Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Плавленые россияне.

Они существуют. Честное слово. Россияне существуют. Это была одна из предпосылок, на которой я строил предыдущий текст, однако многие комменты к нему показали, что читатели такого мнения не разделяют. Или не хотят разделять.

Понятно, почему. Единство сообщества часто является в сообществе ценностью для многих, и слова "этот - не наш" обычно слова, за которые надо отвечать и которые надо по меньшей мере объяснить.

С другой стороны, ясно, что те, кто единство сообщества ценностью не признают, ставят остальных в положение лохов, избегая контрибуций этому единству, а буде обстоятельства позволят, то и перехватывая контрибуции других и используя таковые по своему усмотрению. Именно такие ламехузы громче всех дудят про обязательные единство и всеобщность - ведь это их кормовой ресурс.

Поэтому сама постановка вопроса об отличии россиян от русских, при том, что и те, и другие могут быть великороссами и не только, выглядит ересью, ибо резко девальвирует ценность единства. Ортодоксальная точка зрения состоит в том, что на самом-то деле "русские" и "россияне" в массе своей одни и те же люди (плюс-минус понаехавшие), только "оккупационный режим" и "русские фашисты" называют их по-разному.

Ниже попробую объяснить своё представление о россиянах как реальности.

Этнос можно рассматривать как "социальный организм, самовоспроизводящийся путём преимущественно этнически однородных браков и передачи новому поколению языка, культуры, традиций, этнической ориентации и т. д."

А что было до этноса? Почему складывается обычай этнически однородных браков? Лично я вижу две причины. Во-первых, изоляция географическая - естественная или усиленная таким изобретением цивилизации, как государственные границы. Во-вторых, изоляция поведенческая, когда какая-то (достаточно многочисленная, чтобы жить на самообеспечении и не выродиться через близкородственные связи) группа воспроизводит странное для соседей поведение и считает поведение соседей столь же странным, так что ни туда, ни оттуда жениться и выходить замуж не позволяют. Кроме того, именно это поведение - обусловленное языком, культурой, традицией, этнической ориентацией - передаётся новым поколениям.

Вспомним, что на протяжении своей истории человечество не раз порождало сообщества, поведенчески изолированные. Среди них были сообщества самовоспроизводящиеся. Среди этих последних были сообщества, осознавшие себя народом. Оцените с этой точки зрения историю казачества, которому народом стать попросту не позволили, хотя все слагаемые были уже на месте.

Уберём из рассмотрения географический фактор: генерёжка янки, латиносов или японцев здесь не очень любопытна, хотя и можно сделать вывод, что на одном и том же языке вполне могут говорить совершенно разные культурно-политические общности. Вышеизложенному не противоречит, что новый этнос может зародиться на уже занятой территории через модификацию поведения достаточного количества населения на этой территории. Уточняю: это не достаточное условие, но необходимое. Достаточным условием здесь будут воспроизводство модифицированного поведения в поколениях, технически достижимая хозяйственная автономия, изменение этнической ориентации и проч.. Но это всё долго и малопредсказуемо.

А вот задача изменения поведения, в том числе воспроизводимого, в том числе у больших групп людей - уже нечто такое, к чему хомо сапиенс вполне в состоянии приложить очумелые ручки ради собственной выгоды; пусть иногда и понимаемой, как выгода общественная.

Например, во времена революционные напрямую ставятся задачи "вывести нового человека". И задача эта, полтора десятка лет назад (в очередной раз) озвученная демшизой, никуда не делась,
"— Вот я — врач. Получаю три тысячи. Выхожу из дома, вижу объявление: набираем водителей мусоровозов. Зарплата — 15 тысяч. Так что, на мусоровоз пойти?

— Я бы пошел — на вашем месте, — ответил Сурков. — Вы знаете, мобильность — это первое условие гибкого, свободного демократического общества. Если мы не хотим менять место жительства, место работы ради чего-то лучшего — наше общество обречено. У нас до сих пор есть города вокруг уже не существующих предприятий. Градообразующего завода уже нет, а люди там живут, и я не знаю на что. Они никуда не хотят уезжать в поисках лучшей доли. Они ничего не хотят менять в своей жизни. Многие говорят: «Я шахтер, шахтером помру»… Хорошая позиция, видимо достойная глубочайшего уважения. Но, мне кажется, такая позиция опасна. Вот у нас есть нелегальная иммиграция. К нам едут всякие люди разных национальностей. А наше население, русское — оно почти не движется!"
по-прежнему цветёт и пахнет.

Если такое "есть мнение" существует долго и в верхах, не будет лишней сущностью предположить, что задача не только поставлена, но и решается. То есть ведётся целенаправленная работа по изменению поведенческих характеристик населения РФ (как вы уже догадались, телевизор я не смотрю и газет не читаю).

Компетентностью в вопросах антропологии, достаточной для определения этих характеристик, их настоящих и желательных величин, не обладаю, а растекаться мысью по древу "народ-богоносец жидовским рынком да басурманской демократией спортили", нет никакого желания, посему эту интересную тему оставляю за кадром.

Однако о методиках смены поведения я кое-что слышал. Человек всё же не совсем жЫвотное, поэтому ставить ему новые рефлексы напрямую поверх старых получается криво, дорого и ненадёжно, с амортизацией кнута и перерасходом пряников; причём без гарантии, что он, зараза, не вернётся к прежнему, как только экспериментатор отвернётся.

Сперва человека надо стереть, а потом уже переписать заново. Не втюхивать ему "А лучше Б", а сначала превратить в существо, которому А и Б равно неважны. До того, как спрашивать о секретных вещах, пытать просто ради причинения боли. И вот когда человек приходит в нулевое состояние, тогда уже с ним начинается работа. Крайне мелодраматически такое описывал Оруэлл.

Если не отвлекаться на ужастики типа ЦРУшной программы "МК-ультра" и брать что поближе, то вот Переслегин ссылается на Щедровицкого:
...эффект плавления Идентичностей достигается за счет жесткого модерирования транзакций, резкого ограничения времени на сон и отдых, многократного насильственного перемешивания составов подгрупп общения и совместной деятельности. За счет прогрессирующего изменения Идентичности начинается "разогрев", достигающий своего максимума к концу вторых суток игры.

Возникает рабочая среда с высокой социальной температурой и низким инновационным сопротивлением — оба эффекта достигаются за счет плавления идентичности. В этой среде происходит спонтанная генерация новых смыслов. Модераторы игры выстраивают вокруг некоторых из этих смыслов канал актуализации, то есть формируют рабочий механизм турбодетандера. На третьи сутки игры совершается полезная работа; температура группы падает ниже исходной, вследствие чего Идентичности играющих кристаллизуются вновь (иногда — с незначительными вариациями относительно первоначальных). При подведении итогов игры предъявление Идентичностей модераторами способствует небольшому социальному нагреву: социосистема приводится к нормальным условиям, и цикл замыкается.
А теперь применим то же самое описание к пост-советскому обществу в РФ - да-да, со всеми поправками на масштабы, статистику и проч..

Я склонен полагать, что пресловутый "режим" в РФ намеренно "плавит" практически теми же самыми методами русскую идентичность великороссов - в том числе, да, и в поведенческом аспекте. Опять-таки, напоминаю, что полтораста миллионов человек модерированию поддаются постольку-поскольку, так что в чистом виде повторения описанного не происходит. Скорее, статистически наблюдаемое изменение идентичности - например, отказ населения размножаться в достаточном темпе, самогробство алкоголем и прочим - преобразуется в конкретную материальную выгоду "модераторов", а "новые смыслы", клеймящие\оправдывающие такие изменения - продукт, полагаю, побочный и неучитываемый.

Сто пятьдесят миллионов человек, - меньше уже, много меньше - естественно, на модерирование реагируют по-разному просто в силу закона больших чисел и анизотропии среды. Я бы сказал, что здесь можно выделить три группы - 1) те, чья идентичность ещё не "поплыла", 2) те, чья идентичность уже находится в расплавленном состоянии, 3) те, чья идентичность кристаллизовалась заново (неважно, как именно - с желательными модераторам вариациями, с нежелательными или как была, так и осталась).

Так вот. Что я хотел сказать.

Россияне - это вторая группа из перечисленных, то есть люди, чья идентичность, благодаря действиям макрофакторов масштаба общества, неустойчива, незафиксирована, и (как одно из последствий) чья этническая ориентация полностью подавлена или очень слабо выражена. Рискну утверждать, что именно они и есть тот тип подданных, на которых сейчас ориентируется власть, и тот тип плебса, на который ставит элита. Именно эти люди являются адресатами "Многонациональной России для всех", "энергетической империи", "русский тот, кто называет себя русским" и иных отпрысков сна разума АП. Генетически эти люди могут быть великороссами, татарами, евреями, башкирами, украинцами - да кем хотите. Россиянин - это то самое нулевое состояние, расплав идентичности, который может кристаллизоваться во что угодно.

Россиянин - не альтернатива русскому, заметьте. Русский - это конкретная идентичность со своими параметрами. Альтернатива русскому - это украинец, или, если ближе, то казак или какой-нибудь сибирский суверенник; тоже конкретные идентичности. А россиянин - это ноль, ничто, неспособное ответить на вопрос "кто ты?"

Выводы делайте сами. Их здесь непочатый гугль. И про то, в какой цейтнот с цугцвангом загоняет себя власть, пытаясь поддерживать большинство населения страны в таком состоянии, и про неизбежные точки бифуркации, когда "спонтанная генерация новых смыслов" таки пробьёт на корпус чем-то совершенно неожиданным...

А я пойду спать. Мне завтра вставать в полпятого.

Tags: нация, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments