May 27th, 2014

назидательный

Азбучное.

Легитимность власти - это согласие на её осуществление, причём не согласие не абы кого, а именно тех, кто мог бы этому осуществлению помешать. Достаточно часто легитимность путают с легальностью, которую сводят к буквальному соблюдению писаных процедур обретения или передачи власти.

Легальность власти может быть основанием легитимности, но это не единственно возможное её основание и в общем случае не достаточное.

Легитимность как правило проявляется во всевозможных заявлениях, - напоминаю, именно от тех, кто мог бы помешать осуществлению власти - которые сводятся к обещанию невмешательства; в частном случае это может быть и присяга на верность.

Отсюда понятно, что степень легитимности власти можно посчитать как отношение числа тех, кто словом и жестом показал, что отказывается оспаривать власть, хотя и мог бы, к полному числу тех, кто мог бы эту власть оспорить.

Легитимность любой властью растрачиваема или набираема всяким отправлением власти: по его результатам кто-то из "тех, кто мог бы", отказывается мешать власти, а кто-то, напротив, выходит на тропу войны - иногда в буквальном смысле.

Очевидно, что более легитимная власть может позволить себе резкие движения, а менее легитимная - доставшая почти всех или пока ещё не уверенная в чужом невмешательстве - должна "ходить опасно".

Следовательно, любое российское по принадлежности публичное лицо, системное или ещё какое, словом или действием создающее впечатление настоящего и/или будущего невмешательства "России" как государства, страны или народа в осуществление власти киевской хунтой, содействует интенсификации карательной операции в Новороссии.

Его именем, хотя бы и не произнесённым, в сторону повстанцев высаживают лишний магазин и, может быть, даже в кого-то попадают.

Это я высказываю не для драмы и не для разоблачения, но для понимания и напоминания.

Предвосхищая некоторые комментарии: я сказал только то, что я сказал, и в расширительных толкованиях сказанного не заинтересован.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.