Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Партократия как светлое будущее. Прожект. Часть 2. Нейромант для Вешнякова.

"Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подъезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор?"


Действительно, у Маркса такого, похоже, нигде не написано. А надо бы.

Предыдущий текст из современной, общеизвестной и многовдалбливаемой политической системы координат воспринимается в лучшем случае как безобидный бред (особенно по сравнению с нижеследующим). Кстати, его крайне желательно прочесть, чтобы правильно понять то, о чём речь пойдёт ниже, т.к. все изложенные ниже предложения излагаются именно в рамках сформулированного ранее.

Для разгона укажу на известный парадокс - когда любимый фюрер вопит о "воле к власти", о том, что "с массой надо обращаться как с женщиной", это просвещённый пипл категорически "осуждам". Однако тот же самый пипл "одобрям" "демократию", которая по ухваткам своим если и отличается от того, о чём вопил фюрер, так только тем, что обходится без столь откровенных воплей. Основополагающий принцип - для того, чтобы бороться за власть, нужна только воля к власти - остаётся в неприкосновенности. А гитлеробоязнь "демократии", имхо, есть боязнь собственного эффективного функционирования.

Именно поэтому такая политическая система готова лечь под кого угодно, под какую угодно группу населения, которая будет снижать её, системы, эффективность, использовать систему в своих интересах, а не в интересах всего общества - такой группой населения могут быть богачи, могут быть люди старшего возраста, могут быть диаспоры, могут быть иные "меньшинства". Кто угодно, лишь бы не Гитлер, который играл в современную ему демократию лучше всех и выиграл, а потом замутил действительно "общенациональный проект". То, что и как у него получилось, есть "второй сложный вопрос" - и в любом случае невозможно убедительно доказать, что новый Гитлер закончит так же хреново. Это порождает известные комплексы у сторонников "демократии" - так буржуа, тайком шляющийся к любовнице и вожделеющий служанку, будет насмерть стоять против легализации многожёнства. Ибо за что тогда он, бедолага, страдал и прятался?

Итак, я исхожу из предположения, что воля к власти сама по себе не должна служить единственным основанием для борьбы за власть. Ни по-"демократически", ни по-"тоталитарному". В противном случае игры по правилам не будет никогда, а политическая жизнь вместо существования в истории сведётся к постоянному "вычёрпыванию воды из тонущей лодки", то есть всё более авральным поддержанием системы в рабочем состоянии, усложнённом растратой проектных и организационных ресурсов на мелкое шулерство с населением и на отлов потенциальных Гитлеров. Одной из ипостасей такого отлова, например, является борьба с "русским фашизмом", когда потенциально наиболее эффективная в декларированных условиях "демократии" идея чморится именно из-за её эффективности и во имя той самой "демократии".

То бишь весь исторический выбор быдла сводится к тому, кто рулит быдлом - воры или тираны. Простите, и те, и другие поднадоели. "А можно как-нибудь так?"(с)

В предыдущем тексте я предложил метод обеспечения такого положения дел, когда одной воли к власти будет недостаточно для борьбы за власть. Метод не нов - разделение властей. Власть исполнительная, законодательная, судебная и власть, скажем так, партийная. Программная. Идеологическая.

Каков наиглавнейший баг такого предложения? Ага, ограниченная "усвояемость" Текстов населением. В комментах к предыдущему тексту было резонно указано: чем проще Текст (некая политическая программа), тем он успешнее оседает в мозгах избирателей - или что там у них. А с учётом неизбежных обещаний хорошего простые Тексты с этими обещаниями получаются... сами знаете, какие они получаются.

Это правда, но это очень упрощённая правда. Ползучий, так сказать, эмпириокритицизм, который надобно гневно заклеймить. В высказывании подразумеваются аксиомами следующие условия. Во-первых, всякий политический Текст рассматривается, как набор, как полученная механическим сложением сумма законченных продуктов (программа партии+листовки+лозунги+видеоклипы) для того или иного сегмента политического рынка - причём взаимным влиянием оных сегментов (классов, страт и т. п.) якобы можно пренебречь. Во-вторых, принимается, что характеристики Текста определяются автором волюнтаристски, и мнение адресата Текста учитывается только после ознакомления адресата с Текстом. На самом деле это далеко не аксиомы.

Итак, товарищи. Политический Текст у некоторой партии может быть только один - метатекст, который содержит все возможные на данный момент тексты данной партии и правила их извлечения. Более того, партия в самом широком смысле слова и определяется как сообщество, владеющее этим метатекстом1.

Отсюда следуют довольно интересные выводы. Главный из них - тот, что в обычном "демократическом" "многопартийном" государстве рулит одна партия, фракции которой называют себя отдельными партиями. Ага, Зиновьев именно это в "Западе" написал, исходя, правда, из других предпосылок. Отсюда, например, реальная политическая борьба на том же Западе образуется не из противоборстве между устоявшимися фракциями, а из усилий по инкорпорированию новых "фракций" в правящую партию или отвержению этих фракций ею. Тут можно целый трактат написать с выходом на феномен террористических организаций как "теневых фракций" правящей партии, только нуегопоканафиг.

Метатекст Правящей Партии на Западе неявен. Он сложился. С течением времени, методом проб и ошибок, не без влияния жидомасонских козней и так далее. Метатекст Правящей Партии в СССР попробовали сложить, что, с одной стороны, прогрессивнее, и, главное, позволяет избежать непредвиденного развития событий, а то и управлять таковым2, а с другой - сами знаете.

Иными словами, оба этих пути хуже. Задача общего решения не имеет. Надо находить частные решения, - формировать явные метатексты антагонистических партий - и "сшивать" их.

Ну ни фига себе, скажут мне. Ведь предвыборная компания всякой партии - это не скучный текст, это фонтаны прощелыжнического шизофренического нерационализируемого креатива! Клипы, листовки, дебаты, танцы, мороженое! Как можно эту высокую гармонию политтехнологии поверить какой-то алгеброй, как можно лучезарную улыбку кандидата вывести из, ха-ха, предвыборной программы на бамажке без водяных знаков?

Верно, фонтаны. И для того, чтобы получить надёжные частные решения, которыми позднее можно оперировать, эти фонтаны помех надо заткнуть. Как сказано ранее, необходим запрет на использование централизованных средств массовой информации для обработки избирателей. Соответствующий закон сформулировать просто, но как его поддерживать? Ответ: натравить партии друг на друга, поощряя активнейшее стукачество на нарушителей - "а вот Иван Иваныч вчера в телевизор залез и сказал что-то хорошее про свою партию", после чего партию Иван Иваныча отстраняют от участия в выборах - если не удастся спихнуть вину на журналиста и редактора, которых тогда вообще должны посадить лет на пять. Ибо не хрен гнаться за сенсациями.

На возмущённый вопрос "а как же тогда?!" - а вот так. Рулить будут а) тот самый диалог, о необходимости которого шла речь в предыдущем тексте, и б) умение экстрагировать из метатекста ситуационные и актуальные тексты - то есть умение вывести из сочинений Маркса необходимость забиения... забивания досками 2-го подъезда калабуховского дома на Пречистенке. Насколько я понимаю, в сильно интернетизированном обществе такое не выглядит чем-то нереальным. Более того, рискну утверждать, что в обществе, где в каждом "очаге" (см. опять предыдущий текст) есть терминал Сети, порог усваивания избирателями политических текстов можно поднять очень высоко, и простота как залог победы перестанет быть обязательным решением в создании программ.

Желательность простоты политического текста, опускание его содержания ниже плинтуса оправдывается двумя соображениями: во-первых, тем, что дурак-потребитель якобы не хочет тратить на постижение оного текста много времени, а во-вторых тем, что его (текст, а не читателя) надо пропихнуть по весьма специфическим каналам, типа телевидения или уличной растяжки.

Первое соображение - чистой воды передёргивание. Глупый ли, умный ли потребитель тратит своё время на текст, который ему любопытен или интересен3. Я утверждаю, что для любого метатекста партии существует такое преобразование, которое способно сгенерить любопытный и/или интересный текст для любого отдельного потребителя в любой момент времени4. Если это преобразование не найдено, это вина партии, а не потребителя.

Второе соображение вполне солидно. Нынешние основные каналы передачи политических сообщений характеризуются тем, что могут передать сообщение относительно малого объёма на относительно большую аудиторию. Большая аудитория - не обязательно сборище идиотов, просто в общем случае они думают о разном - то есть, чтобы сообщение осело хотя бы на коре, не говоря уж о подкорке, надо использовать весьма упрощённый "алфавит", понятный для всех в данный момент, а ограничение на объём сообщения убивает возможность создать из этого простого алфавита сложный текст.

Предложения по преодолению этого "барьера простоты".

1. Интернетизация общества вплоть до обеспечения терминала Сети в каждом "очаге". Пропускная способность - буквы и фото, больше не надо. Плюс, есссно, решение проблем с идентификацией. Цифровые подписи и прочее.

2. Запрет на упоминание политических партий в централизованных СМИ иначе как в связи с их патронажем над конкретным политическим деятелем (см. предыдущий текст) или публичной акцией (см. текст следующий - публичные акции тоже подлежат форматированию).

3. Выработка граничных условий по формату политических сообщений в стиле "за один календарный месяц партия А имеет права направить юзеру Б не более, чем 3 Мб информации не более, чем в 20 сообщениях, причём юзер Б должен согласно установленной формы подтвердить своё согласие на получение данной информации. Оплата траффика производится за счёт партии" и тому подобное.

Три вышеперечисленных пункта как раз и сводят помехи, создаваемые "креативом", к приемлемому уровню, плюс освобождают избирателя от промывки мозгов - как запретом на самые эффективные средства этой промывки, так и стимулом для партии к тщательной выверке, упаковке и обеспечению нужной адресности и избирательности своего сообщения заранее ограниченного объёма. Спам здесь - проигрышная стратегия, если выполняется пункт 4. Он довольно экзотичен, так что держитесь за кресла.

4. Системой обеспечения генерации текстов и главным средством для их экстрагирования из метатекста той или иной партии, должен быть партийный ИскИн - единый или сетевой, без разницы. Тот же самый ИскИн, работающий на основании всей открытой информации о том или ином избирателе, с помощью адаптивных алгоритмов распознания и генерации текстов должен обеспечивать избирательность обратной связи партии с населением.

Ставим открытый партийный сервер, на который актуальные и потенциальные избиратели с терминалов в данной местности пишут письма. Обо всём. Об учении Маркса, о заколоченной двери в калабуховском доме и о том, что между. Машинным образом типизируем претензии - это очень сложная задача, требующая огромных вычислительных мощностей, а равно и сложных алгоритмов по распознанию текста. Однако решаемо с приемлемой точностью. Представляем типизированные претензии местному партийному боссу или его шестёрке. Тот авторизует или пересылает наверх для авторизации изменения в программе партии, касающиеся претензий разной степени сиюминутности. Скажем, типизированные претензии к учению Маркса направляются в ЦК на предмет коррекции программы перед следующими выборами, а о заколоченной двери ставится вопрос на следующем заседании местного органа представительной власти от соответствующей партийной фракции. Копии сохраняются в базе данных ИскИна вместе с решениями, принятыми по претензиями, а равно с обоснованием этих решений согласно партийной идеологии. Эта информация по прецедентам накапливается в масштабах страны и является открытой.

Затем следует сгенерированный ИскИном и завизированный партбоссом ответ избирателю. Так как партбосс всё же человек, и его рабочий ресурс ограничен, естественно, что его внимание будут привлекать самые "раскрученные" избирателями траблы. Однако, чем "умнее" ИскИн, чем больше "база прецедентов", тем более мелкие траблы он способен обработать, тем большая адресность может быть достигнута в рамках тандема "человек-компьютер" на данном уровне партийной иерархии.

В рамках предвыборной кампании напротив, ИскИн генерит визируемый партбоссом текст для конкретного избирателя именно на основе высказанных этим избирателем ранее претензий и пожеланий, при генерации не выходя за рамки текущей программы партии, открытой для всех. То есть избирателю предлагаются для голосования а) текст программы партии для данного уровня выборов плюс б) список разъяснений и обещаний, касающийся только этого избирателя. С той степенью адресности, которую обеспечивает открытая информация об этом избирателе.

Отсюда следует пятый пункт, который ещё более экзотичен. Кресло отпускать не надо.

5. Создание государственных ИскИнов, чьими функциями должны стать

5.1. Сравнительный анализ текущей программы партии А и личного списка обещаний этой партии избирателю на предмет логических противоречий. Производится по запросу самого избирателя или конкурирующей партии Б.

5.2. Сравнительный анализ текстов программ партии А и партии Б на выборах некоторого уровня N, а также списков разъяснений и обещаний, сгенерированных ИскИнами А и Б для одного и того же избирателя Q.

Если тексты программ А-N и Б-N совпадают в степени, большей некоторого порога, то осуществляется принудительная - по суду - корректировка текстов или конвергенция партийных структур А и Б для данного уровня N. Если списки разъяснений и обещаний A-N-Q и Б-N-Q совпадают в степени, большей некоторого порога, то обе партии получают право на долю голоса этого избирателя, пропорциональную степени совпадения списков.

5.3. Сравнительный анализ текстов программ и списков разъяснений и обещаний для разных уровней N1 и N2 для партии А.

В случае, если степень соответствия этих программ и списков (A-N1 и A-N2, A-N1-Q и A-N2-Q) ниже определённого уровня, так, что можно констатировать применение разных идеологических операторов, осуществляется принудительная - по суду - корректировка текстов или дивергенция партийных структур A, т.е. вывод нижней структуры из подчинения верхней.

В результате применения этих правил мы получим в стране только реально разные и актуально важные партии, конкуренция которых во многом будет основана на умении оперативно реагировать на нужды избирателей. Конечно, совершенства тут достичь нельзя в принципе, т.к. точный машинный анализ текста - хоть политического, хоть какого - невозможен. Каждое слово имеет не строго определённое значение, а некоторый их спектр, посему точность анализа всегда будет ограничена. Однако наличие растущей "базы прецедентов" - раз, и применение этой системы на большом числе избирателей - два, вполне могут обеспечить аналитичность, избирательность и надёжность системы управления, несравнимую ни с чем ранее существовавшим в истории для сопоставимой численности управляемых и сложности их совместной деятельности.

Так что каждому Жирику - по Уинтермьюту, а любому Вешнякову - по Нейроманту.

В следующем тексте прожекта я попробую поднять вопросы публичной деятельности партии оффлайн при такой системе управления, а равно возможных построений структуры партии.



1. Кстати, тут такая загогулина, понимаишь, получается... Попытался ограничить определение. Это можно сделать через ограничение содержания метатекста... насколько я понимаю, метатекст партии есть результат применения некоторого оператора - идеологии - к метатексту политики вообще, если под метатекстом политики понимать описание всех возможных человеческих взаимных отношений, без учёта географической и исторической связности. То есть в метатексте политики партия, скажем, младотурков сосуществует на равных правах, например, с Ливонским орденом или риэлтерским сообществом Российской Федерации.Назад.

2. То, как цивилизованный западный мир пролетел с "концом истории" - это в исторической перспективе таки нечто. На такую мулю "революционный матрос Железняк" не повёлся бы, а цивилизованная элита, не говоря уж о цивилизованных массах, вполне серьёзно куковала на эту тему. Привет рейсу №93.Назад.

3. Под "любопытным и/или интересным" понимается следующее и только следующее - текст должен привлекать внимание потребителя и/или содержать сведения, полезные для выработки потребителем стратегии своего существования в обществе. Назад.

4. Ограничения реальной жизни тут проявляются из-за "любого момента времени". Во-первых, есть ограничение сверху по количеству времени, которое умученный индустриализмом избиратель, простой или составной, вообще способен уделить тексту. Количество большее, нежели принято считать; если текст, конечно, интересен. Во-вторых, надо решать задачу сохранения актуальности, то есть время генерации и доставки текста потребителю не должно превышать времени решения проблемы, которой посвящён текст.Назад.


Tags: политика, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments