Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:

Р-революционный держим-с шаг. Ещё на ту же тему.

Продолжаю тему организации профессиональных революционеров. А именно тезис об аутсорсинге, то есть о практике передачи мероприятий по приближению революции или составляющих оных мероприятий легальным субподрядчикам. Как это повлияет на компоновку организации таких профессиональных революционеров?

По мере написания меня одолели тягчайшие подозрения, что я опять говорю прозой. Наверняка раньше это где-то было, причём в учебниках. Я-то шёл к идеям, изложенным здесь, от основных понятий проектирования, калькируя их на деятельность революционной организации, тяжело полагающейся на аутсорсинг, однако вещи настолько просты, что стопудово додумались до меня.

Итак, чтобы сэкономить мышление, вспомним участь профессиональных революционеров в России. Маклаудом оказался Коба. Теперь вопрос - почему Маклаудом оказался именно он?

Ответа мы не видим из-за той же самой экономии мышления. Мы привыкли к идее, что революционеры заводятся в стране (от сырости или от иностранных денег) и давай в ней кувыркаться, революцию делать, не изменяясь сами. "Несгибаемые члены партии", ага. Мы принимаем, что процесс революционизирования страны и общества не оказывает обратного действия на революционеров. А он оказывает. Товарищ Сталин после второй ссылки - не тот товарищ Сталин, что до первой. Товарищ Сталин, похоронивший жену - не семинарист, читающий запрещённую литературу. Революционеры меняются. А это биографии удачливых революционеров либо игнорируют, либо расписывают в совершенно неприменимых к действительности тонах.

В результате после успешной революции стране предоставляется выбор между товарищами, попивавшими кофий в эмиграции, мечтая о светлом будущем для всего человечества, и товарищами, славными возвратно-поступательным движением в ссылку и из ссылки. Конечно, лучше победа вторых, потому что они хоть что-то знают о стране, которой управляют. Но признание этого - не повод, чтобы не морщить нос на "хоть что-то". "Хоть что-то" - это намного больше, чем ничего, но намного меньше, чем то, что надо.

Повторяю ещё раз - революционная деятельность изменяет не только общество, в котором она ведётся, но и людей, которые её ведут. Изменяет их в гораздо большей степени, чем простых граждан или подданных. И эти дополнительные изменения в той доктрине, которую исповедуют революционеры, обычно не прописаны. У Маркса нигде не написано, что товарища Сталина должны были держать в тюрьме вместе с уголовниками. Однако именно это содержание, возможно, оказало России неоценимую услугу - товарищ Сталин научился тому, что у Маркса не обозначено. А вот товарищ Троцкий этому не научился, он научился в своей революционной деятельности другому, согласно Марксу.

И вот теперь я выдвигаю свой тезис: революционная деятельность в условиях работающего аутсорсинга воздействий изменяет революционеров в наименьшей возможной степени. Речь идёт об изменениях, характерных именно для революционеров сравнительно с обычными гражданами. То есть революционеры, исповедующие аутсорсинг воздействий, вынуждены быть адекватными нуждам общества.

Отсюда получаем всего лишь игру почти без правил (почти - из-за соблюдения адекватности; тот, кто начинает играть вообще без правил, в конце концов отрезается от возможностей аутсорсинга) в насаждении в обществе своей доктрины.

Более того, если говорить о единой практике соперничающих разных групп революционеров, мы имеем внезаконное и незаконное, но честное и адекватное соревнование - более честное и адекватное, чем "демократические выборы", и намного менее ужасное, чем "гражданская война". Просьба не забывать, что окончанием всего этого желательны революция либо подавление революционных групп охранительными силами общества - третий вариант, заключающийся в политическом коррумпировании общества в результате долгой беспрепятственной борьбы нескольких мощных и примерно равных по возможностям революционных групп, фатален для страны и народа.

Какова, по-моему, наиболее эффективная организация такого рода группы революционеров? Имхо, в рамках предыдущего тезиса, она больше будет похожа на группу, решающую задачи проектирования, а не организации действий (напоминаю, за неё в большинстве случаев работают другие).

В идеале группа, которая несёт на себе только функции социального проектирования в реальном времени (кстати, "социальное проектирование в реальном времени", СПРВ, прекрасный эвфемизм для описания революционной деятельности), будет структурирована следующим образом.

1. Подгруппа синтеза. Её задача - выдача описаний желательных конечных состояний операционного пространства. Например, если надо устроить беспорядки в городе, то на группе синтеза будет лежать задача расписать, как город должен выглядеть в результате этих беспорядков. Повторяю - только описание, возможно более полное, а не уже готовый план типа "захватываем а) телеграф, б) водокачку".

2. Подгруппа сбора информации. Её задача - выдача описаний текущего состояния операционного пространства, возможно более полных и подробных.

3. Подгруппа верификации. Задача - поиск и формулирование отличий в описаниях, поступивших от подгруппы синтеза и подгруппы сбора информации.

4. Тактическая подгруппа. Задача - выработка рекомендаций по ликвидации отличий.

5. Стратегическая подгруппа. Задача - принятие решения о продолжении или прекращении текущей операции (можно сформулировать, скажем, как разрешение на следующую итерацию).

Важное примечание: речь идёт о структурировании, о боевом порядке для одной операции. Операция может являться, в свою очередь, операцией сложной, состоящей из разных аспектов и уровней, или, напротив, рассматриваться как элемент аспекта или уровня ещё более сложной операции (по смене элиты, напоминаю). Далее я рассматриваю операцию как нечто по умолчанию соответствующее возможностям одной группы СПРВ. Если же она слишком сложна, разбиваем её на операции низшего уровня и/или разных аспектов и воспроизводим ту же структуру уже нескольких групп СПРВ на этих операциях. То есть я пытаюсь описать своего рода основную ячейку для революционной организации, использующей аутсорсинг воздействий, в предположении того, что организация эта по каким-либо причинам желает наиболее эффективно его использовать, сохраняя при этом максимальную адекватность обществу, в котором она существует и действует.

В чём смысл приведённой структуры? Не допустить информационного обмена между объявленными подгруппами.

На схеме показано разрешённое движение информации в группе СПРВ. Пунктирами показаны однократные передачи информации, сплошные линии - информация передаётся постоянно или в каждую итерацию (цикл выработки рекомендаций, цикл реакций на окружающую обстановку). Передача информации об исходном положении дел в группу синтеза в принципе не обязательна, это просто задание тезауруса, то есть, если хотите, "распоняток" операции.



Если один и тот же человек участвует в решении задач п.п. 1 и 2 или между подгруппами этих пунктов (подгруппой синтеза и подгруппой сбора информации) ведётся диалог, то появляется вероятность скатиться либо в состояние отождествления желаемого и действительного, либо в состояние отождествления действительного и желаемого ("прожектёрство" и "капитулянтство" соответственно). Те же дела, если человек из подгруппы, решающей одну из этих задач, принимает участие в сравнении описаний - одно из описаний он просто знает лучше, ибо сам его делал. Тут есть, правда, нюанс - люди из подгруппы сбора информации на безрыбье всё же более приемлемы в подгруппе верификации, чем люди из подгруппы синтеза. Однако в любом случае, после того, как человек занимался сравнением описаний, а потом вернулся к работе получения описаний в реальном времени, корректность создаваемых им описаний понижается.

Точно так же недопустим информационный обмен между тактической и стратегической подгруппами, а равно чьё-либо совмещённое членство в них. Функция стратегической подгруппы - команды "старт" и "стоп", отдаваемые в результате оценки информации, поступившей как изнутри операционного пространства, так и извне его. Функция тактической подгруппы - выработка рекомендаций на основании информации только изнутри операционного пространства. Влияние тактической подгруппы на стратегическую провоцирует ситуации "азартного игрока" - задержка команды "стоп", или "пуганой вороны" - спешка с командой "стоп". Влияние стратегической подгруппы на тактическую провоцирует неправильную оценку риска в тактических решениях - ситуации "победа любой ценой" или "боязнь наступления".

Теперь я выдвигаю очередной тезис - о необходимости наличия в группе СПРВ внутреннего языка, а именно языка составления описаний. Скорее всего, это будет конвенционный язык общения, но с тезаурусом, который а) ограничен аспектами текущей операции и б) изменён некими приёмами, обеспечивающими сжатие информации (архивация, жаргон и проч.). Этот язык нужен для а) эффективного использования разрешённых каналов движения информации в группе СПРВ, б) для облегчения задачи группе верификации и, возможно, группе тактических действий.

Желательность достаточно быстрой генерации такого рода внутренних, проблемно-ориентированных языков должна постулироваться идеологией, и правила этой генерации должны быть в идеологию введены вне зависимости от направленности и декларируемых целей самой идеологии.

Прошу ещё раз взглянуть на схему. В условиях идеального аутсорсинга собственно революционеры нужны только в тактической подгруппе, стратегической подгруппе и группе синтеза - по отношению к конкретной операции одноразовой. Всё остальное можно проплатить. Более того! Вовсе не обязательно, чтобы даже эти группы состояли поголовно из революционеров. Группа синтеза может породить нужное описание в результате провокации или вообще сама по себе (это не шутка: рушащиеся небоскрёбы придумали не в горах Афганистана, а в Голливуде). Тактическая группа может быть вполне себе официальной, легитимной группой принятия решений, инфицированной революционерами. Полностью революционной должна быть только стратегическая группа, которой может являться даже один человек: тот, кто даёт отмашку на старт и объявляет финиш.

Если группа несёт не только функции проектирования, но и работает с материальными ресурсами для достижения цели операции, эти ресурсы предлагает к использованию тактическая подгруппа. Использование ресурсов, в свою очередь, требует их учёта уже на уровне тактической подгруппы, к ней привешивается исполнительная подгруппа, отвечающая за информацию о ресурсах и их менеджмент, и т.д. Схема эволюционирует следующим образом.



Как видите, своя исполнительная группа - это альтернатива субподрядчикам, и приведённая схема вполне может быть схемой отработки какой-либо операции политической партией или тергруппой. Однако эта схема тем более порочна, чем большая часть воздействий в рамках операции осуществляется исполнительной группой, и чем меньшая часть осуществляется внешними агентами-субподрядчиками.

Почему? Да потому, что каналы, по которым идёт информация о ресурсах, чаще всего имеют недостаточную пропускную способность (её можно повысить техническими мерами, но тенденция именно такова), следовательно, люди из исполнительной подгруппы под предлогом обеспечения оперативности норовят влезть во все остальные подгруппы, после чего стратегическая подгруппа отмирает, ибо её функции дублируются, а движение информации совершается уже внутри исполнительной подгруппы. Обмена не избежать, энтропия рулит. И добро пожаловать в мир "прожектёрства", "капитулянтства", "пуганых ворон" и "побед любой ценой" - то бишь неадекватных решений. Как они икаются и самой политической силе, и народу, на благо которого данная сила трудится, нам скорее известно, чем нет.

Естественно, за преимущества описанных организаций надо платить какими-то недостатками. Недостатками таких структур будут а) очень высокие требования к надёжности и пропускной способности каналов между подгруппами, б) повышение вероятности сбоя в работе в случае рассогласования внутреннего ритма работы группы с распределением событий по времени на входе - сейчас в ломину вспоминать математику и марковские цепочки, но поверьте на слово... :-)

Вот такая проза, которую наверняка уже придумали до меня умные люди. Причём неоднократно.

P.S. Кстати, тут наблюдаются отдельные попытки гадать, кто я - революционер, сторонник ползучих переворотов или вообще анархист со сталинистским уклоном. ПризнаЮсь. Я журденист-скорроганианин (кто выговорит трижды и быстро, получит конфетку). Журденист - ибо говорю прозой. Скорроганианин - ибо верю в бронагаристику (хотя в этом переводе её почему-то обозвали психосимвологией).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments