May 8th, 2019

Saurgang

На полях. Жаловаться некому.

Это у Симонова в "Живых и мёртвых". Там недорепрессированного советского генерала в войну занесло на приём к Сталину. Генерал пообмирал от благоговения, изложил запрошенные сведения, попросил за друга, попавшего под раздачу по тому же делу, что и он, но до сих пор не выпущенного. Мол, будет полезен. Посмотрел Сталину в глаза и понял: жаловаться некому. Самый главный, оказывается, всё знал, что в стране со всеми этими репрессиями творилось.

Ушёл генерал под впечатлением, которым не понимал, как делиться.

Симонов здесь прав, как бывают правы остановившиеся часы дважды в сутки. Хотя... он ведь тогда жил, а если туго со своими словами для описания творящегося вокруг, а обычный разговор идёт совсем о другом, то понимать-то всё равно не запретишь?

Я объясню. Частное мнение из другой эпохи. Попаданец пишет, не выходя из дома.

Суверен не может совершать преступлений, он по определению над законом, который сам и создаёт: он может те законы придумывать самостоятельно построчно, а может своим присутствием делать законом обычай, сложившийся независимо от его личной жизни.

Нет, речь не о том, что всякое дело суверена хорошо и правильно; речь о том, что никакое дело суверена не преступно и не законно, оно в принципе не подлежит оценке по этой шкале.

Такую высоту постоянно пытается взять "творческое сообщество", провозглашая себя "вне публичной морали" - пытается в основном в силу подражания кормящему барину и, конечно же, пытается взять высоту не перед барином, а передо мной: то бишь перед теми, кого барин кормит не с руки, а из выставленной за дверь миски.

В СССР сувереном была Партия, добровольное общество с собственной структурой, присутствовавшее рядом с государством по всей стране... а вовсе не обрыдший за века Лета Сэмуа в короне и на троне, полученный в результате семяизвержения от правильного мужского полового органа в правильный женский. А, ещё от божественного благословения, чмоки-чмоки.

А в случае Партии жаловаться действительно некому. С тем же эффектом можно пожаловаться самому крупному транзистору в логической ячейке, где состоялся сбой, приведший к катастрофе с человеческими жертвами.

Страшно, если вдуматься. Маленькие дети в таких случаях забиваются под одеяло и зовут маму. Взрослые люди... я не издеваюсь, господа-товарищи, инфантилизм-по-вызову есть мощное средство личной адаптации к социальным реалиям... так вот, взрослые люди (из)обретают Высший Закон (вариант: Настоящего Суверена), под которым, оказывается, ходит и нынешний суверен, особенно его предыдущая итерация. И давай ту итерацию судить по (из)обретённому Высшему, вечному и бесконечному, Закону - или, как минимум, записывать за собой право её осудить.

Иными словами, взрослые люди изо всех сил убирают из собственных представлений беспокоящие их "над законом", "не преступно и не законно". Спасают шкалу и своё право ей пользоваться, оставляя за собой возможность напыжиться, встать в позу, шлёпнуть по заднице приблудную Фемиду с повязкой и весами, перебросить подол хитона через локоть и провозгласить что-нибудь разэдакое.

Да-да, "суд над КПСС", если кто помнит тот балаган начала девяностых.

В Высших Законах недостатка нет: всякий верующий Вам попробует впарить свою версию, и многие неверующие тож. В конце концов, Вы же читаете этот блог, и другие тоже читаете.

А на самом деле, если оставить в стороне бредни ближневосточных бомжей двухтысячелетней давности и подобной им публики в других частях света и в другие времена: жаловаться некому. Всё, оказывается, сами. Сами поняли или не поняли, сами сделали или не сделали, сами объяснили или не объяснили другим. Не было, нет и не будет ангелов или чертей. Всё сами.

Да, чтобы два раза не вставать. В моём присутствии ещё никому не случилось выдать о сотнях миллионов жертв сталинских репрессий. Жаль. Иногда очень хочется разбить кому-нибудь лицо, преисполненное осознания собственной правоты.

Видите ли, различие по количеству смертных приговоров по делам условно "политическим" в 1936 и 1937 году составляет 300 раз. Нет, клавиша "ноль" у меня не дребезжит. Это катастрофа даже без того, чтобы я привёл читателю абсолютные числа. Это Чернобыль. Для юного поколения: тогда не было электронных документов с электронными подписями, а бумажные доставляли днями. В году, моё дорогое юное поколение, 365 дней.

Те ублюдки, которые сепетюкают о сотнях миллионах, - независимо от цвета их, ублюдков, флагов и независимо от оттенков их, ублюдков, убеждений - были и остаются нужны только для того, чтобы эту разницу выровнять, чтобы продать ровную картину сталинских репрессий на уровне "сто мильёнов в год-сто мильёнов в год-сто мильёнов в год".

Зачем? Подозреваю, что только затем, чтобы отбить желание понять, а что тогда произошло на самом деле, и как того же самого избежать в будущем; в том самом будущем, к которому мы идём - в будущем с процессорами, с холодным термоядом, с генетическим манипулированием и с компьютерными, страшно вымолвить, сетями. Как спастись от сбоя.

Спасибо за внимание. С праздником.

ПостСкриптум. "Страшно не то, что мы теперь взрослые. Страшно то, что взрослые - это теперь мы". Линор Горалик может ещё много чего наговорить, но за эту фразу памятник ей обеспечен. Если её, фразу, Сократу не припишут.