April 24th, 2008

улыбочка

Мавзолей - это не наша вещь. Имхо.

1. Это [перезахоронение] будет делом Администрации, а не населения. И сделано оно будет в интересах Администрации - что означает, скорее всего, с нанесением ущерба населению. Ваше одобрение или препятствование этому делу не повлияет на сроки и способы его осуществления; оно нанесёт вред Вам, а не Администрации.

2. Увязывание вопроса с какой бы то ни было победой Добра над Злом (или Зла над Добром) - верный признак того, что увязывающему нельзя доверять ничего опаснее пластмассовой вилки. А то ещё кинется.

3. Мавзолей с телом внутри был одной из "точек сборки" для советского проекта "новой исторической общности". В этом была от него неиллюзорная польза для конкретного проекта, безо всякой борьбы Добра или Зла со всем остальным. "Советский проект", по меньшей мере в предыдущей итерации, себя исчерпал. "Это есть факт"(с). Соответственно, эта точка сборки больше не работает в заявленных целях. Или - совсем уж просто - Мавзолей не наша вещь: ни как для "рождённых в СССР", ни как для "граждан Российской Федерации".

4. Однако вещь, хоть и не наша, осталась, и она по-прежнему порождает связи в обществе, в нынешнем обществе. Связи не обязательно позитивные, дружеские - ибо антагонистическая связь тоже есть связь. Эти связи используются Администрацией в своих целях (самый примитивный, поверхностный уровень - постоянные вбросы с похоронами для взбалтывания оппозиции, противодействия её организации; более высокий уровень - простраивание отношений со старшим поколением и т. п.).

Вывод по сказанному. Мавзолей будут переносить только тогда, когда будут выполнены следующие условия: а) Администрация "потеряет нюх" ради понтов делать историю, б) "старики уйдут" в массе своей, в) будет сформулирован максимально фофудьеносный способ перемещения тел в пространстве. С покаяниями, отпущениями грехов, военным парадом, костюмированным шествием, патлатыми диссидентами, умышляющими на вандализм... И последний - "г" пункт - тогда, когда понадобится замарать серьёзную внесистемную оппозицию, сдуру высунувшуюся с требованием перезахоронения (что почти наверняка случится). Мол, нате. Вынудили нас к радикальному действию.

Поэтому правильное отношение к вопросу - безразличие. Это не наша вещь. Мавзолей на балансе у Кремля, пусть делают с ним, что хотят. Не аплодировать, не свистеть, не выкрикивать оскорблений или поощрений.

После сочтёмся. По всему списку. Кто чего построил, кто чего снёс...

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.