April 20th, 2008

назидательный

История из жизни.

Значит, так. Осень 1941-го. Моя бабушка, 21 ей тогда, работает в бухгалтерии ОРСа завода имени Чкалова, в Новосибирске. Там десять, что ли, человек, почти все евреи - вроде бы киевские эвакуированные. Ещё одна русская - Августа Васильевна, из "прежних" ("в комнате полно книг"); она, собственно, всю работу и тянет. Главным в коллективе - 42-хлетний Йося ("они там все друг дружку так звали - Моня, Муня..").

В октябре 41-го помянутый Йося созывает молодёжь на собрание... он ещё парторгом был - то ли во всём ОРСе, то ли в его структурном подразделении, я не уточнял... и начинает вещать в добровольно-принудительном ключе про то, что, мол, собирается "сталинская дивизия" или как-то так; отправляйтесь, девчонки, в военкомат, пишите заявления, будете медсёстрами, зенитчицами и т. д.. Дело, повторюсь, было добровольно-принудительное, на уровне "надо", но без приказов и угроз. Парторг проводил работу.

Бабушка на следующий день отправилась искать местный военный комиссариат, но, признаётся, просто не смогла его найти ("он в каких-то бараках там был, на окраине, искала-искала..."), и, уже возвращаясь, повстречала одного парня ("тоже эвакуированный, из Москвы, молодой - там вообще молодых было полно на заводе"), который на собрании присутствовал. Парень назвал мою бабушку "дурой" и выразился в том смысле, что "этот жид вас под пули выпихивает, а сам здесь заседает".

Бабушка дурой никогда не была и, поразмыслив про себя, с высказыванием согласилась, на военкомат забив и проработав в ОРСе до конца войны; тогда дед, служивший в Монголии (он ещё до войны был высококвалифицированным телеграфистом, так что оказался при штабе), забрал её в Волоколамск по пути домой ("дети там бегут, кричат - Удалов монголку привёз, Удалов монголку привёз... да какая ж я монголка-то!..").

Добавлю, что оный Йося был вполне годен к строевой, брони в ОРСе не было, так он вдобавок числился где-то там в цехах слесарем. Совмещал, так сказать. Но это бабушка уже потом узнала, ближе к окончанию войны.

А моралей у басни целых две.

Первая, личная: я не считаю антисемитизм злом. Даже русский, зоологический и пещерный. Трудно считать злом то, чему - хотя бы и сильно опосредованно - обязан появлением на свет.

Вторая, общественная: если вдуматься в ситуацию, Йося злом тоже не был. Он корректно играл свою роль в условиях тогдашней социальности; с выгодой для себя используя доступные средства и т. п., но и роль, и социальность тогда считались легитимными, правильными и приемлемыми (а использование социальности в своих целях приемлемо всегда). В итоге в конкретной ситуации русские девчонки в рамках их социальной роли отправились на смерть без необходимости и пользы, просто из-за работы, проведённой Йосей в рамках своей социальной роли. Не попасть под раздачу оказалось возможным только благодаря мышлению в рамках отношений, официально запрещённых в данной социальности.

Мотайте на ус, граждане экстремисты.

P.S. Есть отличный от нуля шанс, что высокоморальные, но низколобые люди, не понимая ни сущности тотальной войны, ни "добровольчества" как явления, спутают поступок моей бабушки с "уклонением от призыва" и прочими дезертирствами. Мне, честно говоря, плевать. Пусть путают.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


  • Current Music
    Сергей Калугин - Восхождение чёрной луны
  • Tags
    ,