Однако плашка правильная, настоящая, с гравированной серебряной пластиной, лихие люди таких резать не умеют, так что дело наверняка чисто. И не нашего ума.

Впрочем, урядника никто не спрашивал. На пограничье люди живут приметливые, а потому нелюбопытные. Даже если это пограничье давно и заслуженно считается спокойным.

Дюжина тяжеловооружённых подъехала к развалинам ближе к вечеру, когда недовольное солнце зависло над Чащей, ещё не решаясь погрузиться в неё. Над крепостью поднимался полупрозрачный дым - кто-то жёг костёр. Урядник, которого ни о чём не спрашивали, оказался бы прав - вооружённые спешились, оставили двоих присмотреть за лощадьми, и десяток людей двинулся к проёму в стене, который некогда закрывали крепостные ворота. Ни попыток окружить крепость, ни попыток подобраться незамеченными не было. На людей так не охотятся.

Костёр жгли в воинском доме - длинной приземистой постройке, где некогда размещалась полурота гарнизона. Воинский дом стоял под западной стеной крепости, ближней к Чаще. Тогда с его крыши галерея вела на перевясла - теперь остатки провалившейся галереи косо торчали над стенами. Дым поднимался из офицерских помещений, стало быть, до того, кто жёг костёр, надо было добираться через завалы, углы-повороты и небо весть какие ловушки, если человеку в доме пришло в голову их поставить.

Люди молчали, поскрипывала кожа броней - там, за стенами беспокоились лошади, щебетала птичья мелочь, зачем-то облюбовавшая развалины; если прислушаться, становился слышен треск костра. Иногда такое называют тишиной.

- Ну! Чего пришли?! - крикнули из воинского дома. Голос был уверенный, даже самодовольный, и, окажись среди пришедших какой-нибудь бродячий бард, он потом поведал бы, что расслышал в чужом голосе отзвук злой смешинки - барды выражаются хитро, тем и зарабатывают. Бродячего барда с пришельцами не было, поэтому они просто отметили, что говоривший, скорее всего, одет в тёмное и засел в левом углу здания, в непроницаемой тени.

Один из пришедших, судя по массивному ордену на шее и богатому доспеху - предводитель, выступил вперёд:

- Ты знаешь, кто перед тобой? - спросил он. Несуществующий бард не преминул бы воспеть храбрость вождя пришлых - во-первых, невидимка в тени вполне мог располагать заряженным самострелом, а на пятнадцати шагах от болта или железной пули не отпрыгнешь; во-вторых, если уж воспевать одну из сторон, то именно ту, которая в случае чего победит - а соотношение сил десять вроде как к одному выглядит вполне недвусмысленно, самострел там или что.

- Вообразите себе, нет. - Самодовольства в голосе невидимки только прибавилось.

- Я - Рангульф, принц. Младший сын короля Теодориха, - пояснил предводитель. - А ты - убийца моей невесты, Амалафриды. Кто ты ещё такой, я не знаю. Я не хочу этого знать. Убийства достаточно. Если хочешь, выходи, я дам тебе поединок. Если не хочешь, я войду и убью тебя.

Здесь полагалось наступить торжественной паузе, однако невидимка ответил тут же:

- Я выйду. Чуть погодя. Пока же хочу заверить вас, что я не убийца. Убивал девушку один тип из столичных трущоб - он неприятен, недёшев, но крайне исполнителен, и воображение у него прилагается исключительно к работе. Чем и ценен. - Теперь невидимка не кричал, а говорил - громко и отчётливо. Нотки насмешливого самодовольства от этого казались фальшивыми, и сам говоривший должен был это осознавать, однако его интонации не менялись.

- Я найду исполнителя, - ответил принц Рангульф. - После того, как разберусь с заказчиком.

- Вряд ли, - с неуместным и всё таким же фальшивым на слух сочувствием ответил невидимка. - После того, как убийца выехал из Арбрехта и оставил пачку писем в "Старой мантии", он свернул со Сломного тракта и теперь гонит на юго-запад к вольным городам с мешком золота - правда, небольшим, но ему хватит.

- Письма? - прищурился принц. - Они были оставлены намеренно?

- Конечно, - согласился невидимка. - Влететь во двор на взмыленной лошади, стучать по хозяйской стойке, требуя ночлега за любые деньги, утром сорваться ни свет ни заря, оставив половину поклажи... я опасался, что местная милиция вещи прихватит, а письма выбросит. Но вы поспели вовремя, так что я ждал не зря.

- Значит, ты меня ждал... - задумчиво произнёс Рангульф. - Как любопытно.

Только теперь наступила пауза. Барду она показалась бы неуместной.

- Действительно. - Невидимка нарушил молчание, припустив в свой голос ровно столько же задумчивости, так что сомнений в том, что он пересмешничает, не оставалось. - Я не удивился бы, прибудь сюда Амалафрида - мстить за подло убитого героя. Увы. Один шанс из двух. Или меньше?

- Из десяти. Я вернулся с девятью спасёнными, не считая ближней дружины, - отозвался принц. Он смотрел туда, где должен был находиться невидимка - смотрел, не мигая.

- Чересчур прямолинейно, - оценил невидимка нечто, барду оставшееся бы совершенно непонятным.

- Что поделать, - слегка пожал плечами принц. - Нужны были свидетели. Дракон разорял небогатые деревни казённых отпущенников. Амалафрида была дочерью одного из местных нобилей. Нобилей было мало. А землепашцы бы не поняли. Остальные - и так землепашцы, скот. На фаворита никто не тянет. Хор, свидетели боя, "славим избавителя". Дружина тоже не подходила. Дружина младшего принца размещена во внешних помещениях королевского дворца. Ты понимаешь, о чём я?

- Вообрази себе, догадываюсь, - ответил невидимка. - Кстати, а что думают в Арбрехте после этого убийства? Принц со спасённой от дракона девицей, торжества, отцы провинциального города на пиру, почти уже дошло до "жили они долго и счастливо", и вдруг такой пассаж. Что говорят?

- Чернокнижники. Культ дракона, - объяснил принц, не отводя взгляда. - Месть.

- А... значит, опять доносы, опять по наущению патентованных медикусов сожгут каких-нибудь травниц. Отцы города, а особенно толстый Прасатаг, чтобы угодить королевской семье, из кожи вон полезут. Из чужой. Провинция, одно слово. Как печально.

- Да, - согласился принц. - Так ты выйдешь, или я войду?

- Ещё чуть-чуть. Ты же знаешь, что я здесь один. Желай сбежать, давно исчез бы. А ты поймал бы какого-нибудь охотника, живущего на отшибе, изуродовал и представил... письма для того и были писаны, чтобы их прочли местные, и чтобы ты заявился именно сюда, а не безобразничал в окрестностях Арбрехта. Культ чернокнижный, тоже мне.

- Зачем тебе время? - спросил принц, оставляя без внимания переход на "ты".

- Прогнать историю ещё раз. Убедиться, что нет ошибок. А потом я выйду, и мы её завершим.

- Наглец, - усмехнулся принц Рангульф. - Ты ведь только догадываешься, с кем имеешь дело. Я могу убивать тебя долго. А могу и не убить. Ты будешь мечтать о смерти. Это не оборот речи. Я знаю, о чём говорю. Моё терпение имеет предел. Ты развлёк меня загадкой. Ты утомляешь меня теперь.

Невидимка весело, со вкусом рассмеялся. Лицо принца было недвижно: бард, поднаторевший в оборотах речи, изрёк бы что-нибудь про могучие ледяные плиты, которые сдерживают ярость проснувшейся по весне реки.

- Итак! - Невидимка выкрикнул это слово; в густой тени, из которой оно донеслось до стоявших во дворе, обозначилось слабое движение, тут же отозвавшееся движением сопровождающих принца; как будто они только что вернулись к жизни, неподвижно простояв весь предыдущий разговор.

А затем из тени вышел молодой человек, ровесник принца, в длинном дорожном плаще. Капюшон плаща был откинут. Человек улыбнулся и салютовал взмахом руки.

Сопровождающие принца упали. Разом, там, где и стояли - так что отсутствующий бард непременно опустился бы до сравнения их с ярмарочными марионетками, которым из озорства ножом перехватили ниточки. Принц Рангульф, уже начавший движение, замер.

- Это называется "ретрошок", - со вкусом выговорил человек. - Снятие твоей хватки через обязывающие воспоминания. Сам понимаешь, они ведь ближняя охрана, люди доверенные, воспитанные так, что готовы закрыть своим телом. Тебе ведь должно было показаться, что твоя хватка застывает на них как-то не так. Не показалось? Было не с чем сравнивать? Неудачник.

Принц прыгнул вперёд. Очень быстро, размазавшись в воздухе - казалось, что тень на убитой земле за ним не поспевает. Он сбил с ног своего собеседника, два тела покатились всё по той же земле, расцепились и замерли.

Довольно долгое время никакого движения во внутреннем дворе крепости не наблюдалось. Тень Чащи переползла через Туманную и почти подкралась к щербатым крепостным стенам, когда одно из одиннадцати тел пошевелилось.

Собеседник принца сел и, зашипев, приложил руки к груди. Впрочем, одна из ладоней тут же перекочевала на лоб.

- Трещина и сотрясение, - поставил он диагноз. - Скотина.

Он поднялся на ноги и, прихрамывая, подошёл к лежавшему ничком принцу, под которым натекла приличных размеров лужа крови. Сильным пинком перевернул тело, ещё раз зашипев от боли.

- Видишь ли, тварь, - объяснил он принцу, который теперь уставился мёртвым взглядом в сочное синее небо, - такие, как ты, у нас появляются каждое поколение. Всегда одно и то же.

Он наклонился, кряхтя и гримасничая, и потянул за рукоять, торчавшую у принца из груди. Оружие обратно не хотело, подавалось с трудом.

- ...Ходите и х-ходите, чтоб вас, - бормотал человек. - Кто вас там в Чаще таких рожает. Головы людям морочите.

Оружие наконец подалось со звуком, от которого человека передёрнуло. Форма лезвия, явившегося на свет, этот звук исчерпывающе объясняла.

- Землепашцы - они казённые, а ты их заставлял свои же дома жечь и друг дружку вырезать. Кто тебе, зараза, позволил, а? Думаешь, если разум человеку можешь помутить до бездумного покорства или перекинуться кем угодно, так всё дозволено? - Человек отмахнул от принцева плаща кусок и теперь тщательно протирал им лезвие. - Бедолаги, которых ты выпустил, помнили дракона. Летучего и вонючего. Молодец, хорошая работа. Только драконов не бывает, вот в чём штука-то. Не может такая туша летать, а тем более живая тварь не может плеваться огнём. Физика не позволяет. И даже если бы тварь могла, то Амалафрида ей была бы без надобности. Не совпадает биология. Ты сам нас предупредил, понимаешь?

Закончив с лезвием, человек внимательно посмотрел в мёртвое лицо. То, казалось, плавилось, обнажая иные, доселе скрытые формы. Отсутствовавший бард должен был глубоко сожалеть о своём отсутствии - зрелище было редчайшим.

- А сказки про драконов у нас рассказывают неспроста, - поведал меняющемуся мертвецу человек. - Сколько сил в них вложено. В каждой сказке по дракону. Надо же нам знать, кем именно вы прикинетесь. Читал, при дедушке предлагал один такой из книжной академии... про мертвецов, лесных колдуний... много чего ещё. Посидела династия, посчитала прибыль против утруски и постановила не разрешать. Драконы дешевле и привычнее. Поэтому, когда вы там у себя ловите очередного дурака, залезшего в Чащу за древними сокровищами или за чем дураки обычно лезут, то он вас потчует драконами, а не мертвецами. И какая-нибудь предприимчивая образина вроде тебя составляет коварный план, триста лет как известный нам во всех подробностях.

Человек убрал оружие под плащ, - должно быть, оттуда он его и извлёк, к тому же ещё быстрее, нежели двигался принц, напоровшийся на острую сталь - прохромал к бойцам ближней дружины, так и лежавшим недвижно, и приступил к осмотру.

- Ну не скотина, а? - спросил он мертвеца, разогнувшись. - Я же с этими раздолбаями вырос. Это ведь мои друзья. Насколько у принца вообще могут быть друзья, конечно. А Траз... мы с ним три года тому вдвоём на заставе уцелели, когда пираты рискнули почистить приисковые склады на Прямом Взморье. Отец потом запретил с инспекциями ездить, сказал, что генералов и так хватает, а детей у него всего двое с половиной, потому что младший дурак. А Траз, дубина, сам в добровольцы напросился против дракона. Зачем? Чтобы ты его личину на себя напялил и принцем заделался? Я честно думал, что ты подменишь Амалафриду или местного нобиля, тварь. Посмеялись бы мы потом с Тразом за тёмным пивом.

Человек тяжело вздохнул и замолчал. Он переходил от одного лежавшего на земле тела к другому, присаживался на корточки рядом с ними, стаскивал с лежащих шлемы и зачем-то клал им руки на виски. Потом поднимался на ноги и шёл к следующему.

- По-хорошему, троих из вас надо бы дорезать, - объявил он, покончив с последним из сопровождающих. - Только пусть этим медикусы занимаются, а то лысый из врачебного департамента прямо-таки молил о подопытных. Обещал, что не придётся доживать растениями после взлома хватки ретрошоком. Ну, посмотрим. Мне ещё с теми двумя разбираться, что лошадей охраняют. "Бесценные научные сведения", как он сказал.

Человек вернулся к мёртвому принцу... точнее, к мёртвому дружиннику Тразу... точнее, к мёртвому существу, которое некогда приняло его обличье. Теперь маска спала, и с человеком лежащего не перепутал бы никто.

Человек указал пальцем на тело в богатом доспехе, словно внимание по-прежнему отсутствующего барда было отвлечено чем-то иным.

- Младший сын, победитель дракона, возвращается со спасённой дамочкой. Живут они долго и счастливо. Папаша вскоре падает с крепостной стены, мамаша умирает с горя, старшие братья как-нибудь изводят друг друга на почве зависти и иных недостойных черт своей природы. После чего младший сын, победитель дракона, мудро правит людишками, которые - прямо смех - ни перекинуться в кого другого, ни хватку на чужой разум положить не могут, а вместо этого строят корабли и крепости. Я так думаю, что ты был изгой, стаей зашуганный... или племенем, или что у вас там. А твоим сородичам ничего этого не нужно. Мы с вами не справились бы, понеси вас всей толпой из Чащи на наши пажити.

Человек подумал, ковыряя землю носком сапога. Сухие комочки грунта прыгали в лужу сворачивающейся крови, неотличимой от человеческой.

- Или то же самое с поправкой на спасённую даму или местного фаворита. Не все же были такими прямолинейными, как ты. Зато все хотели жить долго и счастливо. На этом и заканчивается сказка с драконами. Ах, да...

Он опять присел, снял с шеи мертвеца орден и надел его на себя.

- Не заслужил. Его и Тразу-то я дал так, поносить. Чтобы местные точно перепутали и не смущали тебя своей неуверенностью.

Человек встал и побрёл к бывшим воротам, но остановился на полпути и вернулся к трупу.

- А потом, когда сказка окончилась... потом этот подменыш обзаводится отпрысками, потому что биология почему-то позволяет. Не дракон ведь какой-нибудь. Ведёт успешные войны с такими же мелкими князьками по соседству. Собирает себе королевство, учиняет династию. Только вот из Чащи каждое поколение продолжают являться изгои, и так триста лет. Крепости и прочие заставы против вашей хватки не помогают. А свою территорию надо защищать, верно? Так что всякий раз неженатый принц отправляется воевать очередного дракона и освобождать прекрасную даму, и непременно побеждает, и освобождает, а уже за пределами сказки кое-кто дохнет... в прыжке. Всегда в прыжке. Когда у вас не срабатывает хватка на нас, полукровках, вы прыгаете. "Рефлекс", как говорят медикусы. Любят они выдумывать новые слова. А принцу Рангульфу остаётся только выставлять перед собой... сказки, свою подмену для твоей подмены, а в конце концов - наточенную железку.

Он тихо засмеялся и смеялся долго, потом глубоко вздохнул и закрыл глаза. Бард, который так и не появился на протяжении всего монолога, сказал бы, что человек наконец-то расстался с пережитым отчаянным напряжением.

- Ах да, - сказал Рангульф, вновь открыв глаза. - Те двое. И эти шестеро скоро очнутся. Извини, тварь, дела.

Младший принц покинул разрушенную крепость уже утром, в сопровождении совершенно небоеспособной охраны. Отъехав на треть лиги, он остановил коня и, не объясняя спутникам причин, сделал в сторону Чащи неприличный жест.

Через неделю Рангульф вернулся в столицу королевства.

Жил он долго и, если верить трудам придворных агиографов, счастливо.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

( Всего-то 34 — добавить )
mit_yau
27 окт, 2010 10:04 (UTC)
Отлично.
ru_antifem
27 окт, 2010 10:18 (UTC)
Хорошо написано, добротно.

Нет, чтобы на опыты зверюшку оставить, исследовать, что да как..
supermipter
27 окт, 2010 10:53 (UTC)
так он сам почти такая же зверюшка.
Зачем ему эти опыты?
fon_rotbar
27 окт, 2010 11:04 (UTC)
"Людьми правят таки драконы..." (с) 17ur
(без темы) - 17ur - 27 окт, 2010 18:04 (UTC) - Развернуть
(без темы) - thinker8086 - 27 окт, 2010 20:59 (UTC) - Развернуть
ru_antifem
27 окт, 2010 11:20 (UTC)
В тексте неоднократно упоминаются научные исследования феномена. Почему бы и на образце не испытать? Не выяснить хотя бы, что творится в этой чаще. Может быть приспособить под свои нужды. Может там и нету никакого племени, просто неразумные паразиты, которые комбинируются с забредшим туда человеком и дают ему новые способности.
(без темы) - supermipter - 27 окт, 2010 12:30 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ru_antifem - 27 окт, 2010 12:35 (UTC) - Развернуть
ru_antifem
27 окт, 2010 11:22 (UTC)
Можно, конечно, дальше накрутить, что сам принц тоже манипулируемый объект..
khathi
27 окт, 2010 11:08 (UTC)
А зачем? Он же сам -- потомок одного из тех, у кого получилось. ;)
darkhon
27 окт, 2010 10:34 (UTC)
Понравилось.
gilgatech
27 окт, 2010 12:15 (UTC)
Всегда вот разжуёт. Нет чтоб подогадываться оставил.
(без темы) - 17ur - 27 окт, 2010 15:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - gilgatech - 28 окт, 2010 12:48 (UTC) - Развернуть
karpion
27 окт, 2010 14:24 (UTC)
Костёр жгли в воинском доме
Там что - очага не было?

А Траз, дубина, сам в добровольцы напросился против дракона. Зачем? Чтобы ты его личину на себя напялил и принцем заделался?
Я не понял, какова роль Траза. Этот нечеловек сначала принял облик Траза, а потом уже принца? А почему тогда настоящий принц смог скрыться, почему поддельный Траз его не уничтожил?

PS: А почему бы не нанять этих нелюдей, чтобы они сами уничтожали своих изгоев? Или контактировать сними слишком опасно?
17ur
27 окт, 2010 14:36 (UTC)
Море - там.
Там что - очага не было?

Там была микроволновка, но её украли. Написано же - развалины с обвалившейся крышей.

Я не понял, какова роль Траза. Этот нечеловек сначала принял облик Траза, а потом уже принца? А почему тогда настоящий принц смог скрыться, почему поддельный Траз его не уничтожил?.

Третий закон Чизхолма в действии... Первый ответ - нет. Второй ответ - при чём здесь "скрыться"? Он с этим выходцем из Чащи впервые встретился, а до того "послал на дракона" группу приближённых, один из которых изображал из себя принца.

А почему бы не нанять этих нелюдей, чтобы они сами уничтожали своих изгоев? Или контактировать сними слишком опасно?

Совершенно безопасно, если Вы как-то смогли бы договориться с оборотнем-телепатом, рассматривающим Вас как законную добычу.

Edited at 2010-10-27 14:36 (UTC)
kleineslon
27 окт, 2010 20:57 (UTC)
Понравилось. Хорошо легло :)
kuzia_aka_zmey
28 окт, 2010 08:13 (UTC)
Красивая сказка.
Один только вопрос. А разрешить в этой чаще свободную добычу леса, или Экстенсивное замледелие основанное на выжигании поля раз в 2-3 года? Или будут побочные эффекты ?
17ur
28 окт, 2010 09:55 (UTC)
Re: Красивая сказка.
Эффектов не будет. Будет ответ уже не на уровне местной задрюченной омеги, случайно заинтересовавшейся забредшим кладоискателем, а на уровне всей стаи/племени.
hindrancus
28 окт, 2010 09:50 (UTC)
*завистливо*
С годами вы владеете словом все лучше.
Очень порадовало - ибо часто бывает наоборот.
( Всего-то 34 — добавить )

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger