March 5th, 2007

улыбочка

К пониманию "русских национальных интересов".

Одним из отличий сильного государства от слабого является официальный речекряк. Только сильное государство, причём сильное и согласием подданных в том числе, способно общаться с подданными так, чтобы подданным было понятно, чего от них хотят и что им обещают. Когда государство слабо, когда оно заботится только о себе, речи в адрес подданных насыщаются суггестией. Одним из таких случаев являются митинговые отжиги революционных времён. Другим - нынешние подалсигналы, которыми "Тамара успокаивает пассажиров". Одним из признаков суггестивного воздействия является употребление терминов, которые "понятны без объяснений", а с объяснениями как раз перестают быть понятными.

К примеру, попробуйте дать определение термина "терроризм". А "классический терроризм"? А "бытовой терроризм" пресловутых скинхэдов, который, по мнению "единоросса" Абдул-Хаким Султыгова, рассуждающего в рамках "русского проекта", столь же опасен, сколь и "классический"? Тут даже умного человека заколбасит до состояния "всё понимаю, а сказать не могу". И не надо говорить. Надо внимать. С вами же не беседуют, - размечтались! - вас программируют.

Одним из понятий, активно используемым в целях промывания мозгов населения РФ, является понятие "национального интереса" или "национальных интересов". Однако, если начать чистить кожуру, открывается весьма любопытная начинка этого, казалось бы, "и так понятного" словосочетания. А то без этого понимания сложно перейти к понятию "русских национальных интересов" и их отличия от "национальных интересов РФ".

Collapse )