Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:

О приемлемом будущем. Немного об экономике.

Продолжения базар-вокзала о приемлемом будущем. В смысле о прошлом. Чтобы было на что опираться. Внимательный читатель уже догадался, моя идея приемлемого будущего состоит в повышении цивилизованности современного общества, желательно эволюционным путём. Теперь экономический аспект. Мои познания в предмете в лучшем случае дилетантские, я просто стараюсь подверстать излагаемое к ранее изложенному.

Смотрю под следующим углом зрения - экономика как совокупность способов и средств для сохранения в превращённом виде затраченной человеком энергии по целенаправленному преобразованию природы для удовлетворения собственных нужд.

Для начала давайте согласимся на том, что без тех, кто пашет, столярничает и варит сталь, экономики не существует. Два генерала, которых прокормил один мужик - это уже не экономика. Мужик - экономика, а генералы в данном случае - нет. Даже если бы мужик кормил экономистов или криэйторов, а не генералов, они бы экономикой от этого не стали.

Далее. Собственно Робинзон на необитаемом острове может себя обеспечить за счёт снижения уровня личной цивилизованности (цивилизованность - напоминаю - есть способность сообщества к совершению сложных, разнообразных и упорядоченных действий; в проекции на личность это есть способность быть членом такого сообщества). В первом приближении верно, что чем многочисленнее человеческое сообщество, тем выше его цивилизационный потенциал.

Возвращаемся к мужику. Понятно, что временные интервалы, которые человек тратит на работу и на социальное взаимодействие - ограничены и обратно пропорциональны друг другу. Если человек целый день вкалывает, словом ни с кем не перекидываясь, он дичает так же эффективно, как Селькирк, послуживший прототипом Робинзона. О том, как будет выглядеть социальное сообщество из таких работников, предпочту не распространяться. В свою очередь, сообщество сколь угодно социально приемлемых тунеядцев по справедливости должно подохнуть с голоду. То бишь, нужна пропорция в распределении времени "рабочее-социальное" с учётом эффективности доступных "рабочих" и "социальных" технологий с целью обеспечения компромисса по критериям цивилизованности и товарной обеспеченности общежития.

В условиях примата личной выгоды (а это всегда ведёт к тому, что людей в общем заставляют работать больше) она достигается через высвобождение рабочего времени под социальные взаимодействия за счёт специализации - во-первых, никто полностью себя не обслуживает, все выменивают нужные излишки (это и есть сохранение затраченной энергии в превращённом виде - необмененный излишек есть энергия, затраченная впустую); во-вторых, сам факт специализации удешевляет социальное взаимодействие и приближает его к работе (утрирую - "есть о чём поговорить" на рабочие темы).

Из "во-вторых" имеем важнейшее следствие: есть профессии, которые удачно интегрируют в себя необходимую для поддержания общественной и личной цивилизованности "дозу" социального взаимодействия, а есть такие профессии (необходимые, заметьте!), обладатели которых должны эту "дозу" получать вне работы. В терминах предыдущего текста: есть те, кого дрессирует само дело, которым они занимаются, а есть те, кого надо додрессировывать в рамках сохранения и повышения уровня цивилизованности.

Не то, чтобы я окрысился на Маркса, но, имхо, описываемый им конфликт между пролетариями и собственниками есть частный и экстремальный случай конфликта между вышеописанными двумя категориями. Важно понимать, что пропасть между ними даже не в имущественном положении, а в том, что проблемы недостатка "дозы" социального взаимодействия у одних просто нет, и они эту проблему на себе в общем случае не понимают, а тем, у кого эта проблема есть, именно она сама не позволяет сформулировать себя так, чтобы поняли. Говорящий не понимает, как быть немым, а немой не может этого объяснить, так как не может разговаривать. Проще дать в морду тому, кто носит пенсне - и неважно, собственник это или интеллигент паршивый.

Отсюда совсем не кажется странной попытка интеграции работы и социальной сферы в СССР в виде рабочих коллективов со своими футбольными командами и выездами по грибы, если рассматривать эту попытку как "инъекцию" недостающей социальности.

Опять-таки можете перечитать мои предыдущие рассуждизмы о способах дрессировки и примате наказания над обучением - обучение именно что занимает много больше времени, чем наказание, и как совокупность "социальных" технологий оно более затратно.

Продолжу о сохранении энергии. В общем сохранение затраченной энергии характеризуется такими вещами, как затраты на первоначальное сохранение, затем величина градиента этой энергии в социально-экономическом пространстве, взятая в зависимости от времени (инфляция, сбережения, личная репутация и проч.). Само сохранение обеспечивается только и исключительно действующим общественным договором. Осуществляться оно может двумя путями: через цепочку социальных взаимодействий или через деньги (единую меру стоимости). Например, традиционная обязанность кормить престарелых родителей есть реализация энергии, вложенной в воспитание детей и сохранённой через социальные взаимодействия. Примеры по деньгам приводить, полагаю, не надо.

Разберу эти пути чуть подробнее.

Сохранение энергии через цепочку социальных взаимодействий в конечном счёте опирается на память - как отдельных личностей, так и их сообществ. Например, традицию или некие моральные устои я в данном случае рассматриваю как функции памяти сообщества. Напомню, что память есть мера способности хранить информацию годной к использованию. Ага, в плане футуристических прожектов опять выползают компьютеры, которые умеют это делать очень хорошо.

Деньги как сохранённая энергия хороши тем, что безличны, - "не пахнут", ага - и этап работы с информацией при привлечении ресурсов очень сильно упрощается за счёт отказа от обращения к памяти, личной или коллективной. Что даёт возможность оперативной аккумуляции ресурсов для достижения некоторой цели, - это плюс (в до-компьютерную и до-сетевую эпоху) - и предоставляет почву для огромного числа разновидностей преступной и аморальной деятельности - это минус.

Важным вопросом являются стратегия и тактика реализации этой самой энергии - то, что мы называем словом "потребление", удовлетворение потребностей. Социальное кондиционирование может быть признано адекватным только в случае, если в результате него действует примат потребностей, завязанных на воспроизводство человеческого материала такого же или лучшего качества и такого же или большего количества. Это - требования-минимум, требования выживания. Далее - для общества важно, чтобы реализация сохранённой энергии не вела к понижению его, общества, цивилизованности. Это тоже требования к дрессировке, к социальному кондиционированию. Все вместе они составляют сумму условий, по которым можно определить "адекватную" и "неадекватную" реализацию энергии той или иной личностью. Из этого следуют как право личности на помощь в определении адекватности того или иного акта реализации (например, траты на крупную покупку), так и обязанность быть предупреждённым о неадекватности такой траты. Из этого также следуют правила трансляции потребностей одной группой населения на другую, одним сообществом на другое (например, реклама или политическая пропаганда).

О собственности на средства производства. До тех пор, пока к ней прилагаются обязанность социального кондиционирования работников на этих самых средствах и ответственность за адекватность этого кондиционирования, форма собственности не важна. Из этого, кстати, следует требование повышения связности как между всеми владельцами той или иной производственной единицы (акционерами, скажем), так и между работниками.

Суммирую. При (ре)организации экономики под задачу повышения уровня цивилизованности общества желательно придерживаться следующих принципов.

Любое производственное предприятие вне зависимости от формы собственности обязано обеспечивать своему коллективу адекватное социальное кондиционирование.

Постепенное, десятилетиями, ограничение роли денег - особенно наличных - в пользу отлаженных социальных взаимодействий в сообществах (некая иллюстрация, очень грубая и низкотехнологичная - рассказы "И не осталось никого..." Эрика Фрэнка Рассела и "Последние из могикан" Пола Андерсона). Важно: всё же ограничение, а не отказ. И происходить оно должно, хех, диалектически - именно через увеличение удобства пользования деньгами (концепция "электронных кошельков"), так чтобы сообществам стало проще работать со своими квазивалютами и взаимозачётами.

Уровень вещного потребления, транслируемый на всё общество централизованными медиа, должен быть низок до пределов приличия. Более высокие уровни потребления могут транслироваться только сообществами внутри общества для себя и - по определённым правилам - для других сообществ.

Принципы - опять-таки предельно общие и могут быть реализованы в самых разных экономических порядках - от рабовладения до всяческих постиндустриализмов. Однако их реализация невозможна без перестройки системы распространения информации в обществе. Телевидение в современном виде маст дай. Об этом в следующем тексте.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments