January 8th, 2013

sion

Бывает же такое.

Теперь вопрос. Кем русский-то предпочтёт быть, если выбор есть лишь из двух положений — «жертва» и «палач»?.. Безо всяких оговорок, дополнительной информации и т.д.?.. Только так: ЖЕРТВА или ПАЛАЧ, безо всяких иных вариантов?..

Подсказка: а у кого больше шансов оказаться ПРАВЫМ — у жертвы, или у палача?.. Или, иначе говоря — кто с бОльшей вероятностью окажется невиновен?..

Да-да, именно так. Выражение «невинная жертва» известно и широко распространено; а «невинный палач»?..

Поэтому в условиях такового выбора типичный, характерный русский инстинктивно предпочтёт роль жертвы. Не потому, что русские склонны к мазохизму, самоуничижению или самоуничтожению — а потому, что душевный комфорт русскому важнее комфорта физического. А достигнуть такового комфорта, ощущая себя неправым русский просто не может. Вероятность же оказаться неправым для палача гораздо больше, чем для его жертвы.
Теперь встречный вопрос: это какой же фхтагн должен твориться в голове, чтобы она так рассуждала?

Жертва безо всяких оговорок и дополнительной информации - это тот, от кого по каким-то соображениям все свои отказались. Предали, обрекли на заклание. "Я, Марта Мюллер, прошу помиловать моего сумасшедшего мужа". Вы представляете себе "душевный комфорт" в такой ситуации, даже если казнь жертвы намечена чисто символическая?

"Но когда подвели его к последним смертным мукам, - казалось, как будто стала подаваться его сила. И повел он очами вокруг себя: боже, всё неведомые, всё чужие лица! Хоть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти! Он не хотел бы слышать рыданий и сокрушения слабой матери или безумных воплей супруги, исторгающей волосы и биющей себя в белые груди; хотел бы он теперь увидеть твердого мужа, который бы разумным словом освежил его и утешил при кончине. И упал он силою и воскликнул в душевной немощи:

- Батько! где ты! Слышишь ли ты?

- Слышу! - раздалось среди всеобщей тишины, и весь миллион народа в одно время вздрогнул."
Вот так. Лишил зловредный Тарас зрителей удовольствия на жертву посмотреть.

Палач без дополнительной информации и всяких оговорок - это работа, одна из функций общественной санитарии; проще говоря, это всегда, без исключений, человек выборный, нанятый или назначенный (играли в детстве, вынимая бумажки с надписями "король", "королева", "вор", "палач"?). Ничего личного. Работа эта может быть шумной и грязной, она может нравиться человеку с садистской жилкой, а человек без неё может по полчаса блевать в кустах после рабочей смены - "но семью-то кормить надо". Накормленная семья, между прочим, как раз и сообщает человеку тот самый "душевный комфорт".

Вероятностное понимание правоты автором... ну, тут фхтагн во всей красе. "Правота" - понятие этическое, а этика не терпит обобщений: этические суждения, как и судебные приговоры, нельзя выносить безо всяких оговорок, дополнительной информации и т. д.. То есть технически можно, но людям известной направленности ума технически можно вообще всё.

И, наконец, семантика. Выражения "невинный палач" нет в широком обиходе точно так же, как и выражений "невинный пилот" или "невинный сантехник". Потому что палач, повторю, работа, а не коммунальный статус. "Невинный актёр", правда, был, но, к сожалению, умер.

Я понимаю, что ломлюсь в открытую дверь, в очередной раз напоминая, что русские - не сумасшедшие. Что, если типичному, характерному русскому задать вопрос: "ты что выберешь - неприятную работу, или чтобы на тебя сперва все свои плюнули, а потом тебя покалечат и убьют?", то ответ будет такой же, как если бы его дал типичный, характерный, богопротивный европеец. И даже если этого вопроса не задавать, а надеяться на инстинктивное предпочтение "душевного комфорта", то и предпочтение будет то же самое: "топор свой приносить?"

И это хорошо. А то бы мы ещё тысячу лет тому назад вымерли. От духовности.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.