February 17th, 2012

улыбочка

Под сладкий лепет мандолины.

Вот если не везёт, то не везёт. В наш богоспасаемый лестех приезжала персона от ПжиВ-МГЕР-ОНФ, охмуряла студентов, а я пропустил. Узнал только из стенограммы встречи, выложенной на родном сайте.

Насколько я понимаю, мероприятие было легальным, и студенты туда собрались добровольно, а стенограмма выложена исключительно из-за восхищения дарованиями гостя и ради приобщения профанов к красотам и высотам общения с народом. Во всяком случае, обратного доказать я не могу, да и не собираюсь. Остаётся только выразить сожаление, что представители остальных кандидатов не воспользовались такой возможностью.

Что привлекло моё внимание, и к чему я привлекаю Ваше.

Во-первых, список вопросов на поданных персоне уж не знаю кем - наверное, студентами - записочках. Почитайте. И, во-вторых, некоторые ответы, где нет килобайтных цитат из статей, приписываемых бойкому перу кандидата в президенты РФ от партии ЕР; где охмурёж ведётся в меру собственных способностей ксендза.

Лично мне больше всего понравилось вот это.

Что Вы можете нам сказать о политических заключённых? Ведь многие из них осуждены несправедливо.

Политические заключённые – это люди, осуждённые не за конкретные преступления, а за их политические взгляды. Ходорковский, например, не является политическим заключённым, поскольку осуждён за конкретные экономические преступления в особо крупных масштабах. И разного рода провокаторы из «Другой России», которых сажают на 15 суток за проведение митингов в нарушение закона – это тоже не политзаключённые, это хулиганы.

Лично у меня вызывает беспокойство ряд приговоров, вынесенных русским офицерам за «военные преступления», якобы совершённые ими во время войны в Чечне. (Я имею в виду «дело Аракчеева» и некоторые другие.) Во-первых, известные мне обстоятельства этих судебных дел вынуждают усомниться в обоснованности приговоров. Во-вторых, мне непонятно: если мы регулярно объявляем амнистии боевикам, то почему не амнистируются наши офицеры?

Другой, не меньший повод для беспокойства – это 282-я статья нашего Уголовного кодекса. Идея-то была хорошая: бороться с экстремизмом... К сожалению, в последние годы эта статья используется для осуждения людей именно за их политические взгляды. Наши суды порой излишне расширительно толкуют понятие «экстремизм», и, по моему мнению, практика применения 282-й статьи сегодня является серьёзной угрозой для свободы слова в нашей стране.

Что нужно делать? Во-первых, самим составить собственное представление о том, о чём я говорю. Все, кому это интересно, могут найти многочисленные подробности таких процессов в открытых источниках.

Во-вторых, важно, чтобы как можно больше людей узнали о том, что существует несправедливость – если она действительно существует. Чем больше людей будут согласованно выступать за реформы нашей политической системы, тем быстрее удастся добиться справедливости. Именно так работает демократия.

Amen. Главному вашему скажите.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


  • Current Mood
    раздосадованное
  • Tags