Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Пораженческое.

Это конспект задуманного рассказа, а не он сам. Навеяно мюнхенской речью Самизнаетекого.

Передовая уровня Первой Мировой. Ежедневный дождь из крупнокалиберных "чемоданов", нерегулярные артналёты, пулемётные штурмы. Лунный ландшафт, через который по ночам то ли ходит непонятно кто, то ли охранение галлюцинирует с голодухи.

Боеприпасы, провиант и вообще довольствие приходят всё реже, пополнение хилое и плохо обученное, немалая часть его выбивается почти сразу. Командиры взводов и рот уже давно вынуждены импровизировать, не столько воевать, сколько изображать активность, чтобы противник, не дай Бог, не подумал про их участки, что они совсем опустели. Патроны считанные, большую часть винтовок можно использовать только в рукопашной.

Каждый день из динамиков в сырых блиндажах несутся бравурные вести о разгромах врага Там-то и Сям-то, о Новом Чудо-Оружии, о том, что Юный Крон-Принц надеется на храбрых воинов, защищающих древнюю честь и славу своей Родины, её достойное место в мире от посягательств и поползновений. Открытки с изображением Крон-Принца в войсках более популярны, чем порнография, правда, не в этом смысле - даже с учётом шорт с бантиками. Крон-Принц - дитя почти прозрачное, он мал и худ, он живёт в Центральном Бункере разрушенной Столицы, и вся эта ужасная война висит на нём, но он не капризничает и не сдаётся, и ясно, что огорчить его - и он изойдёт медленными мужественными слезами на чистый эфир, и тогда уж точно настанет Конец Всему. Солдаты воюют, ненавидя врага и окружение Крон-Принца. О враге рассказывают ужасные вещи, и многое похоже на правду; так, что никто особенно не задаётся вопросом, чего враг хочет конкретно.

Некоторые уверены, что с войной пора завязывать, пока есть кому воевать. Среди командиров низшего уровня таких довольно много, потому что они видят - пока ещё есть армия, а скоро останется человеческая масса без связи и подчинения, которая не сможет ни удержать вообще ничего, ни конкретно, ни абстрактно, ни отступить в порядке, ни сохранить структуры призыва и обучения личного состава. Наступит полный коллапс, из которого Родина не факт, что выкарабкается вообще. Выше в командной цепочке оптимизм, по слухам, нарастает.

Несколько таких командиров, которых ещё не успели вычислить и разжаловать, организуют нескольким солдатам дорогу в тыл с письмом к Юному Крон-Принцу, написанным под его же мужественную речь из динамика, явно произносимую сквозь яростно сдерживаемые слёзы. Детский голосок разрывает сердце. Солдаты из пластунов или, если хотите, рейнджеров, дезертируют, отправляясь в глубокий тыл, чтобы доставить письмо.

К их удивлению, тыл не слишком отличается от передовой. Разорённые селения, в которых хозяйничают какие-то банды и посреди которых высятся блиндированные эквиваленты замков местных ленд-лордиков, за время войны произошедших из кулаков и цивилизованных аграриев; центральные кварталы в городах, в которые можно пройти только через КПП, экипированные сытыми тяжеловооружёнными типами, и где светит электричество, зазывают яркие вывески на языке врага, и люди довольны жизнью. В отличие от блеклого, пайкового существования остальной части города.

Столица почти вся похожа на такой квартал, то есть там человеку, ходившему через нейтралку за языком, легче прошмыгнуть мимо КПП и "спирали Бруно". Дезертиры и прошмыгивают, более того, добираются до упомянутого Центрального Бункера, в противовес газетным рисункам, больше похожего на многоэтажный и многозвёздочный отель. Там - дым коромыслом. Балет с канканом, генералы с эполетами, ананасы с шампанским, стриптиз с перьями и тому подобное. Разговоры в основном об удачных сделках с кем-то, чьи имена и названия явно принадлежат враждебной для солдат стороне; упоминается и война, и передовая в качестве торгового аргумента во фьючерсах. Кто-то пьёт за нашу непобедимую армию и хлопает фужер об пол, ему подражает весь зал, после пяти минут угара с пением гимна (у стриптизёрши прекрасное сопрано) напряжение спадает, и праздник возвращается на круги своя.

Солдаты аккуратно огибают людные залы по коридорам для прислуги, которая косится на них с ужасом, наконец добираются до приватных номеров. Из одного вываливается какой-то карлик в шортах с бантиками и, заливаясь пьяными слезами, начинает жаловаться на жизнь. Солдаты с ужасом узнают в этом пятидесятилетнем плохо выбритом мужичонке Юного Крон-Принца - с поправкой, как понимают они, на грим, дубли и качество патефонных записей. Принц обещает всё бросить и уехать, потому что никто его не ценит, а на нём держится вся страна, и вся война, и "верные солдатики", которые одерживают победу за победой, а заморская злыдня, которая не хочет покупать пеньку и лес, а хочет мирового господства, теперь возьмёт их с наценкой в 10%.

Тут то ли просыпается охрана, то ли Крон-Принц всё же получает по репе от несдержавшегося дезертира, то ли письмо таки вручается, а потом уже просыпается охрана. Короче, герои рассказа уже через несколько минут оказываются в роли подсудимых на импровизированном трибунале по законам военного времени. Кругом - тот самый патриотический угар, те самые персонажи, разве что посуду по-быстрому утащили в мешках из скатертей; впрочем, многие зрители нарезают шампунь из горла заблаговременно прихваченной ёмкости. Патриотический угар, гимн, стук кулаков по столу - "мерзавцы, пораженцы, в те дни, когда решается судьба нашей Родины!" Приговариваются герои, естественно, к расстрелу совершенно в рамках закона: благо и королевские прокуроры, и верховные судьи - все здесь. Несколько зрителей по пьяни устраивают стрельбу из декоративных пистоликов, изукрашенных брильянтами, с тем, чтобы истребить пораженческих мерзавцев. Замешательство, возможные условия для побега...

Дальше я ещё не решил. Точнее, не сформулировал. Наверное, подброшу монетку, чтобы решить, кого убьют, кто жив останется. Это уже антураж.

Но смысл рассказа, полагаю, ясен.

Tags: литература, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments