Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Национальная республика vs. суверенная демократия. Ч. 1.

Из меня Герцен, как из Суркова декабрист. Тем не менее, если по-честному, то реагировать на высказанное Кремлём надо, а то оборзеют. Серьёзная реакция может быть только одна - сформулировать альтернативу. Чем и занялся на досуге, благо куски мыслей по этому поводу по ЖЖ были во благовремении раскиданы.

Общая идея: "национальная республика" как альтернатива "суверенной демократии". Текст, предупреждаю, не самый простой, но "синергии креативных групп" не будет, отсекать пехоту от танков извращенцев от смыслов не намерен. Кроме того, мне Заратустра не позволяет вытаскивать из рукава всевозможные "свободы" и "справедливости", не объясняя, что это такое. Наконец, обращаясь к прошлому, я предпочитаю разъяснения заклинаниям. Посему объём будет велик. Ниже первый из рассказов о Маугли первая часть рассмотрения - "Республика vs. Демократия". Вторая будет "Нация vs. Суверенитет", ну а третья - пойдут уже собственно идеологии, программы и прочее.

***Теория.***


Демократия имеет практический смысл тогда и только тогда, когда можно точно и полно передать управляемым всю интересующую их информацию об управляющих; и наоборот, управляющий может получить точную и полную информацию о любом из управляемых. Если эти необходимые условия правильности выбора, осуществляемого демократически, выполняются, то можно рассчитывать, что демократия будет работать как способ правильного решения проблем некоторого человеческого сообщества.

Как только информация искажается, фильтруется или умалчивается, независимо от причин, демократия перестаёт быть правильным способом ведения дел, теряя свою практическую значимость и превращаясь в средство достижения групповых или личных выгод за счёт других членов сообщества. При этом иллюзия работоспособности демократии поддерживается выгодополучателями и вдалбливается в головы убытконосителям из вполне понятных корыстных соображений.

Демократия технически и организационно работоспособна на уровне посёлка или городской улицы; максимальное количество членов сообщества, которым можно реально управлять демократическими методами, находится в соответствии с возможностями средств передачи информации, и это максимальное количество даже для нынешнего уровня технического развития (который не только отвечает на запросы общежития, но и задаёт их) очень невелико и измеряется скорее сотнями, чем тысячами граждан.

Как только демократия перестаёт быть практически работоспособной, как только задача правильного решения проблемы и задача свободного волеизъявления управляемых начинают противоречить друг дружке, демократия обзаводится прилагательными, чаще всего возвышенными.

Если отвлечься от них, то на данном историческом этапе как эталон принимаются элитарные демократии, в которых правильный с точки зрения выгодополучателей\элиты выбор обеспечивается глушением невыгодной элите информации и покупкой её источников, с предельной ценой покупки - интеграцией источника в элиту.

Не обсуждая достоинства и недостатки, можно отметить, что такая модель демократии крайне ресурсоёмка - именно в смысле надобного для её работы богатства, экономического благополучия. Необходимо обеспечивать громкость "глушилок", необходимо платить за молчание тем крамольникам, которые оказываются сговорчивы. Поддержание общежития в условиях постоянного отупления "глушилками" населения тоже обходится чем дальше, тем дороже. Однако если ресурс действительно велик, то "всё работает", и в рамках элитарной демократии могут даже соперничать различные политические проекты.

Если нужного количества ресурсов по каким-либо причинам нет, или они не могут быть использованы по назначению, элитарная демократия становится "управляемой", "суверенной", "развивающейся" - все эти определения относятся к элитарным демократиям, обеспечивающим своё функционирование слишком дешёвыми методами.

Теоретически "управляемая", "суверенная" или ещё какая-нибудь экзотическая демократия способна со временем стать обычной элитарной демократией, если оставшихся от поддержания этой демократии ресурсов хватает на экономическое и социальное развитие и приумножение благосостояния. Если же ресурсов на развитие не хватает, то такая демократия на самом деле есть не более чем устойчивое паразитирование элиты на остальном населении. Если же ресурсов не хватает и на поддержание нынешнего положения, то паразитирование элиты продолжается за счёт упрощения и деградации общества.

В рамках идеи элитарной демократии выхода из этой ситуации нет. Возможны фиктивные или серьёзные попытки аккумулировать некие ресурсы не для проедания элитой, но для развития, однако, так как элите ничто не мешает проесть и их, эти ресурсы и будут проедены, чем деградация страны и историческая десубъективация нации будут лишь ускорены.

***Практика.***


Российская Федерация есть продукт неудачной попытки установления высококачественной элитарной демократии. Нельзя рассматривать историю 1980-х - 2000-х годов как сумму отдельных отрезков от потрясения к потрясению. Это единый процесс со своей внутренней логикой.

Вероятно, идеи горбачёвского времени изначально состояли в разбавлении или - радикально - замене элиты, укомплектованной по партийному признаку и недемократическими методами, элитой из "образованных людей". С учётом сравнительно высокого образовательного уровня в СССР идея имела право на существование. Механизмы смены в идеале предполагались демократическими, но они, согласно вышеизложенной теории, не сработали. Съезд и Советы высшего уровня оказались укомплектованы в основном молчаливыми нормалами (обычно проходившими от организаций, а не от территорий), буйными сумасшедшими и разговорчивой мразью (ВС СССР и ВС РФ являлись наглядными пособиями по вопросу). К народовластию получившееся не имело никакого отношения, население относилось к "демократизации" как к аттракциону, не веря даже, что развлечение может стать опасным.

Одновременно с этим были приняты экономические решения, которые в принципе подорвали саму возможность аккумуляции ресурсов на какое-то развитие в советских рамках - речь идёт о кооперативном движении в его торгово-закупочной ипостаси и отмене монополии на внешнюю торговлю. Глядя на изменения в советской Конституции (статус собственности), можно утверждать, что примерно тогда же был запущен новый механизм отбора элиты - элиты как совокупности "преуспевающих" людей, что надёжно примирило и партийных-советских деятелей второго эшелона, располагавших техническими возможностями к обогащению, и людей аполитичных или антисоветских, располагавших бешеных желанием обогатиться.

Механизм оказался слишком мягок. В связи с огромными возможностями по раздербаниванию советского имущества и огромным спектром практически дозволенных способов этого раздербанивания, кандидатов в элиту - не просто в некий класс нуворишей, которые "как все, только богатые", а именно в элиту как "не народ, над народом право имеющий" - получилось слишком много. Результатом стал распад единой позднесоветской элиты, представлявшей собой причудливую смесь партийных и хозяйственных бонз, раскрутившихся более-менее вменяемых антисоветчиков, первых бизнесменов, на элиты "новых независимых государств" с большим - по крайней мере, сначала - суммарным количеством "местов". Национальный вопрос здесь был поводом, а не причиной, а ленинско-сталинские границы, пережившие своё время - очень серьёзным подспорьем.

То, что происходило далее в рамках "новой свободной России", хорошо известно: закрепление механизмов демократии как искажённых и неработающих отражений прямой демократии на всех уровнях, захват собственности как вещественной гарантии элитарного статуса, отсечение стихийных кандидатов в элиту снизу. Отсечение производилось двумя способами: во-первых, низовая политико-экономическая активность была направлена в русло взаимоистребления, когда в криминальных разборках возможные кандидаты в элиту уничтожаются в зародыше, во-вторых, было организовано коррупционное и криминальное давление на сколько-нибудь успешные экономические или политические бизнесы, владельцы которых со временем могли претендовать на место в элите и апеллировать к "народу" для достижения своих целей. Вертикальная мобильность в таком состоянии - исключение, а не правило.

Все "переделы собственности", "бандитские" и "милицейские" "крыши", "олигархи" и "силовики" - это уже малозначащие колебания в рамках устоявшейся элиты.

Таким образом, в РФ установилась дешёвая элитарная демократия. Основные статьи расхода ресурсов у неё следующие.

Расходы элиты на собственное потребление и собственное воспроизводство. Без комментариев.

Расходы на поддержание приличного внешнего вида государства. Цинично обобщая, все претензии "мирового сообщества" к РФ сводятся к "такое надо прятать", "мы раньше этого нарочно не замечали, но теперь-то уж пора бы" и так далее. Обрамляющие их ужимки и прыжки малоинтересны, это шоу.

Расходы на поддержание иллюзии работоспособности политической системы как действительной демократии. Проще говоря, "запудривание мозгов населению". Вся политическая эволюция внутри РФ, начиная с 91-го года, с маргинализацией идеологической оппозиции, созданием голема ЕР (после неудачных опытов с "Выбором России", "Нашим домом" и прочей самовольной или неэффективной братией), отменой выборов на некоторых уровнях, нынешней настройкой выборного законодательства, маниакальной идеей "преемничества" - не более чем работа по уменьшению этой статьи расходов. В самом прямом смысле слова.

Расходы на развитие. Эта статья озвучена в так называемых "национальных проектах", и о её серьёзности и значимости для элиты вы можете судить сами.

***Резюме и прогноз.***


В РФ установлена и действует дешёвая версия элитарной демократии, представляющей собой имитацию прямой демократии в имущественных интересах элиты и порождаемых ими политических интересах элиты же. Нынешнее место РФ в мировой экономической системе и её нынешний\унаследованный политический статус исключают аккумуляцию ресурсов, достаточных как для развития в целях повышения собственной исторической субъектности, так и для сохранения статус-кво.

В рамках "суверенной демократии" как идеологической концепции, призванной оправдать дешевизну российской версии элитарной демократии, можно прогнозировать дальнейшую деградацию российского общества. Переход количества в качество может произойти по четырём главным сценариям, в зависимости от того, какая статья расходов окажется недофинансированной критически.

Сценарий первый: "Голодный бунт". В случае недопотребления элиты - то есть долгого и подчёркнутого несоответствия потребления элиты её ожиданиям - можно прогнозировать бунт элиты против существующих ограничений, который неизбежно выразится в бунте региональных элит против центра с желанием уйти в клиенты к кому-нибудь побогаче. В итоге это означает резкую или ползучую десуверенизацию РФ - с политическим распадом или, например, с такой интеграцией в мировую финансовую систему, при которой субъектность РФ как возможность самостоятельного принятия её элитой каких-либо "исторических решений", становится нулевой.

Субсценарием здесь можно указать появление "сильной личности", способной бунт подавить и навязать некое развитие, опираясь на народ против элиты - вождистский вариант. Однако он уже неаналитичен здесь, его исходы выводят нас за рамки элитарной демократии.

Сценарий второй: "Новое платье короля". В случае, если "мировое сообщество" более не сможет игнорировать "несоблюдение приличий" РФ или не захочет этого делать, вероятна выработка координированной экономической и политической стратегии по подрыву ресурсной базы режима РФ - естественно, себе на пользу. Прелесть сценария в том, что этот подрыв как раз уменьшает шансы РФ на то, чтобы начать помянутые приличия соблюдать - если вы штрафуете человека за появление голым в общественном месте, у него остаётся меньше денег на то, чтобы одеться. Результатом могут быть сценарий "Голодного бунта" или скатывание к совершенно уже африканского вида диктатуре, которой плевать на всё в принципе.

Сценарий третий: "Ануйонах". Имеется в виду сведение имитации демократии к её наидешевейшему варианту "по просьбам трудящихся". Не говоря уж о том, что даже наидешевейший вариант элитарной демократии всё равно остаётся дорогим, такой сценарий подразумевает среди прочего атрофию способности государства адекватно отвечать на внутренние политические вызовы, которые всё равно самовоспроизводятся. Режим становится жёстким, но хрупким, в результате политический вызов, с которым полноценная элитарная демократия справляется без труда, провоцирует у дешёвой элитарной демократии не соответствующий по масштабам силовой ответ - зародыш именно такого подхода можно было наблюдать на "Русском марше"-2006. Отсюда любая политическая инициатива, неучтённая элитой, объективно будет двигать страну к сценарию "Нового платья короля", когда "мировому сообществу" будет запредельно трудно объяснить, почему имярек надо было забить дубинками насмерть, а не дать ему время в телевизоре для дискуссии его глупостей.

Сценарий четвёртый. "Россия обязательно возродится, зуб даю". Экономия на развитии, вытягивание ресурсов из общества ведут к упрощению и деградации общественных связей, понижению количества и качества человеческого материала. С учётом того, что потребление в элите достаточно для сохранения и воспроизводства её качества, элита становится всё менее адекватной обществу. Задачи управления пост-советскими "россиянами", расквартированными по домам советской постройки и обладающими профессиональными навыками и чувством гражданского повиновения ("рабским сознанием") - резко отличаются от задач по флегматизации взрывоопасной смеси нелегальных мигрантов, бесквартирных менеджеров, деквалифицированных рабочих и молодёжи с "условно высшим" образованием. Добавим чисто технические факторы, такие, как деградация инфраструктуры. Итог предсказать трудно, он может выпасть в любой сценарий из трёх предыдущих.

В рамках "суверенной демократии" для нынешней РФ иное развитие событий невозможно. Всё идеологические и политические телодвижения в этих рамках суть работа с "тришкиным кафтаном", когда отодвигание одного из описанных сценариев достигается за счёт приближения другого и никак иначе. При том, что сценарии принципиально друг друга не исключают.

***Альтернатива.***


Как было показано выше, в условиях демократии РФ - и шире: Россия - сохранить и приумножить свою историческую субъектность категорически неспособна. Все предложения, не связанные с выходом за систему представлений элитарной демократии, в лучшем случае лишь замедляют этот процесс. Элитарная демократия должна быть уничтожена. Нужна альтернатива.

Не знаешь, что делать - читай Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом энциклопедию.

БСЭ. Слово "республика".
Республика (лат. respublica, от res - дело и publicus - общественный, всенародный), форма правления, при которой все высшие органы государственной власти либо избираются, либо формируются общенациональными представительными учреждениями (парламентами).
Если не поняли, к чему это я, открываем словарь, подвешенный на Конституцию РФ, и видим там нечто более интересное.
Понятие “республика” теснейшим образом переплетено с понятием демократии. Республиканская форма правления представляет собой, как правило, демократически организованную государственную власть, гарантирующую демократический политический режим в стране.
Заметьте, в советском толковании - "либо-либо", а в российском - "теснейшим образом переплетено". С учётом изложенного в главке "Практика" я вынужден предполагать, что это естественное дезавуирование возможной альтернативы.

Республику от элитарной демократии отличают практическая возможность и практическая полезность осмысленной концентрации политической воли граждан.

Поясняю. В элитарной демократии политическое волеизъявление населения есть аргумент в споре частей элиты между собой. Один из многих аргументов, вовсе не обязательно главный аргумент, и даже не обязательно аргумент в споре по политическим вопросам.

Соответственно, это накладывает граничные условия на дозволяемую возможность такого волеизъявления.

Во-первых, политическое волеизъявление масс деидеологизируется, ибо идеологизированное волеизъявление ("мы поддержим вас во имя такого-сякого изма") накладывает ограничения уже на элиту или её часть (приходится соответствовать), чего ей совершенно не надобно. Спор сводится к борьбе "партий, приятных во всех отношениях" с "просто приятными партиями", оценке сравнительной белизны зубов кандидатов на должность и выдумке "национальных идей" и прочих "суверенных демократий". Политическое сознание масс дегенерирует соответственно.

Во-вторых, всякая управленческая позиция в обществе, от которой зависят модус вивенди и модус операнди элиты, занимается согласно результатам прямого голосования или по назначению в результате внутриэлитного сговора, что при соответствующем развитии средств оболванивания населения суть одно и то же.

В-третьих, активность граждан, обусловленная желанием улучшить своё положение политическими методами, канализируется в строительство и поддержание так называемого "гражданского общества", которое занимается попрошайничеством различной степени агрессивности у элиты, и на которое элита сбрасывает заботу о поддержании минимального политического порядка на низовом уровне, искусственно завышая ценность этого занятия методом Тома Сойера.

В республике политическое волеизъявление граждан в общем случае используется не элитой, а властью - и не закулисно, а явно. Волеизъявление тем или иным образом опосредуется, дистиллируется и используется для навязывания своей воли в решении именно политических вопросов в условиях соперничества политических групп, идеологически враждебных друг другу и представляющих интересы различных слоёв\классов общества. Республиканской власти как совокупности управленческих позиций в общем случае элитарное сознание своей общности не нужно, его заменяет та самая "система сдержек и противовесов", которая столь блестяще выявила свою ненужность в условиях "всенародных выборов" в "новой свободной" России.

Республика на нынешнем историческом этапе является альтернативой демократии в РФ и должна заменить демократию.

***Цели.***


Местное самоуправление должно быть возвращено под руку государства с гарантией прямой демократии как принципа комплектования соответствующих управленческих позиций. Если это необходимо, должны быть пересмотрены количественные параметры организации местного самоуправления. При этом должны учитываться и технические возможности её обеспечения ("электронная демократия").

На всех остальных уровнях ритуалы прямой демократии должны быть исключены из процесса заполнения управленческих позиций. Такое означает, например, что глава исполнительной власти на некоторой территории должен избираться представительной властью. Точная настройка этой системы (те самые "сдержки и противовесы") может колебаться от территории к территории, ибо это вопрос подчинённый и не самоценный.

На уровнях власти, высших относительно местного самоуправления, должно быть обеспечено партийное и только партийное соперничество, с упором на конкуренцию программ, а не персоналий. Если понадобится, личностное "обольщение" избирателей должно быть запрещено законодательно или крайне затруднено через регламентацию работы СМИ. Кроме того, это означает, что никаких ограничений на идеологию в республике быть не должно (за исключением ограничения по простоте - барьер для демагогов), напротив, разность сложных идеологий в республике является ресурсом политического развития.

Таким образом, элита РФ как совокупность людей, осознающих свою общность как выгодополучателей от использования принципов прямой демократии в непригодных для такой демократии условиях, должна быть десубъективирована и\или жёстко фрагментирована по идеологическим признакам и\или уничтожена как явление.

Юридическое обеспечение такого положения дел невозможно без пересмотра и замены Конституции с переходом от элитарной демократии к республике. Эта мера оправдана, ибо, как было показано выше, в рамках элитарной демократии будущего у нынешней РФ нет. Помимо этого, такая замена позволит заранее открыть республиканскую политическую систему будущим модификациям - например, переходу к множественным гражданским статусам (различному количеству голосов, различным наборам прав и обязанностей и т. п.), что резко расширяет поле маневра на исторической траектории России.

Идея "суверенной демократии", напротив, подразумевает отсечение альтернативных проектов как "западопоклоннических" или "ретроградных" при соблюдении ранее наложенных ограничений, то есть объективно сужает возможности исторического творчества нации.

История показывает, что удачными оказываются те проекты, которые своей реализацией дают новые возможности, а не отнимают прежние.

Конец первой части.

Tags: национальная республика, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →