June 20th, 2014

Wrex в профиль

"Возлюби врага своего". От имени белого человека.

Дегуманизация врага, представление его чем-то недостойным, мерзким и отвратительным - дело всегда приятное и в краткосрочной перспективе почти всегда дающее преимущество из-за экономии нервной энергии на морализировании.

Забывают, впрочем, что дело это в общем случае не обязательное, а часто и вредное.

Забываясь так и отождествляя врага с недочеловеком-обезьяной-насекомым или ещё какой фауной и флорой, легко получить обратное растождествление: мол, вот у конкретного него две руки, две ноги, перьев нет, ногти плоские, кровь идёт, - человек - значит, не враг, значит, друг, товарищ и брат.

Когда друг, товарищ и брат, оскалясь, полоснёт, обычно уже поздно.

Конечно, обманчиво лёгкий выход есть, и он в том, чтобы постоянно утверждать недочеловечность маячащего где-то там вражины, изобретая всё более хитрые и сложносочинённые аргументы. Плоские ногти нам кажутся, две руки суть пропаганда и тэ дэ.

Однако ж тут проявляется ловушка: на средней и дальней перспективе такое перманентное утверждение напрягает сильнее, чем однократное убеждение себя в том, что людей - именно людей, иногда и с большой буквы - в определённых обстоятельствах уничтожать можно и нужно.

Когда психицких сил на перманентную дегуманизацию вражины уже не хватает (или начальство её, дегуманизацию, отменило), то у человечка или у народца наступает похмелье. И по ним даже полоскать, оскалясь, уже не надо. Бери голыми руками, им уже всё равно. "Вяжите меня, православные, я убил". "У нас нет врагов, давайте закончим Холодную войну".

Посему Ваш покорный слуга (а он атеист, если что) настаивает на том, что врага своего надобно любить и видеть в нём человека, изначально во всём подобного себе. Ну, или в себе самом находить бездны недополупсевдоквазиякобычеловеческой подлости, на которые бездны изначально способен враг. Это одно и то же, хотя второе намного затратнее.

Смотреть на врага. Любоваться им. Находить, где трогательно бьётся синяя жилка; полагать равным себе и более преуспевшим, изучать его ходы и привычки.

Сопутствующее любви и провоцируемому ей любованию восхищение - всё же шлак, чувствствствствство: его при нужде можно отбросить, а вот сухие сведения о том, где жилка, останутся. Подкреплённые тем самым однократным убеждением, что человека с плоскими ногтями, у которого жилка, иногда таки можно. Список "иногда" прилагается.

Да, и не забыть воздать ему, истреблённому, должное в учебниках истории. Ибо следующие поколения тоже должны понимать.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.