Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О профессиональных революционерах.

Честное слово, я не нарочно. Просто думаю.

Во времена разгула демшизы "профессиональным революционерам" посвящено было множество текстов; в силу специфики эпохи комментаторы сосредотачивались на моральных качествах профессиональных революционеров, которых у них обычно не находили. Всё это контрапунктировалось стенаниями по поводу России, которую мы потеряли, или блеянием насчёт ухода со столбовой дороги цивилизации... Практическая ценность болботанья была равна нулю.

Итак, профессиональный революционер - тот, кто не занимается ничем иным, кроме как приближением революции. Он может зарабатывать на этом деньги, он может работать за идею, но определяющим признаком служит именно то, что у него нет другой работы. Ничего особенно криминального я тут не вижу, профессиональные правозащитники выглядят по меньшей мере столь же гнусно - революционеры всё же не требуют от системы, против которой работают, чтобы она их ещё и защищала.

О работе в более широком смысле слова. Понятно, что некое количество работы способно привести к какой угодно революции в каком угодно государстве и в каких угодно условиях. Минимизация этого количества применительно к конкретному государству, желаемой направленности революции и текущим условиям суть "вторые сложные вопросы" стратегии и тактики революции.

Вспомним школьный курс физики, пятый класс. Работа есть сила на путь. A=F·S или А=F·v·t или A=N·t, где N - мощность, t - время. То есть то, сколько революционер вложит работы в приближение революции, зависит от его "мощности" (сюда входят таланты революционера, его умения, его окружение и проч.) и времени, в течение которого он эту мощность прилагает. Очевидно, что тот из двух революционеров, кто освобождён от затрат времени на добычу хлеба насущного, сделает больше при прочих равных.

Несколько менее очевидно, что из тех же двух "освобождённый", "профессиональный" революционер сделает непропорционально больше "неосвобождённого", ибо человек так устроен, что он не может переключаться из одного режима в другой ("обыватель"-"революционер"-"обыватель") без потери "мощности" и затрат времени на переход в рабочий режим. На полях можно заметить, что одной из задач и одним из обязательных умений профессионального революционера служит минимизация этих самых потерь и затрат для революционеров непрофессиональных, облегчение перехода "обыватель"-"революционер". И обратного, о чём часто забывают. Кстати - любопытной в этой связи выглядит интеграция в революционную деятельность "профессиональных обывателей" как средства обеспечения релаксации непрофессиональных революционеров... Горький, "Мать", ага...

Впрочем, продолжу, геноссен. Чем революция отличается от майдана? Ответ: сменой элит. Особо поясняю: не заменой одной части истеблишмента на другую, а сменой оного истеблишмента. Физическое уничтожение сменяемых не обязательно, но их влияние на развитие общества минимизируется. Это условие, без которого не. Для въедливых уточню, что "истеблишмент" на русский смыслово переводится как "обстановка" - не в смысле обстоятельств и отношений, а в смысле интерьера. Так вот: перестановка мебели революцией не является. Революцией является её замена. Возможно, после пожара.

Следовательно, необходимое условие для революции - наличие "будущей элиты" в статусе контрэлиты. Её составляют носители качеств, талантов и умений, характерных для современной им действующей политической элиты, но в эту элиту не входящие.

Я сказал "характерных"? Не совсем точно. Точно будет - носители таких качеств, талантов и умений, которые современная им, носителям, элита публично себе приписывает, вне зависимости от того, обладает ли она ими на самом деле. "Такие же, только на самом деле лучше".

Однако наличие таких людей в обществе не является достаточным условием революции. Чтобы сделать революцию, надобны революционеры. Чтобы сделать революцию сколько-нибудь управляемой, предсказуемой и эффективной (что вообще-то предпочтительнее жакерии) - надобны профессиональные революционеры.

Профессиональных революционеров надо содержать и обеспечивать, потому что сиюминутной пользы обществу - не играющему в расклады истеблишменту, а обществу - от них по определению никакой.

Содержание профессиональных революционеров какой-то частью общества, предназначенного к революции, можно рассматривать как предельно рискованную инвестицию в будущее - более рискованную, чем обзаведение детьми в нынешнем европейском рыночном обществе. Ну, а как там в обществе, поражённом пост-индустриальной рыночностью, с детьми - сами знаете... С профессиональными революционерами будет ещё хуже. Собирать на них деньги - нереально. Здесь вам не Российская Империя начала ХХ века. На полях замечу не совсем серьёзно, что перманентная борьба российского правительства с лишними деньгами (инфляцией и проч.) может иметь своеобразный эсхатологический аспект: если в стране будет много денег, они могут протечь именно на содержание профессиональных революционеров, которые этому правительству вставят болт на восемнадцать.

Другим апробированным историей вариантом можно назвать сбор бабок у зарубежных сущностей, которым здешняя революция понравится. Увы, геноссен. Нынче вам тоже не тогда. Если речь идёт об оплате изменений в обществе, открытом для движения информации извне и вовне, то траты клиента становится возможным проконтролировать в очень подробном соответствии с заданной целью.

Когда в весьма закрытую относительно тогдашних средств коммуникации Российскую Империю вбухивали деньги германская или японская разведки, там речь шла об "устроить шухер", не более того. Как-то что-то ослабить, неважно что, лишь бы спроецировалось на внешнюю мощь РИ. В результате не без помощи кайзеровских денежек в России пришли к власти типы, которые тут же замутили схожую революцию в Германии и поспособствовали проигрышу ею Первой Мировой. Я бы не назвал это удачной сделкой и торжеством делового предвидения. Не говоря уж о том, что случилось примерно четверть века спустя. Если пример с Россией неубедителен, поинтересуйтесь, на какие шиши поднялся Пилсудский, и как он отблагодарил своих благодетелей.

В наши же времена отчётность рулит. Усушка-утруска остаются, и те же правозащитники не сухие корочки обгладывают, но ухнуть серьёзные суммы не на то, что действительно хочешь - дураков в мире не осталось. Сказано - чмырить РФовскую армию, будут чмырить. Под отчёт. Сказано - развернуть болботанье на тему "сползание к тоталитаризму-антисемитизму", будут болботать. Оффтопик не оплачивается.

Стало быть, остаётся путь Кобы. Грабить банки. Хотя именно грабёж банков, кстати сказать, стал с тех пор намного сложнее технически, очень затратен и посему складывается в самодовлеющий бизнес, к обеспечению революции отношения не имеющий. Тем не менее сама идея экспроприации - пожалуй, единственно применимая на сегодня в качестве обеспечения деятельности профессиональных революционеров. Тот самый snatch в переводе Гоблина.

Сейчас пять минут позора, ибо пишу о вещах, в которых не разбираюсь. Скорее всего, современная экспроприация должна быть связана с "обналичкой" денег, крутящихся в так называемой "виртуальной" экономике. Экспроприация должна характеризоваться не перестрелкой с инкассаторами, а аферой а-ля "чеченские авизо", которые и не чеченские вовсе, или аферой на такой афере, когда уворованное идёт не туда, куда изначально предполагалось. Другой способ - провокация кризисных состояний экономических регуляторов типа бирж, фальсифицирование инсайдерской информации и прочее подобное, включая точечные парамилитарные воздействия. Как кто-то в своё время выразился на форуме ИГШ (в шутку, наверное) - "вылить ведро мазута в люк на Уолл-Стрит, там волоконные магистрали идут, да и бросить спичку". Не надо путать такие действия, обусловленные вполне конкретной целью навариться (пардон, получить средства на революционную борьбу), с пакостями ради "самого процесса", характерными для террористов - как я уже писал, терроризм истеблишменту выгоден в том смысле, что освещение терактов форматирует мозги потенциальных революционеров, направляя их деятельность в принципиально безуспешное русло.

Естественно, всё вышеописанное невообразимо труднее сделать, чем сказать. Однако я полагаю большую кучу безответственного кэша необходимым условием реализации общественных изменений как осмысленного проекта, продвигаемого некоторой организационной структурой. Если кэш, даже удачно snatchенный и очень, очень крупный, плотно завязан на какие-то обязательства, внешние по отношению к утилизирующей его структуре или же внутренние - всё, тушите свет; история по-прежнему будет реализовываться методом тыка и обстукивания лбом в темноте всех возможных стенок. Вот как на схожую тему пишет ogurcova,

"Смотрим, а избирательную систему-то для нас сколачивали людишки, шибко приверженные ленинской теории возбуждения масс. Ну, явно испужались они маленьких боевых таких, агрессивных и нацеленных на захват всего, чего смогут схватить, партий.

...Короче, избирательная система требует огромных, затратных партий . Никто из нас такую содержать не может, представлять из себя нечто значительное в такой партии – тоже не будет.

...По сути дела, более всего делов успевали натворить в России партии, не более 5 человек. Но именно на пути таких страшненьких партий ложится брюхом самоотверженный товарыщъ Вешняков. И что-то я думаю… в этом тоже и наши резоны имеются. Мало ли кто и для чего соберется в виде пяти человек?

И то, что сама идея партийного строительства навязывается удавкой, что при этом отсекаются все иные пути, кроме как медленного гниения в огромном партийном болоте единомышленников… заранее внушает отвращение."


Затратная партия - это и есть кэш, ресурс, связанный внутренней ответственностью (а если выданный извне под что-то конкретное, то ещё и внешней) и потому внушающий отвращение. "Такой хоккей нам не нужен"(с).

Следующий вопрос - на что это бабло тратить. Понятно, что прикладных резонов будет много и разных в зависимости от идеологии, обстоятельств, формулируемых целей, личных маний и фобий... Пулемёт купить, например, или журналиста. Однако две тенденции я, пожалуй, укажу как общие.

Тенденция первая - увеличение эффективности коммуникаций. Сюда входит приобретение умных железячек, позволяющих оперативную более-менее скрытую связь (стеганография и проч.), так же, как и изучение действенных методов общения с различными типами аудиторий. Повышение мощности N, да-да.

Тенденция вторая - аутсорсинг воздействий. В не-гражданском обществе революционерам всё приходится делать самим. Держать подпольные типографии, собирать сведения о положении дел на территории, где планируются те или иные действия, отстреливать функционеров во власти и политических оппонентов, подкупать тех, кого не отстреляли. В гражданском же обществе всегда найдутся субподрядчики - организации, которые занимаются тем же профессионально или спектр их функций краем закрывает нужные и может быть соответствующим образом перенастроен. Проплачен, короче. Кто ещё не забыл, о чём я трепался в начале текста, может глянуть строчки о "вторых сложных вопросах", связанных с минимизацией работы по приближению революции. Вот это и есть магистральное направление их решения в рыночном и всём из себя гражданском обществе. Организация профессиональных революционеров вообще не должна заниматься детализацией стратегии, незачем мозги парить. Надо просто сформулировать некое действие по реализации стратегии, а дальше искать тех, кому можно заплатить за него целиком или за его составляющие. Для минимизации времени t на ту же самую работу.

Отсюда модерновая организация профессиональных революционеров - это в экстремуме немногочисленное сообщество нигде не работающих, обложенных навороченной электроникой чуваков, которые наsnatchили много денег и раскидывают заказы во все стороны - от социологических агентств и издательств до киллеров-надомников и выборных органов власти. Причём, естественно, каждый заказ - лишь часть Общей Картины, которую полностью видно только в самой организации. На полях замечу, что, если подумать, аутсорсингу легко подвергается даже идеологическое обеспечение.

Отсюда достаточно очевидны требования к подобного рода организации - они следуют из задач: упорядочивания и обезличивания посредничества; менеджмента связей - иногда может быть более выгодным сводить субподрядчиков напрямую; поддержки публичного фасада - это может быть легальное общественно-политическое движение, а может быть вывеска какой-то террористической группы, неважно; формирования и формулирования требований к контрэлите, вербовки кадров в соответствии с этими требованиями, а также доведения их до нужных кондиций и поддержания в таком состоянии.

Важно понимать, что множества "профессиональных революционеров" и множества "будущей элиты" не совпадают полностью, и не надо на такое совпадение рассчитывать - в 1937-м было наглядно доказано, почему. Отсюда следует требование предупреждения такой ситуации - чем занять профессиональных революционеров после победы революции и как хранить будущую элиту до этой победы, в каком режиме с ней взаимодействовать.

На этом я, наверное, завершу свой непритязательный трактат. Прошу благодарных (а тем более неблагодарных) читателей помнить, что рассматривается революция как смена элит, а не как ротация частей одной и той же элиты; рассматривается революция в аспекте реализации осмысленного и достаточно специализированного проекта, а не в аспекте "верхи не могут, низы не хотят, а тут ещё снег в Африке пошёл, так что давайте бузить с пущанием крови".

Засим, геноссен, честь имею кланяться, ушёл играть в MetalHeart, ибо фалаут не умирает, это он так пахнет...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments