Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Майданация.

В рамках осмысления комментов к тексту об "оранжевой революции" "пришла в голову, как ни странно, мысль"(с).

Общность, жизнедеятельничавшая на майдане - что она такое? Толпа? Нет. Команда, армия, гильдия, шайка? Нет. Так что это?

Имею предложить следующую цепочку рассуждений.

Исходя из понимания "майдана" как продукта некоторой технологии, определим, что помянутая человеческая масса есть социальный конструкт, созданный со строго заданными целями.

Технологический подход пополам с политической необходимостью диктуют нам уникальное граничное условие существования этого конструкта: он может быть легко и быстро уничтожен своими бенефициариями без значимых последствий этого уничтожения для общества, в котором с его помощью поменялась власть. Дабы не застил, и вообще, нешто мы глупее доктора Франкенштейна? Recycle.

Рискну предположить, что человечество за свою историю перепробовало или определило все возможные виды социальной организации, и какое-то новое слово здесь возможно только в качестве последствий научного и технического прогресса. "Майдан" как технология качественно от технического прогресса не зависит, ибо схожие паттерны (спонтанные или наведённые) характерны и для Парижа-1968, и для "бархатных революций" конца 1980-х, и для Москвы-1991, и для всей этой разноцветной ерунды в отложившихся провинциях Империи начала XXI века. Уровень технологий, причём тех, которые провозглашались для этих выступлений критичными, весьма различался на этом временном отрезке.

Посему считаю, что "майданомасса" имела аналог в истории человечества, и ищу его.

Какие человеческие сообщества легко и быстро уничтожались собственными создателями - точнее, бенефициариями - без значимых последствий этого уничтожения для окружающих? Я начал перебирать и с известным удивлением подумал, что человечество - раса весьма настырная и работающая добротно: если некая организованная общность была способна на масштабное действие, убивать её, даже одряхлевшую, потом приходилось в три кола, щепки летели далеко, да и зевакам наотлёт попадало по самое не балуйся.

Устав перебирать гильдии, рыцарские ордена и прочих альбигойцев, догадался отмасштабировать процесс. И получил ответ - народ. Именно народы получалось использовать, сдавать и гнобить так, что сдавшие и гнобившие расцветали во всё рыло, а окружающие мало что замечали, а то и наваривались с этого.

То есть на майдане был создан социальный конструкт типа "народ" (да-да, когда говорили, что на площади окаянствовал возмущённый "народ", имхо, это была чистая правда). "Народ-штрих", скажем так. А с учётом того, что он был создан для достижения политических целей, этот конструкт можно назвать "нацией-штрих".

Естественно, различия в масштабах нации-штрих с конвенционной, исторически сложившейся нацией велики и несомненны. Однако не будем забывать, что конвенционные нации являются продуктом продолжительной самоорганизации крупных человеческих сообществ, причём самоорганизации, проходившей при различном техническом уровне средств, для этой самоорганизации использовавшихся.

Опять, в энцатый раз поминаю определение нации, данное тов. Сталиным - ибо оно технологично, без метафизики. Исторически сложившаяся общность в четырёх аспектах: территория, язык, экономика, культура.

К этой общности несомненно принадлежит человек, который переживает эту свою принадлежность; внутренний мир которого эта принадлежность определённым образом формирует.

Следовательно, если такое переживание форсировать, - если навести те или иные изменения во внутреннем мире человека именно под флагом принадлежности к некоторой общности в территориальном, языковом, экономическом и культурном аспекте - мы получим представителя нации-штрих. А если подвергнуть той же процедуре ещё 10, 100, 1000 человек, мы получим нацию-штрих соответствующей численности. Да здравствует уже помянутый доктор Франкенштейн.

Эта нация-штрих в принципе может быть сконструированной от начала и до конца - правда, с названием могут возникнуть сложности, его вообще могут прицепить оппоненты, порадовав мир словом "майдауны". Конечно, много проще и дешевле использовать приём "свидомости" - то есть "мы те же, но другие, потому что лучше".

Языковая общность объяснимо форсируется на семантическом, а не фонетическом или лексическом уровне - то есть через манеру говорения, постоянное употребление одних и тех же речевых оборотов (не только лозунгов) и проч..

Территориальная общность форсируется через "сакрализацию" и удержание территории "майдана", а впоследствии расширения её и установления суверенитета нации-штрих над теми или иными нужными проектировщикам локациями - все эти блокирования подъездов и захваты кабинетов.

Экономическая общность форсируется очевидно, через общее квазихалявное потребление (еды, музыки, биотуалетов) - неважно, обеспечивается оно подачками вражеских шпионов или искренними пожертвованиями страждущего под игом тирании населения.

Форсирование культурной общности сводится к идеологической обработке, навязыванию стереотипных оценок и реакций или даже внешних признаков схожести - те же оранжевые ленточки.

Естественно, что как только с площади убирают динамики и плазменные панели, как только перестают приносить халявную еду, как только массовикам-затейникам перестают платить - эта нация-штрих, майданация, умирает, её "период полураспада" очень мал сравнительно с нормальной исторической нацией. Конечно, последействие есть, хотя бы в силу чисто статистических причин - кому-то из лохов оранжевая ерунда может запасть в голову, или угроза повторения "майдана" используется как пугалочка для политических оппонентов.

Нормальная нация складывается исторически, через множество рациональных поступков, совершённых людьми; при том, что понятия о рациональности у этих людей могут предельно различаются. Один считает разумным убить и ограбить слепого, другой отказывается от боевого преимущества во имя "честного боя". Утверждаю, что нация тем устойчивей и тем дольше распадается, чем многочисленнее и разнообразнее поступки, создавшие и развивавшие её.

Майданация же складывается через унификацию и зауживание понятия рациональности; поступки, формирующие её, однообразны. Это понятно, ведь у бенефициариев нет в запасе нескольких сотен лет, дабы получить нужный продукт "естественным" путём. Однако "естественность" тут как раз не приветствуется: сделавшая своё дело майданация исчезает как утренний туман, и можно продолжать пилить бабло, не опасаясь юношей бледных со взором горящим.

Казалось бы, все довольны. Но если принять, что моё описание более-менее соответствует истинному положению дел, и мы имеем дело с короткоживущим социальным конструктом, имитирующим нацию, то возникает вопрос: какие ресурсы этот конструкт употребил на себя безвозвратно, помимо денежных и организационных?

По моему мнению, так или иначе "омайданенные" граждане теперь в меньшей степени подходят для строительства нации (украинской, например). Форсированное и распавшееся квазинациональное единство с их участием использовало впустую их способность к отклику на методы строительства нации. Теперь этот отклик "омайданенных" на конвенционные, обычные - то есть медленные и ненавязчивые, но фундаментальные - процессы строительства и оформления национального единства будет меньшим и худшим, нежели у граждан "неомайданенных". Упрощённая аналогия: если человека оглушило очень громкой музыкой, тихую музыку после этого он слушать никогда не сможет, ибо слух его притупился.

Следовательно, "майдан" был объективно вреден украинской нации, раз некую часть ресурса национального строительства пустили в распыл через неконвенционные методы разборки между двумя кланами, каковая разборка в моём понимании является вопросом низшего уровня относительно развития украинской нации.

Впрочем, зарубежных радетелей "продвижения демократии" это вряд ли волнует. Сдалась им украинская нация, как же.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments