November 19th, 2014

ordo

О либерализме, коротко.

Представьте себе пару: судья и палач. Судья разбирается в делах и выносит приговоры, а палач согласно приговорам чекрыжит бошки, порет и клеймит.

Все хотят напрягаться меньше за те же деньги, и наши судья с палачом не исключение. Однако беда: способы экономии сил у них не то, что разные, а ещё и противоречащие друг дружке.

Судье неинтересно вникать в обстоятельства дела, чтобы ему ели мозги. Он хочет, чтобы все дела были одинаковые. Чтобы не свидетелей (тупых, но хитрых) выслушивать весь день напролёт, а в справочнике за десять секунд осведомиться и цопнуть печатью на стандартный приговор, выползший из принтера.

Палачу же неинтересно напрягаться физически: ему хочется, чтобы было меньше приговоров в единицу времени. В идеале палач хочет, чтобы судья разобрался в деле и - бац! - выскочило какое-нибудь разэдакое обстоятельство, "окончательная бумажка, фактическая! Броня!", после которого "всем спасибо, все свободны", и можно далее обсуждать в судебной курилке выше- и нижетальные достоинства секретарши. А то - пороть, рубить, вешать... фи.

Так вот, либеральная доктрина (не тот фальсификат, который нам продают в РФ) есть разъяснение идеи последовательного и систематического доминирования судьи над палачом. "Приговоров будет много, но все одинаковые - работай, родной, не уклоняйся". Никаких "фактических бумажек".

Если кто не знает, либерализм оформился в порядке борьбы с привилегиями ("привилегия" переводится как "частный закон"), которые и образовывали то дополнительные обстоятельства споров, поедавшие мозги условному судье, а то и те самые "фактические бумажки", позволявшие палачу сидеть в курилке.

Собственно, и доктрину подогнали именно под это дело: все люди созданы равными, у каждого изо всех чакр растут права и свободы, так что привилегии тихо курят в стороне.

Потом ещё и усугубили, распространив равенство не только на происхождение, но и на состояние. Чтобы судье - а точнее, части государственного аппарата Франции, которая, должно быть, и спонсировала эту доктрину - было легче. Опять же, "государство должно быть незаметным" (то есть не работать), "ночной сторож", который, собака, спит у себя в каптёрке, и всё такое.

Инверсией либеральной доктрины - и её же частным случаем - оказывается доктрина социалистическая: все равны именно потому, что привилегии (при социализме они называются "льготы") у всех, причём одни и те же. Заводы крестьянам, штангенциркули рабочим и всё такое ещё раз.

Если всерьёз озаботиться поиском "антилиберальной доктрины", - доктрины систематического доминирования лодырничающего палача над судьёй - то придётся обратиться к этому самому изнурённому работой палачу. Он вам подскажет: сложная, разветвлённая система льгот, проходов без очереди и освобождений от судебных преследований; которые льготы и освобождения выслуживаются, покупаются, изобретаются и проч. - разнообразия тут будет не меньше, чем в диапазоне между "либеральным рынком" и "казарменным социализмом".

Другое дело, что с теорией здесь плохо по очевидным причинам - в табели о рангах судья как правило огого, а палач хихихи, и это на протяжении столетий сказывается.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.