September 3rd, 2005

улыбочка

(no subject)

Вообще, сталинизм как явление, взятый на некоторой исторической дистанции как до него, так и после, ставит очень любопытный вопрос: можно ли политическую практику (а именно политическая практика известного государства в известных обстоятельствах и называется сталинизмом) со временем превратить в идеологию? Может ли сталинизм быть книжной фишкой, отдельной от того же марксизма?

Имхо, тут есть следующие трудности.

Во-первых, что либерализм, что остальные идеологические измы хором обещают "всё будет хорошо" на *когда-то*, а в реальной жизни речь идёт о расширить-углубить-закрепить и, когда лохов надо прижать, о защите завоеваний от. Сталинизм же получил вполне конкретные результаты, причём такие, что советское общество в хрущёвских реформах просто не нуждалось, как бы ни старались нас в этом убедить профессиональные интеллигенты. То есть сталинизм как идеология не может обещать пирог на небе - пирог был вполне земной, вкус его, как водится, не нравился и не нравится очень многим людям по вполне уважительным причинам, так что с воздушными замками, рисуемыми остальными идеологиями, в т.ч. марксизмом, сталинизм просто не может конкурировать.

Во-вторых, сталинизм исторически во многом реализовался как предельно эффективное решение проблемы совмещения развития и стабильности. Однако современное общество настолько сложно, что даже открытое признание того, что оно здесь и сейчас находится в состоянии не-стабильности (а это минимальное условие применимости сталинизма), способно ввергнуть общество в кризис - то есть сталинизм всегда будет рассматриваться как настроение алармистское и посему отвергаться всеми политическими силами, заинтересованными в хотя бы кажущейся стабильности (включая официальных марксистов).

В-третьих, сталинизму мешает сам Сталин. Потому что он таки был один и все бонусы, которые сталинизм принёс стране, завязаны на него (не то, чтоб он этого желал - культ личности вообще для сталинизма вещь необязательная). Экстракция же идеологии из политической практики возможна только как анализ типичных для того времени вещей - управления на среднем и низшем уровнях, реализации проектов и проч., и проч. Это всё фигурой Сталина просто затенено.

В-третьих-с-половиной и уже совершенное имхо, именно во время сталинского правления была преодолена та грань, за которой коллегиальное управление страной с разделением ответственности становится необходимым чисто технически. То есть даже гений не способен справиться с задачами управления из-за сложности управляемого объекта. Предсмертные реформы Сталина, похоже, свидетельствуют, что он думал об этом.

Посему я не считаю, что сталинизм может когда-либо стать полноценным самостоятельным учением. Конкретики тут слишком много.

С другой стороны, имхо, практически любая политическая сила, заинтересованная в каком-либо проекте развития страны, обязана интегрировать в свои идеи и практики определённые аспекты, ассоциируемые именно со сталинизмом, потому что по критерию "стабильность+развитие" после перехода к государственному оформлению экспансии (читайте: в имперский период) у нас не было не то, что чего-то работавшего лучше, а вообще ничего...

То есть категорическое отвержение всех видов и аспектов сталинизма просто потому, что это сталинизм, есть признак внутреннего врага России, агента сил, заинтересованной в уничтожении её через неразрешение противоречия между стабильностью и развитием.

  • Current Music
    http://www.juggernotes.com/JTracks_24.mp3
улыбочка

(no subject)

Игорь Пыхалов, "Великая оболганная война". Цитата:

"Так, за весь 1936 год Сталин выступил с одной-единственной публичной речью - "О проекте Конституции..." 25 ноября. В 1937 году Иосиф Виссарионович выступает трижды: два раза на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) и затем - 13 декабря перед московскими избирателями, в канун выборов в Верховный Совет. Однако в следующем, 1938 году вождь советского народа порадовал нас лишь одной речью, выступив в мае перед работниками высшего образования.

В 1939 году Сталин выступил на XVIII съезде партии с программной речью о работе Центрального Комитета. И больше ни разу.

В 1940 году Сталин ни разу не выступал публично. Так же, как и в первой половине 1941-го - вплоть до 3 июля, когда прозвучало его обращение к советскому народу".


Угадайте, кого мы видим в любых новостях каждый день? Кто там каждый день п...т по любому поводу? Кого припудривают и напомаживают чёрт знает сколько времени (рабочего, кстати)? Кто, бнах, из квартир свободных россиян не вылазит? Кроме Петросяна, конечно.

Подумал так, и ощущение - будто в микроскоп посмотрел ан каплю воды из лужи...