?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Рассказ "Меры".

Так как ничего святого я вокруг по-прежнему не наблюдаю, нижеследующий - эпический, если можно так выразиться - текст посвящён решительной реакции российского государства на убийство его посольских работников в Ираке. Метка "глум", равно как известные совпадения, ассоциации и стереотипы, остаются совершенно случайными.

Присутствуют ли здесь экстремизм, антисемитизм, расизм, абсурд, откровенное хамство и непочтительность по отношению ко всему на свете... ну вы ж меня знаете. Старался. Да, и ещё упрекают, что в моих текстах позитива не видно. Исправляюсь.

Меры.


Государственные дела на сегодня наконец-то были решены. Усталые телевизионщики разбирали и паковали аппаратуру, государственные деятели, снятые сюда с разных ветвей власти, молча сидели над бумагами. Кто-то уже дремал, уронив голову на распечатки, кто-то просто подпер подбородок ладонью и бессмысленно смотрел на потолочную лепнину. Периодически попискивал сломавшийся ноутбук, всё время вылетая на перезагрузку. Его не выключали - всем было лень.

- Спасибо, уважаемые подчинённые, - сказал президент и поднялся из-за стола. - Я думаю, сегодня мы сделали всё, чтобы россиянам жилось лучше. Я пойду тогда, а вы помещение на сигнализацию поставьте, когда будете уходить?..

Премьер Хайкин кивнул. Он был растроган похвалой Президента. Одинокая слеза скатилась по его щеке и упала в зелёный чай; стакан в серебряном подстаканнике стоял рядом с локтём премьера. Телевизионщики уже вышли. Президент поднял с пола ядерный чемоданчик, перехваченный потёртыми ремнями, и вышел следом за журналистами. Ядра чугунно брякали, перекатываясь в чемодане.

Он уходил в вечер по длинному кремлёвскому коридору и обернулся только единожды. Президенту помстилось, что из-за оставшейся приоткрытой двери ему кто-то смотрит вслед. "Показалось", - решил он и пошёл дальше - сегодня вечером ему надо было обдумать идеологию суверенной демократии и переписать получившиеся тезисы печатными буквами для Бурундаева. Выносить просящие взгляды спикера Кусалова и его "единороссов", которые знали, что идеология нужна, но не знали, какая именно, далее было просто невозможно.

Премьер Хайкин отпрянул от дверной щели и повернулся к собравшимся.

- Всё, ушёл, - сказал он. - Соберитесь, коллеги, соберитесь. Надо решить ещё один вопрос.

Министры финансов и экономики уже откинули в углу тяжёлые портьеры с игральных автоматов и предавались досугу. На длинном столе появились игральные карты, министр внутренних дел с министром здравоохранения засели за нарды, а председатель Совета Федерации вылез наконец-то из тяжёлой собольей шубы, которая с недавних пор являлась униформой сенаторов.

- Не поверите, - сказал он премьеру, обмахиваясь высокой горлатной шапкой. На председателе были только футболка, спортивные трусы и ботинки от "гуччи". - Думал, помру. Я чаю выпью?

Премьер Хайкин грохнул кулаком по столу, отбив кулак и приведя собравшихся ко вниманию. Акустика в помещении была хорошей.

- Так. Ты и ты. Вон тех двух от автоматов оттащили. Живо.

Возражения оттащенных, усиленные электронными гудками "одноруких бандитов", оказались недолгими. Министр обороны Петров попросту впихнул их на кресла, поднеся каждому под нос по филологическому кулаку в штатском и обозвав одного из устращиваемых "остзейской мордой". В другого министр здравоохранения кинул дайсами и запугал обещанием льготной лоботомии.

Когда порядок кое-как установился, премьер начал:

- Разговор будет о десяти миллионах долларов. Так... Что рожи кривите, шлимазлы? О тех самых десяти миллионах, которые начальство пообещало каким-то ближневосточным дикарям, чтобы те сдали других дикарей, причём непонятно, как и кому. Если здесь есть те, кому десять миллионов не деньги, прошу поднять руки.

Каждый из присутствовавших осторожно и незаметно огляделся - со стороны эта картина выглядела душераздирающе. Рук так и не поднялось. Акустика комнаты помогла уловить бормотание "ремонт в квартире не делал", "у жены с кредитами проблема", "отпускные" и что-то ещё. Премьер государственно хмыкнул и погрозил пальцем собравшимся.

- Вот то-то. Итак. Есть десять миллионов. Есть какие-то недоговороспособные, которые перестреляли наших граждан. Надо - чтобы эти мерзавцы были преданы справедливому наказанию. Лучше всего - чтобы деньги из страны не ушли, вывоз капитала и всё такое... Ещё лучше, чтобы и из этой комнаты ушло не так много. Давайте ваши предложения.

- А чё сразу - граждане, граждане? - спросила какая-то второразрядная правительственная сошка. - Надо за рубеж - купили бы путёвку в Турцию, а они полезли непонятно куда. Чё мы за них платить должны из этих денег. Охамели, блин, совсем.

Сошку подвергли молчаливому остракизму, впрочем, кто-то из мэтров всё же пробурчал, что приказы начальства, сколь угодно экзотические, не обсуждаются. В конце концов, начальству виднее, чего те налогоплательщики хочут.

- Я предлагаю обмен, - сказал министр внутренних дел. - Ловим десяток-другой лимоновцев или ещё каких экстремистов, посылаем их в Ирак. Меняем на тех террористов.

Наступила тишина.

- А обменяют? - спросил министр финансов.

- Ну, мы подберём им с высшим техническим... а то они там, кроме фугасов с дистанционным подрывом, ничего делать не умеют. Вот и...

- Шабулдыев, ты с ума сошёл? - осведомился минфин. - Ты глухой стал? Десять. Миллионов. Долларов. Не евро. Не этих... блин, как их... рублей. Не юаней и не песо. А ты хочешь тем, кто эти доллары печатает, в Ирак экстремистов с высшим образованием подбросить? Всё у них там есть, только этих Ивашек из дворца пионеров не хватало.

- Тогда их можно просто перестрелять где-нибудь, - не сдавался эмвэдэ. - Потом ловим таджиков возле трёх вокзалов, гримируем, выдаём за террористов, которых обменяли, и... того, пожизненное заключение. Кто заметит-то?

- Уже лучше, - кивнул премьер. - Ещё не цимес, но уже не нахес. Однако слишком сложно. Могут спросить, с чего это арабы на таджикском заговорили.

- Вроде СПИДа, через наркотики передаётся, - не задумываясь парировал эмвэдэ. После короткой паузы произошли аплодисменты. Премьер покивал:

- Всё равно. Группы захвата, стрельба и иные утомительные телодвижения, подлежащие оплате... Не надо.

- Тогда так, - вступил министр обороны. - Запускаем в телевизор кадры про то, что эта самая "шурА моджахедов" едет к нам в РФ...

- Шура - это он, - сообщил министр экономики. - Певец такой. Только фамилия у него не Моджахедов.

- Ну ладно, значит он пускай приедет. Приедет - и взорвёт у нас что-нибудь ненужное. Дома эти деревянные в Бутово, например. Или лохов, которых на жильё развели, а они протестовать полезли, перестреляет. Или толкинистов. Мы его тут же хватаем и представляем к суду. Расходы относим на пострадавших. Или можно объявить всенародный сбор средств. Не из своей же зарплаты нам это поднимать.

- Не то, не то, - поморщился премьер. - Не верю. Всё вы фальшивых норовите подсунуть. А ну потом люди узнают? Нам от начальства влетит.

В это время засмеялся министр образования и науки, и все посмотрели на него. Минобраз, похоже, увлёкся вебсёрфингом и не обращал внимания на разговор.

- И что вы там увидели, господин Хримтурсенко? - ледяным тоном поинтересовался премьер Хайкин. Министру же образования, похоже, попала в рот смешинка, и спокойно говорить он пока не мог.

- Превед! - наконец вымолвил он, после чего последовала новый взрыв смеха. - Медвед... Ктулху!.. Ха-ха-ха...

- Отберите у убогого ноутбук, - велел премьер, что и было исполнено. - Мы слушаем.

- Ктулху, - сообщил министр. - Пробуждается и говорит "превед". Как медвед. Двое на необитаемом острове, и Ктулху выходит...

- Ага, - согласился премьер. - Значит, Ктулху. Я всё же не бобруйский хедер заканчивал, Хайнлайна читал.

"Лавкрафта", шепнул кто-то, но остался неуслышанным.

- ... но Ктулху у нас нет, - продолжил премьер.

- Можно купить, - вызвался минфин. - Я думаю, если поискать...

- А зачем он нам... - начал было удивляться эмвэдэ, но премьер грохнул по столу другим кулаком, отбив и его. Жалобно зазвенел подстаканник.

- Ктулху, дорогие мои, мог людям мозги свернуть на другом конце планеты, - разъяснил премьер. - И от него кстати таки да, умирали. Так что в хозяйстве пригодилось бы.

- Я! Я! Я знаю! - с министром здравоохранения случилось озарение, и теперь он прыгал на жалобно скрипевшем кресле, не в силах более сдерживаться. - Мы наложим на террористов проклятье! Прямо отсюда!

- Ктулхой, - уточнительно сказал премьер. Министр здравоохранения осёкся было, но решил с начальством не спорить.

- Ага, Ктулхой, - сказал он. - Как на Шарона.

- Когда начнём? - деловито спросил премьер. Министр здравоохранения обмер.

- Когда я говорил "отсюда", я имел в виду из Москвы. Обратимся к профессионалам. Наложим проклятье, разрекламируем как следует... Я думаю, больше двухсот баксов они не возьмут. Остальное... эээ, ну, как и было сказано. Дёшево и сердито.

- Возражения есть? - спросил премьер, обведя орлиным взглядом собравшихся. Возражений не было. - Тогда пишем резолюцию. Кто умеет писать?..

***

...Раввин синагоги на Средней Кольчужной печально посмотрел на зятя. Дюжий зять покраснел под пейсами и отвёл взгляд.

- Мы угрохали огромные деньги на эти пулемёты, - сказал раввин на чистом иврите. - На датчики движения. На минные поля. На... да что я перечисляю? Мы угрохали огромные деньги на то, чтобы вот сюда больше ни одно аманово отродье с ножом не залезло. И что? Я захожу к себе, а тут - вот это!

"Вот это" представляло собой молодого человека с лицом, наполовину выкрашенным в чёрный цвет. Молодой человек был бит и связан, отчего пребывал в легко различимой меланхолии. Изо рта "вот этого" торчало $180 десятками и пятёрками, так что говорить оно не могло.

Раввин повертел в руках письмо на бумаге с правительственным штампом.

- Вот такие жиды отсиживались в Ташкенте, пока мы шли в печи Освенцима, - обозначил он. - Двести вонючих долларов. Кстати, этот припоцок из "Наших" заныкал двадцатку. "Правительство Российской Федерации убедительно просит Вас провести обряд "Пуль За Денура"... за динары?.. а вэйхэр балкон дир ин коп.. для выражения сурового порицания "Совету Шуры Моджахедов"... и тут они, Советы... с тем, чтобы способствовать утверждению идей межнациональной толерантности в Иракской республике. Оплата накладных расходов в размере десяти миллионов непроизносимых денежных единиц прилагается. Очень просим задействовать Ктулху." Снизу зачёркнутое "превед", не иначе как министр образования писал. И это они посылают с нарочным, который не знает слова "мулат".

Нарочный протестующе гукнул сквозь иностранную валюту. Слово он знал.

- Куда девались остальные девять миллионов девятьсот девяносто девять тысяч восемьсот? - риторически спросил раввин. Зять пожал широкими плечами. Раввин скептически поглядел на нарочного.

- Нет, этот всё сожрать не мог. Он бы подавился. У него эта капуста сперва в карманах была... Ладно, будет им проклятье. Согласно накладным расходам.

Раввин уселся за стол и раскрыл поднял крышку лэптопа. Крупным могендовидом сверкнула бриллиантовая инкрустация. Вскоре обои с изображением сухого водопроводного крана затмились окном интернет-браузера.

- Так. Вот этот... этот вот... о, как пишет... "ненавижу вонючую рашку"... повторяется, но сойдёт. Вот этот ещё подойдёт. "Русские твари, вы нам ещё заплатите", ага, ага... да, тип лица подходящий, если не мурзилка. Этот и за пятёрку отработает. "Быдло, хамы, культура ваша..." да, надо бы ещё какого-нибудь совсем уже... с такой носярой, чтобы душманскую сволочь удар хватил от одного репортажа... а, вот он. Та-ак. Изя обеспечит реквизит, талантливый мальчик не хочет бросать театр... в инвизибле он, что ли?.. Придётся звонить. Ага, вот. Изя! У нас тут мероприятие. Надо шесть ортодоксальных раввинов. Нет, лица уже есть, нужны костюмы. Да-да-да... то есть как "нет накладных пейсов"? Накладные, значит, есть, а пейсов нет? Изя, продай ты этот театр, он тебя погубит.... какие ещё волхвы? Славянские? Так, волхвов нам не надо, волхвов... одежда из звериных шкур? И пейсы нашлись?.. Посохи? Ааа... и пейсы, и посохи. Изя, если тебя не погубит театр, тебя погубит новаторство в искусстве. Список адресов я перешлю. И позвони Моне, он сейчас там в телевизоре почти кто-то главный. Да, чтобы был репортаж. Слова я напишу. Всё уже оплачено... Чуть не забыл, у тебя Ктулху нет? Можно маленького. Нет, с Абрамом я вообще не разговариваю. Ладно, пусть Моня сходит в китайский ресторан, возьмёт пару крупных планов чего-нибудь мясного, потом на компьютере подрисуем.

Раввин немного потерзал тачпад и не без сомнения во взоре посмотрел на получившуюся экселевскую таблицу.

- Сто девяносто три доллара. Мордехай, изыми у этого сумму и вызывай милицию с Общественной палатой. До приезда милиции - этому морду отмыть, голову побрить, слова разучить. Что-нибудь страстное про кровавый навет или "я пришёл вас изнасиловать". - И, не обращая внимания на протестующее мычание, раввин твёрдым шагом вышел вон.

(окончание)

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger