November 12th, 2013

гордость

Синдром "николашки". Моё скромное имхо.

"Это, кстати, меня даже как-то удивляет: многие вроде бы нормальные люди левых убеждений, когда дело касается Николая Второго, просто не могут даже назвать его по имени: "николашка", и это ещё самое пристойное".

Во-первых, не только левых, а во-вторых, тут нечему удивляться. Просто здесь логика контринтуитивная.

Берём 1910-й год. Берём 1920-й. И смотрим на разницу в положении тех людей, у которых а) было своё мнение, и б) они были способны это мнение формулировать. Ещё раз: разница между 1910-м и 1920-м - 10 лет. Как между 2003-м и 2013-м. Мало того, жизнь тогда текла сильно медленнее. Тем разительнее были перемены.

В 1910-м "французская булка" (или сухая корка) и городовой, в 1920-м - обмен блестяшек на хлебушек по весу и чрезвычайная комиссия (которыми грешили далеко не только большевики) или ещё какая контрразведка. Или проще - катается пьяный махновец или там "деревенская самооборона" на карусели и стреляет в прохожих. Или всё сразу, или по очереди. "Не жисть, а Сорочинская ярмарка". Тиф, беженцев, оккупантов добавить по вкусу.

Не-не-не, я понимаю: мировоззрение, исторический момент, титаническая борьба, "блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые" и так далее. Однако единственная аналогия, которая мне приходит в голову - да, захват заложников (это даже не учитывая практики такого захвата в буквальном смысле).

Жили себе обыватели, обывали потихонечку, вдруг стрельба, топот копыт, кто-то зарубленный в канаве, дикие крики, непонятные объявления на столбах, полночный стук в дверь, винтовка, всё рождающая и рождающая власть, и когда ж она наконец родит что-нибудь долгоиграющее.

А обыватель, внезапно оказавшийся в полной власти террориста - будь это красный террорист, или белый, или ещё какой расцветки - имеет склонность к "стокгольмскому синдрому", сиречь приписыванию своему владыке неких благих, человеколюбивых побуждений. В порядке защитной реакции, чтобы не рехнуться. Случаи кооперации заложников с террористами природе известны. Такая кооперация, по сути, есть выступление обывателя против сил охраны порядка. Следовательно, "стокгольмский синдром" подразумевает враждебность к этим силам.

Кто у нас числился "силой охраны порядка" в этой аналогии? Вот именно, царская администрация, персонифицированная Романовым Н.А.. Нечего было портреты развешивать. Всё остальное - это уже террористы революционеры, по крайней мере по их собственным словам.

Поэтому враждебность и отвращение к Романову Н.А. должны были стать неизбежным эффектом Гражданской - даже безо всякой пропаганды, даже если бы до революции их величество наслаждались бы 110% рейтингом, которым они не наслаждались.

Отрёкся беззвучно - "тряпка", "слабый и безвольный". Отрекался бы с апоплексическим ударом вилкой в пузо и табакеркой в висок, с походом кавалергардов на Петроград - ходил бы сейчас в "кровожадных монстрах", "тиранах, пытавшихся утопить русскую революцию в крови" какого-нибудь Шульгина.

Впрочем, он и так "Кровавый", но это ему прилепили сильно до 1917-го; что-то вроде нынешних "Айфончика" или "старика Кшесинского Кабаева". Не всерьёз: кто ж тогда из креативных знал, что в 1917-м начнётся?

По-любому, в Гражданскую отношение средневзвешенного обывателя к последней версии царя, причём отношение того самого обывателя, который одновременно вздыхал бы о "ранешних временах", сколько-нибудь доброжелательным быть никак не могло.

Ну, скажите что-нибудь хорошее про Янаева, например, с Язовым, или про самого Михал Сергеича. Во-от. А в случае с Николаем II домножьте на миллион, ибо тогда всё навернулось по-настоящему, а не ради фарса, оформляющего передачу власти от генсека кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС и бывшему персеку МГК КПСС.

То, что импринты Гражданской и так запомнились неплохо, и форсили их впоследствии - это само собой. Вот по сумме "николашка" с языка до сих пор и слетает безо всякой в оной "николашке" надобности. Контузия.

Заметьте, я здесь вообще не оцениваю ни то, что и как Романов Н.А. в жизни делал, ни то, что и как сделали с ним. "Николашка" к этому никакого отношения не имеет.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.