November 10th, 2014

ordo

Об улице Донской.

Без ката, если не возражаете. Да и возражали бы - всё равно без ката.

Рассуждения об одном и том же предмете, но по разным поводам обычно суть разные рассуждения. Особенно явно это оказывает себя, когда повод к рассуждению проявляется в близости предмета.

Скажем, сидит человек, рассуждает о прочности швов черепа, об ударном воздействии на таковые... при этом у него самого череп цел, ударному воздействию не подвергался, да и видит таковое только в формулах - физических и биохимических - и в редких изображениях от патанатомов. Ну, что тут сказать? Нетленку человек создаёт, на Нобеля мылится, надо ему кофию со сливками принести, благоговея; может, и меня тогда история вспомянёт. Интерес здесь предельный - не в соавторы, а так, причаститься к открытию и перехватить умную мыслю в процессе. А то и две.

Предмет тот же, повод ближе: "потерпевшему был нанесён удар тупым предметом", "что скажете, эксперты и шерлокхолмсы". Интерес вполне себе - сыщицкие наблюдизмы и рассуждизмы обывателя привлекают и возвышают над собой.

Предмет тот же, повод ещё ближе: операционный стол, "трепан, зажим, спирт, тампон, болгарку", "мы его теряем", "выкарабкается" - та же прочность швов, то же ударное воздействие. Человек спасает жизнь другому человеку: однако тут работают не высокая мысль и даже не профессиональные приёмы мышления; работают навыки и умения. Можно и нужно быть предельно благодарным эскулапу, однако интереса здесь уже почти нет: этим навыкам и умению не блевать при виде вскрытого учатся годами даже при наличии предрасположенности и желания. Не для меня.

Предмет тот же, повод прямо здесь:

"Как на улице Донской
Меня ё...ли доской,
Что за мать твою е...и,
Нельзя по улице пройти".

Ударенный морщится, матерится и шипит. Интереса никакого. Я и сам так могу.

Так вот, говоря о фильме Н.С. Михалкова "Солнечный удар"... в нём предельно неудачно - полагаю, намеренно - выбран ракурс. То, что говорили себе уже оприходованные, но ещё не израсходованные белые офицеры в Крыму (насколько мне известно, с ними поступили жестоко и нечестно, хотя баржи - это, AFAIK, враньё понтов, т.е. "художественной правды" ради) - ценности имеет ровно столько же, сколько шип и мат ударенного на улице Донской. Поздно пить боржом. Повод уже здесь. Все и везде говорят то же самое с поправкой на ветер.

То, что думала та же самая публика, покуда "сыпалась под пулемётами красная сволочь" - уже интереснее. А особенно интересно то, что она думала о "красной сволочи", когда той и вблизи не пахло.

О! Дорогой Никита Сергеевич тут как тут со своей ретроспекцией: а вот ничего и не думала. Ыыы. "Попрыгунья-стрекоза лето красное пропела" в разнообразных житейских историйках. А это, извините, враньё.

Общественная мысль в Империи - вовсе не "голая степь, луна и запасной путь". Ладно, Ктулху с ними, с газетами, там жиды, сицилисты, люцинеры, скубенты и Антоша Чехонте; а вот достопрославленная записка Петра Н. Дурново - она что, на пустом месте возникла? Снизошло на сановника? А может, всё же "там, наверху" шло столкновение мнений, причём мнений обоснованных и информированных? Может, телодвижение вельможи со связями в посольствах возымело значение большее, чем сто тысяч ответов ста тысяч офицеров ста тысячам мальчиков о ста тысячах Дарвинов?..

Собственно, здесь и вбиваем гвоздь фильма - то, что "Россию не уберегли" "мы, мы все!" - то есть люди, которым и не вменяется в обязанность её беречь. Люди маленькие. А уж конкретное проявление небрежения найдётся. Не вступил в умственную баталию с рукопожатным фокусником, не опроверг царёво обезьянство... подштанники, небось, ещё менял недостаточно часто. За что и получил от красных в итоге. Боженькино наказаньице.

В проекции на сегодняшний день... надо объяснять? Ну да, маленький человек должон сплочаться вокруг, пренебрегая основанным на курсе богопротивного доллара житейским счастьем и бдительно кусая несогласных, покуда "там, наверху" "знают, что делают". А ежели не сплотится, то его вскорости дыдыдыды из пулемёта фашисты-исламисты-белоленточники.

Кто ведает? - может, в личном путинском архиве уже лежит что-нибудь эдакое за подписью Нургалиева (хорош ржать на галёрке), с чего историки будущего века будут сновать и ужасаться: "как точно предсказал".

А вот не хрен нас, простолюдинов, винить. Все прошлые разы опачкались именно что "там, наверху". Не похоже, чтобы ситуация сильно изменилась.

Про деньги же я не буду. Тошнит, сэр Генри, тошнит.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.