?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Всем знакома цепочка рассуждений: "да, свастика имеет длинную историю, это такой солярный знак, хорошую религию придумали индусы" и так далее, "но после Освенцима это не имеет никакого значения, и каждый, кто узрит свастику, да возопит к небесам и доложит в ближайшее отделение милиции".

Принимается. Теперь подставьте на место свастики слово "российский", "новую свободную Россию" и прочих "россиян", а на место Освенцима - ту же приватизацию и минус 900 тысяч народу в год или сколько там. Кто хочет, может добавить развал Союза, расстрел парламента, разбег учёных, развод мигрантов и прочее по вкусу.

Отличие видите? А ведь тут их целых два. Во-первых, Освенцим уже закончился ("всем спасибо, все свободны"), а у нас шоу всё ещё продолжается. Во-вторых, тем, кого пускали на абажуры в дивном заведении, не пудрили мозги солярностью свастики и отличием ариев от дравидов - там, поговаривают, из репродукторов вообще играла классическая музыка. У нас же "россияне" со всем суповым набором лезут из любого динамика по всякому поводу, а что касается музыкального оформления, то Д. Билан несколько уступает Вольфгангу Амадею Моцарту. По моему эстетскому мнению.

Повторю тезис: "российские" риторика и символика, если применить к настоящему наработанные за последнее историческое время критерии "хорошего" и "плохого", вроде бы должны вызывать такое же отторжение, как риторика и символика нацистские (вариант для антикоммунистов - "большевицкие").

На всякий случай замечу, что аргументы типа "эти символы и цвета были в Российской Империи, ещё Алексей Михайлович Тишайший с Софьей Фоминичной Палеолог..." и т. д. - приемлемы ровно в той же степени, что и аргументы насчёт древнеарийской оккультной солярности. На любителя, да.

Естественно, никакого такого отторжения в действительности нет: покуда обстоятельства не ткнут мордой в, о таких вещах как-то не задумываешься. Плохость свастики начала осознаваться немецкими народными массами с незаменимой помощью Т-34 и Б-29 Б-17/Б-24. "Да ну его к дьяволу, каплуна-мутанта" последует после объявления Московского имамата или цены на нефть $20/бочонок и вооружённых набегов офисных орд на подмосковные огороды.

При любом серьёзном изменении общественного порядка - управляемом или случайном, свободном или вынужденном - всё символически и риторически "российское" будет стремительно выброшено на помойку или, как минимум, сильно перелицовано. А сколько-нибудь успешное преодоление русскими нынешнего отрезка истории без таких изменений невозможно.

Следовательно, бороться за термин "российский" и прочее узнаваемое - для любой политической силы, желающей кардинально изменить существующий порядок или готовой одобрить такое радикальное изменение, столь же глупо, как заключённым Освенцима, подняв восстание, брать опознавательным знаком свастику в каком бы то ни было варианте. Да ещё и спорить по этому поводу между собой.

Не надо плакаться, что националисты проиграли борьбу за слово "российский". Да, следующее рассуждение имеет смысл,
Все 300 лет новой российской истории термины «российский», «россиянин» вовсе не были чем-то уничижительным. К «россиянам» обращены оды Тредиаковского, Сумарокова и Ломоносова; «россиян» посылали в бой Скобелев и Брусилов… Собственно, даже Империя, столь любезная нынешним патриотам, называлась «Российской».

…А 15 лет назад это слово взяли на вооружение либералы начала 90-х годов — и противопоставили термину «русский». «Российский» в их устах отождествилось с «эрэфией», с РФ ельцинского образца. Два-три года навязывания обществу этого узкого, официозного отождествления — и патриоты-державники попались в ловушку! Они согласились с таким словопользованием, отвергли всё «россиянское». Говоря военными терминами — вчистую сдали позицию. Пытаясь же найти замену, державники вынужденно расширили применение прилагательного «русский». Оно стало в их речи единственным термином как для национального блока понятий («кровь-почва-язык»), так и для державного («язык-культура-общая-судьба»).

Результат — налицо. Речи «патриотов» теперь похожи на нацистские, даже если на самом деле они ничего такого не имеют в виду. Умный патриот-державник может долго пояснять, что в его системе понятий «русский» — это и якут, и татарин, и бурят и осетин, что он подразумевает под этим термином то-то и то-то… Но калмык, дагестанец и башкир длинных и умных разъяснений (тиражом 1 тыс. экз.) не слышат, не видят. Они слышат по телевизору простое и краткое «Россия — для русских».

Поэтому спорить с патриотами стало теперь легко и приятно. Ведь в публичном споре главное — краткость и ясность. «Россия для русских?» — коротко спрашивают его. А он отвечает: «Да, но вы же понимаете, тут вот какое дело, это же общая судьба прежде всего, под словом «русский» в этой ситуации…» Дальше можно не отвечать; читателю-слушателю всё уже ясно. При обращении к народу многословие смерти подобно. Работая на терминологическом поле противника, державники заведомо обрекают себя на провал. Выдумывая какие-то новые, расширительные смыслы для слова «русский», они утешают и радуют глубиной мысли только самих себя: народ этих новых и широких смыслов не увидит и не услышит. Очень много букв потому что.

Мало того. Мышление выражается через слова; а словарный запас, в свою очередь, формирует мышление. Значит, путаница между «русским-национальным» и «русским-державным» проникает и в мозг. Через какое-то время по улицам начинают бегать дикие скинхеды, уже настоящие нацисты; а умные, вменяемые и умеренные «русские националисты» удивляются: откуда бы это? Мы такому не учили!

И ведь действительно: не учили. Ничего такого не имели в виду. Но — проиграли битву за слово. Табуировали сами для себя вполне нейтральное прилагательное, пошли на поводу противника. А, проиграв битву, — стали, прямо по Тютчеву, «говорить не то, что думают». И теперь новое поколение уже думает буквально так, как ему сказали. Получается в итоге, что каждому вполне добросовестному и честному патриоту отныне можно ткнуть в лицо преступлениями нацистов и скинхедов; а он, честный патриот, даже и возразить-то не может по причине отсутствия СЛОВА.
но давайте посмотрим внимательнее.

Пресловутые "либералы" не ограничились "узким, официозным" использованием слова "российский" - ведь то, что происходит на территории России последние полтора десятка лет (дольше, чем Адольф в фатерлянде танцевал), не может быть объяснено "узкими, официозными" причинами и сказывается далеко не только в "узких, официозных" рамках. По каждому прошлось. Равно тот же реперный Освенцим не был всего лишь предприятием с проблемами в области техники безопасности.

Да, до Ельцина слово "российский" было "вполне нейтральным прилагательным"; а до Гитлера название книги "Моя борьба" не вызвало бы у читателя никаких нехороших ассоциаций. Однако и Гитлер, и Ельцин уже случились, так что поздно пить боржом. Сумароков и Тредиаковский, думаю, со мной бы согласились - после лицезрения опухшей рожи, возглашающей "дрррагии рассияни".

С другой стороны, автор цитируемого рассуждения всецело прав в том, что у "националистов" и не-кремлёвских "державников" нет определения своего видения приемлемого уклада жизни - определения столь же общего, компактного и узнаваемого, как "российскость", приватизированная Кремлём; определения, способного соревноваться с этой "российскостью". В результате идеологическая работа против "российскости" имеет, считайте, нулевой КПД - ибо работать не для чего. Точнее, есть для чего, но - см. выше: "да, но вы же понимаете, тут вот какое дело, это же общая судьба прежде всего, под словом «русский» в этой ситуации…" Гейм-сет-матч.

Отмечу на полях, что хоть как-то эту задачу решают сторонники НС, с их "белыми расами" и "европейскими мировоззрениями": они действительно формулируют понятную альтернативу. Пусть от содержания этой альтернативы меня блевать тянет, но - они задачу решают и потому достойны уважения.

Раньше, кстати, публичная альтернатива была и у "советистов", но со временем она выветрилась.

Ещё одним любопытным взбрыком того же положения дел представляются антимосковские настроения. Действительно, худшие черты "российского" уклада жизни концентрируются, доведённые до гротеска, именно в Москве, однако Москвой они отнюдь не ограничиваются и не определяются.

У Кремля, в свою очередь, дела не лучше - если "националисты" на бессловье выдумывают расширительные смыслы для слова "русский", то Кремль занимается тем же самым для слова "российский", отрицая этническую и социальную неоднородность общества РФ. Так как пропагандистских возможностей у Кремля поболее будет, то выглядит это творчество не жалко, как у "националистов", но опасно и похабно.

"Выход из безвыходного положения обычно там же, где и вход" (закон Леви). Откуда вообще взялось у "либералов" определение "российский", зачем оно им было надо? Правильный ответ: для замены столь же общего определения "советский".

Хорошо, а определение "советский" чему пришло на смену? Слову "русский". Замкнутый круг? Нет. Просто "русский" это называлось в то же самое время, когда "этнически русские" назывались... правильно, великороссы. Отсюда и слова Сталина "я русский грузинского происхождения" имеют абсолютно конкретное значение: это не грузин цинично напрашивается в чужой этнос, это человек ранешнего поколения уточняет свою культурную идентичность именно так, как её уточнил бы любой человек 1879-го г. р.; когда национальность, которую сейчас называют "русский", называлась "великоросс", а вот нация, к образованию которой эта национальность двигалась в истории, называлась "русская".

Резюме и предложения.

Понятие "российского" в новейшей истории ассоциируется с ущербом, нанесённым великороссам и русской нации. Масштабы этого ущерба достаточно велики, а методы его нанесения достаточно разнообразны и бесчеловечны, чтобы сравнивать "российское" с "большевицким" или "нацистским" (кому что меньше нравится). Выгодополучатели от такого положения дел сами именуют себя "россиянами" и не скрывают, что решения, определяющие ущерб, принимались и принимаются на пользу "россиянам" и для торжества "российского".

На настоящий момент "российское" имеет гегемонию в общественном сознании; настоящий и все будущие уклады жизни, полагаемые возможными обществом, исходят из признания "российского" обязательным условием их осуществления.

Для того, чтобы сломить эту гегемонию, для начала надо выставить альтернативное "российскому" видение настоящего и будущего, столь же или лучше разработанное, столь же легко распространяемое, отстаиваемое в дискуссиях и преобразуемое в различные декларации и политически значимые действия.

Я считаю, что альтернативное видение может быть только "русским" - "русской" альтернативой "российскому". Речь идёт не о единственном учении по "национальному вопросу", а о спектре социальных, политических, экономических теорий и практик - вполне возможно, противоречивых. Ибо "российская" мерзость, как доказала новейшая история, многогранна; таковым должно быть и противостояние ей.

Установлению "русского" против "российского" мешает ассоциативная связь, когда "русский" осмысляется только и исключительно как "относящийся к некоторому генотипу", так что всё "русское" при минимальном напряжении ума можно выдать за призывы к этническим чисткам. Опровергнуть такой подлог можно только через громоздкие умопостроения и растрату "ресурса дискуссии" на таковые.

Разумным решением проблемы выглядит возвращение в обиходный словарь слова "великоросс", "великорусский" в значении "этнически русский". Таким образом можно расшить упомянутую ассоциацию и безбоязненно употреблять слово "русский" применительно к строительству нации. В частности, материалы о бедственном положении "русского народа" как этноса излагаются с употреблением понятия "великороссы". Идеи к строительству нации говорят именно о "русской нации" как продукте исторического самосозидания великорусского этноса, по многим и многим позициям отличной от "российской нации" как потребителя нынешнего "российского" уклада; текущие задачи "русской нации" понимаются как противостояние "россиянам" ради изменения этого уклада на пользу великороссам.

Так получаем точку опоры для подрыва "российской" гегемонии. И становится легче сочинять всяческие Кодексы и Хартии, трах-тебедох-тебедох...

Кстати, тогда можно убрать немало путаницы из вечного спора раввинов на тему "кого считать русским". Ибо "всякий объявивший себя" великороссом, таковым не обязательно является. Гены, ага. Напротив, легко и без противоречий понимается, что Ульман - русский немец или просто русский, а Церетели - российский грузин, а то и вообще россиянин, вроде Жванецкого. Спасибо, дорогие "либералы", дали вы нам обозначение конкретного подвида нерусского человека со множеством наглядных и ненаглядных пособий...

Естественно, никуда не исчезает задача защитить понятие "русская нация" от присвоения той же шоблой, что спёрла у Ломоносова слово "российский" и зашкварила его навечно или очень надолго. Нет уж, бляди, оставайтесь россиянами. С другой стороны, приписывать "националистам" намерения устроить "этнические чистки" можно будет только на уровне "включил дурку": да, мне объяснили, что такое великоросс, но я не понимаю, такого слова нет, блым-блым-блым-слюни-потекли...

Чего будет стоить реализация изложенной идеи? В общем-то, ничего: здесь то, что условный "Кремль" загнал условных "националистов" в информационную резервацию, играет на руку именно "националистам"; им придётся преодолевать меньшее начальное информационное сопротивление.

В речах, где затрагиваются проблемы, атрибутируемые автором именно и только "этнически русским", употребляется слово "великороссы". В речах о строительстве нации в государственном, экономическом и прочих аспектах, рулит "русская нация", причём чётко прописывается её альтернативность "российской" нации, лелеемой Кремлём. Думаю, что за те самые "два-три года" понимание приживётся, а издёвки над "эрэфией", "многонационалией" и прочим "россиянством" наконец-то возымеют значимый эффект.

Так как мне лично это тоже ничего не будет стоить, думаю, что буду вычитывать и править свои будущие тексты именно с этой точки зрения, пусть до положения хотя бы "статусного юзера", не говоря уж о, мне далеко. Однако чего стоят призывы, которым сам не следуешь?..

Изложенное может быть раскритиковано, оспорено и проч.. Резонов и поводов полно. Однако всё же заострю внимание на главном аргументе в защиту изложенного: рассматриваемая проблема существует, предлагаемое её решает.

"Говоря военными терминами", если позиция потеряна, можно контратаковать, пока её не вернёшь. А можно создать новую и свободно планировать дальнейшие действия. Мне больше личит второе решение.

Метки:

Comments

weird_thing
25 дек, 2006 15:44 (UTC)
западные СМИ
так у них на западе веками ничего не менялось. soviet people были только в учебниках английского языка для средней общеобразовательной. мы "там" как были RUSSIAN, так и остались.

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger