Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Ксенофобия третьего рода. Попытка рассуждения.

Ниже я попробую классифицировать ксенофобию по причинам её возникновения. Возможно, это будет не совсем в рамках общепринятого понимания, ну да хрен с ним.

1. Ксенофобия, возникающая как реакция на чуждый фенотип.

Если понимать национальное как совокупность реакций, стереотипов и оценок, то понятно, что его социальная ценность состоит в предсказуемости поведения тех, кто вокруг тебя. Предсказуемости, не форсируемой законом. Из этого следует: если человек национальности А не знает ту самую совокупность реакций, оценок и стереотипов для национальности Б (очевидного чужака), то он вынужден выстраивать социальное взаимодействие с представителем национальности Б, исходя из писаного закона. Если представитель Б и этот самый писаный закон нарушает, то представитель национальности А не знает, почему именно, и предполагает худшее - что представитель национальности Б отныне вообще ни во что не ставит все человеческие установления, и с ним надо разбираться по полной программе. Это нормальный защитный механизм, основанный на экономии мышления.

Результат: если Иван Иванов кого-то ограбил в московском подъезде, то это недосмотр семьи и школы, трудное детство, преступные наклонности, тыры-пыры... А если то же самое сделал Гиви Кактамегошвили, то это он сделал непременно в рамках геноцида русской нации и по причине своего плохо замаскированного обезьянства. Понаехали тут. Это был сарказм.

Да-да, требования по соблюдению устава к чужим всегда выше, чем к своим, ибо мы не понимаем причин, по которым чужой этот устав нарушает, и не можем позволить себе быть беспечными, недооценивая эти причины. Впрочем, если кто-то полагает, что у нас нет права эти причины переоценивать, замечу: нацмены от недооценки себя нас отучили качественно, срываясь с цепи в Сумгаите, Чечне и т. п.. Опыт - отец мудрости и уж во всяком случае отец осторожности.

Можно ли победить эту ксенофобию? В общем, да. В перспективе. Для этого надо обеспечить понимание чужих особенностей. То есть буквально в школе должен читаться курс антропологии - а для дураков так и этологии - с соответствующими главками по алфавиту: азербайджанцы, армяне и так далее. Уточняю: не сопли в сахаре на тему "давайте жить дружно" и "все люди хорошие", а просто соответствующее действительности перечисление особенностей с разъяснением причин этих особенностей. Чтобы знать, чего ждать от среднестатистического представителя некоторой национальности у нас в стране, и почему. В долговременной перспективе именно такие меры способны понизить уровень ксенофобии первого рода. Хотя они повинны быть заклеймёнными как ацкий фашизм, ибо ни один народ научного подхода к себе не терпит...

Естественно, такое возможно только тогда, когда будет признано, что и русские являются народом, а не государствообразующей субстанцией, подлежащей применению себе на пользу кем ни попадя. В противном случае всё вырождается в "уроки дружбы" на тему "подвинься, Иван, ты и так зажрался".

Понятно, что предлагаемые меры к нынешней "борьбе с ксенофобией" не имеют никакого отношения. Мониторинг отстрела таджикских девочек, освоение грантов и государственных ассигнований, доносы мировому сообществу, публичное устыжение нетолерантных русских свиней, подсчёт их по(брито)головья, призывы к терпимости и покаяниям - всё это никакого влияния на уровень ксенофобии не оказывает, никогда не окажет и предназначено сугубо для того, чтобы чмырить русских и получать за это деньги. Или не русских, в зависимости от страны, где такое практикуется.

2. Ксенофобия второго рода лучше всего формулируется бессмертным "москали съели наше сало". Она получается в результате борьбы союза, состоящего из местной бюрократии и творческой интеллигенции, за ограничение соревновательности в управленческой и творческой сферах. Законы о языке в новых независимых государствах - из этой самой оперы. Ксенофобия второго рода устанавливается "сверху", не является самодовлеющей и характеризуется управляемостью и известной утончённостью. Она - средство, а не цель. Если приходится с ней бороться, то достаточно периодических массовых расстрелов местных управленцев и интеллигентов или процессов, эти расстрелы на данном историческом этапе замещающих.

3. Теперь, имхо, самое интересное. Ксенофобия первого или второго рода, по идее, в постоянном присутствии чужаков для своего возникновения не нуждается. Человек может быть вполне нормальным членом общества, потом впервые в жизни в зрелом возрасте увидеть негра и погрузиться в бездну расизма. Точно так же для антимоскальских настроений актуальный москаль в пределах видимости есть скорее помеха: тогда ему труднее приписать тайное салопожирание и имперское газозажимание.

Однако в рамках общепринятого дискурса ксенофобию рассматривают именно как следствие общей социальности двух и более этносов.

Социальность можно описать, если больше делать нечего, как список всех социальных взаимодействий в данном обществе. Потом их можно типизировать и вообще делать с ними много чего интересного, но это уже неважно. Важно, что список теоретически можно составить. Точно так же любое социальное взаимодействие можно раздробить на элементарные социальные взаимодействия "индивид-индивид" ("продавец-покупатель", "водитель-пассажир", "начальник-дурак", "избиратель-Путинвтелевизоре" и т.п.). То есть "роль-роль".

Далее. Каждое социальное взаимодействие оставляет в обществе свой информационный след - "круги на воде". След этот может затухать, не распространяясь далее самих участников взаимодействия, может намеренно усиливаться и транслироваться на всё общество, например, через медиа, но он - есть.

Следите за руками. В Москве распределение по профессиям - а в индустриальном урбанизированном обществе социально значимая роль в первую очередь определяется профессией, родом занятий - совпадает с точностью до нескольких процентов у русских и татар. Скажем, среди русских рабочих 32%, среди татар 35%... Это означает, что информационные следы социальных взаимодействий "русский-татарин" статистически друг друга компенсируют. То есть на некоторое взаимодействие "начальник(русский)-дурак(татарин)" непременно найдётся взаимодействие "начальник(татарин)-дурак(русский)", информационный след которого прямо или опосредованно распространится в обществе в той же степени. То же касается и взаимодействия "русский-татарин" для любых других ролей. Естественно, появляются локальные аномалии, связанные, например, с деятельностью тех же медиа, повышающих вес информационного следа какого-то конкретного взаимодействия ("незваный гость оказался татарином! Читайте в нашем выпуске..."), однако они не накапливаются, а рассасываются под влиянием той же повседневной жизни, не провоцируя каких-то особых линий поведения русских по отношению к татарам и наоборот.

Так что покажите мне скинов, которые ловят и бьют татар или выводят из 0рийских источников, что татары есть раса жыдожывотных, подлежащих истреблению согласно требованиям оккультного расизма. Очень хочется на таких скинов посмотреть.

Следующий шаг в рассуждении очевиден. Смотрим на азербайджанцев. Или таджиков. Или евреев. На любую диаспору, распределение по роду занятий в коей ненормально (нормальным для РФ можно считать распределение по роду занятий среди русских). Неважно, где именно существует излишняя концентрация этих националов - среди разнорабочих или среди кандидатов наук. Важно то, что информационные следы социальных взаимодействий этих националов с русскими статистически друг друга не компенсируют. Например, информационные следы от взаимодействия "азербайджанец(торговец)-русский(покупатель)" много мощнее, чем от "русский(торговец)-азербайджанец(покупатель)". Ибо, насколько я помню стат. данные, около 80% азербайджанской диаспоры в Москве заняты в торговле.

Некомпенсированные информационные следы образуют устойчивые аномалии - ассоциации и стереотипы, которые, учитывая стремление среднего человека к экономии мышления, грубо можно свести к отождествлению некоторой социальной ниши с некоторой диаспорой.

Так вот. К любой социальной нише в обществе всегда есть претензии. Рабочие плохо строят, торговцы дорого продают, учителя никак не учат, киношники снимают скучные фильмы, менеджеров и кондукторов вообще надо перевешать - понятно, в общем. Если происходит отождествление социальной ниши и некоторой диаспоры, претензии к нише всегда в какой-то мере являются претензиями к диаспоре. Но при удовлетворении претензий к социальной нише национальная часть претензий никак не компенсируется. Следовательно, остаётся и накапливается.

Утрированный пример. Если, положим, я нажалуюсь властям на евреев-брадобреев, - мол, плохо бреют - и на съезжей их высекут, после чего евреи-брадобреи станут брить хорошо, я приму это как наказание брадобреев, но не евреев. А если у меня в голове на основании жизненного опыта тикает, что евреи и брадобреи суть одно и то же, то получается, что жаловался я и на евреев, и на брадобреев, а наказали только брадобреев. Еврейская же их сущность наказания избежала.

Естественно, эта точка зрения алогична, здесь работает стереотип, а не рациональное мышление. Кстати, сами брадобреи в силу другой стороны того же самого стереотипа вполне могут считать, что наказали их именно как евреев, а не за плохое бритьё, которое другим бы таки с рук сошло, но не им в очередном Египте...

А теперь умножим это на количество таких случаев и количество людей, которые как-то в них вовлечены. Неважно, сколь малы оказались информационные последствия каждого отдельного случая для каждого отдельного человека. Важно то, что они не рассасываются, не обезвреживаются информационными следами с обратным знаком. Они накапливаются. Через некоторое время, если не вмешивается государство, получаем погромы цирюлен и еврейские боевые дружины с опасными бритвами и отравленным шампунем.

И это ещё для условий, когда а) некорректная деятельность в какой-то социальной нише наказывается, б) не работают информационные усилители типа медиа, в) диаспора не обладает собственным поведением, являясь механической суммой представителей конкретной национальности. А если уж и эти условия не выполняются...

Короче - если в изначально самом разлюбезном, сверхмиролюбивом обществе существует сколько-нибудь заметная диаспора с подчёркнуто иным распределением по профессиям, чем в образующей национальности данного общества, то со временем неизбежно возникновение устойчивой неприязни к данной диаспоре со стороны образующей национальности или, по меньшей мере, той её части, которая с диаспорой соприкасается.

Такая вот ксенофобия третьего рода. Накопительная ксенофобия.

Можно ли её победить? А как же! Самое надёжное средство - форсировать нормальное распределение занятий в каждой диаспоре. Вот и мне смешно, как представлю 32% российских евреев за станками, хотя бы и с ЧПУ. Или тот же процент азербайджанцев за ними же. "Талитаризьм", как выражался Пятнистый.

Второе по надёжности средство - сегрегация, то есть ненормальное распределение по профессиям в основном сохраняется, но все социальные коммуникации предпочитаемых той или иной диаспорой профессиональных сообществ находятся под контролем образующей национальности данного общества. О сложности реализации ухмыляясь, промолчу; отмечу только, чтО из этих требований следует: в сферах, где коммуникации являются приоритетом - медиа, искусство, управление - смогут работать только представители национальностей с нормальным распределением по профессиям. Ага, ксенофобия второго рода как средство против ксенофобии третьего рода.

Средство изощрённое, но ненадёжное - тонкая настройка общества через использование информационных усилителей, когда ими в нужной мере усиливаются те самые, компенсирующие информационные следы. Как соблюсти нужную меру, как обеспечить избирательность воздействия, как не скатиться к тупорылому, однако очень привлекательному с точки зрения той самой экономии мышления, превознесению той или иной диаспоры - я не знаю. "Гусинский украл казённые деньги!" - "Евреи хорошие! Неужели вы хотите Холокоста?" Люблю я такие диалоги.

Средство, используемое сейчас - отолеращивание, которое сводится к постоянному рёву "маааалчать", как только поднимаются вопросы, продиктованные той самой ксенофобией третьего рода. Со стереотипами и ассоциациями таким образом воевать невозможно, проблема только загоняется вглубь, а вот все неприятные последствия, связанные с практикой силового исключения актуальных тем из публичного рассмотрения обществом, остаются. Например, одно из них - тотальное недоверие людей к любым планам власти, выходящим за рамки сиюминутного прикорма избирателей.

Ещё одно средство - подавление у человека способности самостоятельно формировать стереотипы, то есть сведение его к роли совершенного телепузика, чтоб не говорить быдла. Имхо, это преступление против человечности, за которое надо убивать.

Вот, пожалуй, и всё. В заключение замечу, что я чудовищно упростил изложение, не останавливаясь на динамике распространения информации - информационных следов - в обществе. Понятное дело, там будет множество дополнительных эффектов, несводимых к ослаблению или усилению. Да и само понятие "компенсации", применяемое выше, верно только в очень первом приближении. Тем не менее, имхо, дальнейшие приближения сводятся к уточнениям количественным, а не качественным, и сам вывод о неизбежности ксенофобии третьего рода остаётся верен.

Засим честь имею кланяться.

Tags: ксенофобия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →