Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Ещё чуть о русском фэнтези. Образ врага.

Вот дом, который построил Джек статья про русскую фэнтези, которую написал Константин Крылов, а вот статья про статью про русское фэнтези, которую написал Крылов. Эту вторую статью написал Лев Прозоров, и там он не то, чтобы спорит с тем, что Крылов написал, но скорее с тем, что сам прочёл, и плещет узнаваемая симптоматика: "россия есть европа; совок-совок-совок; господа патриоты..." Однако оба автора сходятся на том, что в СССР русская нечисть - и бОльшая часть "чисти" - изображалась смешно и неправильно. А без сурьёзных Главных Гадов - какое ж местное фэнтези? Каковая мысль совершенно правильна.

К сожалению, оба автора не задались вопросом "почему русская нечисть изображалась смешно?" Имхо, здесь тот самый случай, когда они полагают ответ известным заранее (злобнокозненность и русогнобственность неруси-совка и так далее), а ведь процесс поиска ответа на этот вопрос важнее, чем сам ответ - если речь идёт о будущем, в данном случае будущем русской фэнтези.

Впрочем, Прозоров всё же сделал шаг к ответу. Цитирую.
"За весь советский период только два фильма не превращали былинно-сказочную Русь в прообраз грядущего "Балаган Лимитед" - "Илья Муромец" и "Кощей Бессмертный". И все.

В остальных фильмах тупят цари-Пуговкины, подличают бояре и дьяки, неуклюже злодействуют уморительно-смешные бабки-ежки, чудо-юды, кощеюшки (диагностично - этого персонажа, чье имя восходит к ТЮРКСКИМ корням, сказочная совпопса стабильно рядит в ЗАПАДНОГО короля), оборотни, водяные и лешие. Кругом балалайки, лапти, петушки на палочках, окладистые бороды и туповато-добродушные физиономии. И все это потешное воинство одной левой побеждают очередные Насти и Маруси, Вани и Васи... и звонко смеются на каждом шагу. Это ведь Русь - как же тут не смеяться?"
"Кощей Бессмертный" - это 1942-й, если не ошибаюсь, год. "Илья Муромец" - 1956-й - порылся по яндексу, оказывается, фильм попал в Книгу рекордов Гиннесса.

Вот вам выдержка из статьи в БСЭ об Александре Птушко.
"Создал серию мультипликационных фильмов с участием постоянного персонажа Братишкина, в 1932 звуковой объёмный мультипликационный фильм "Властелин быта". В последующих фильмах - "Новый Гулливер" (1935), "Золотой ключик" (1939) - использовал игровые, объёмно-мультипликационные и комбинированные съёмки. Руководил трюковыми и комбинированными съёмками в художественных картинах. Затем ставил фильмы-экранизации, преимущественно сказки: "Каменный цветок" (1946), "Садко" (1953), "Илья Муромец" (1956), "Сампо" (1959), "Сказка о потерянном времени" (1964), "Сказка о царе Салтане" (1967), "Руслан и Людмила" (1972). Поставил также фильм "Алые паруса" (1961)."
Ну, про ранешние мульты я не знаю, а вот уже "Новый Гулливер" вполне может быть закомментирован как "аффтар жжот". "Мы великий и могучий, ярче солнца, выше тучи", играет патефон, пока лилипутский царь, похожий на Николая 2.0, умученного от ДЦП, пускает слюни - искусство весьма советское, но стильно сделано, смотреть приятно. "Золотой ключик" - слишком советское в ущерб стилю, мне не понравился. Поздний лучше. А вот дальнейший список русского - чего-то я там тупых и уморительных припомню мало: ни в "Каменном цветке", ни в "Садко"... "Сампо" вот не вспоминается, да и про карелов это. "Сказка о потерянном времени" к фэнтези не относится, "Сказка о царе Салтане", "Руслан и Людмила"... претензии к Пушкину, лубочность от него (имеются в виду покусанные бабарихи и Салтан, решённый в стиле Додона, а "Руслан и Людмила" вполне адекватны). "Алые паруса" - имхо, для романтической фэнтези - пусть и нерусской - более чем адекватно.

Так что "за весь советский период только "Илья Муромец" и "Кощей Бессмертный"" - преуменьшение. С другой стороны, меня вполне по делу могут завалить с верхом теми самыми примерами царей-Пуговкиных и бабок-ёжек, особенно в позднесоветские времена. Ибо было, и было в ассортименте. Опять-таки - почему?

Потому, что в фэнтези образ врага обычно является превращённым образом реального врага, побеждаемого или свежепобеждённого. Свеже - в исторических масштабах, поколение-два в прошлое максимум. Я не знаю, откуда пошло слово "орк", пусть толкиенисты спорят; но то, что от их изображения Профессором несёт пропагандой первой мировой о "гуннах" - мне очевидно. Вот тот же А.Н.Толстой в "Эмигрантах" пишет - и неважно, о реальных вещах или на ходу придумывает, зная, что такое вполне могло бы быть: "Нам раздавали фотографии с дерьма необыкновенной величины, найденного в немецких траншеях, чтобы мы охотнее стреляли в бошей, оставляющих такие следы". Конечно, после войны всё это заметают под ковёр, оставляя в галереях боевой славы пристойное. Но осадок-то остаётся. Более того, методы обращения с врагом в фэнтези - не связанном, в отличие от НФ, живописанием выдуманных технических и социальных заморочек - соответствуют реальным методам обращения с ним. Орков валят тысячами и миллионами на промышленной основе, и неважно, что мечами, а не пулемётами.

Если то же рассуждение применить к советской квазирусской продукции, получим, что некоего врага, подчёркнуто дурковатого, надо было всячески засмеивать, не бояться, и при случае - именно при случае, а не как с орками - больно бить. Часто это делегировалось молодым, а то и детям, Ивашкам из дворца пионеров. Вопрос: кто был этим врагом?

Ответ вопросом на вопрос: все помним главную фичу советского строя - в смысле реальной жизни, а не идеологии? Массовую, быструю, во многом принудительную замену деревенского образа жизни на городской, пришедшуюся в первую очередь - и чисто количественно - именно на русских. Вот с прежним и боролись, а там - культурка борьбы сложилась, правила. И в 70-е она и проявлялась. По инерции, как и многое гуманитарное в 70-е.
Примечание. Перед тем, как в некоторых мозгах включится сирена о неизбывных ужасах совка, напомню: во-первых, русская деревенская жизнь, наряду с достоинствами типа той же самобытности, обладала некоторыми недостатками, изживания вполне достойными - не надо гнать о сусальных рюсських мужичках, неважно, "справных хозяевах", "природных коллективистах" или там "богоносцах"; во-вторых, городская культура в предреволюционном русском сословном обществе... скажем так, её вряд ли кто-то согласится ныне взять за образец, не покривив душой.

Второй пункт поясню. Видите ли, в Филиппы Филипповичи или там докторы Борментали мы все готовы, а Шариков и прочие дурнопахнущие, но революционные массы нам резонно пфуй. А вот кто готов в Зины или Дарьи Петровны? Кто готов в марфушки, которая подаёт чай, и в "Фимка, неси бланманже с киселём!"? А они были неотъемлемой частью быта, и чисто количественно их было немало. Карамазовы-братцы - это, конечно, хорошо, но вот Смердяков при них был неизбежен... Будем восстанавливать это русское? Или всё-таки придётся брать за исходную точку "совковое", потому что оно - из этих двух вариантов, которые у нас реально были - лучше? И именно из него придётся эволюционировать в "русское современное", "европейское" или там "евразийское", кому что по нраву.
К резюме. Упакощивание дурковатостью официального представления русского фольклора в советском искусстве было неизбежно. Добарывали обозначенного врага в прогрессивных вообще-то целях, с которыми я согласен. Вот средства... м-да-с... да и последствия типа компрометации почвы для русского фэнтези тоже приемлемыми не выглядят.

Возвращаясь к образу врага - реального, побеждаемого или свежепобеждённого. Свеже! Вы можете его назвать Змеем Горынычем, Бабой Ягой или как хотите, дать ему первичные сказочные признаки (не путать со сказочными первичными признаками) соответствующих персонажей, но вести себя и действовать они должны именно как этот самый исторически недавний враг! Когда говорят о том, что "славянское" (вот тоже ерунда!) фэнтези должно описывать тысячелетней давности борьбу с хазарами и прочими печенегами - да кому это сейчас-то интересно?! Та же фофудья, только в профиль. Хазарский вопрос был решён окончательно, бояны об этом отпели. То же относится и к старым, очень старым сказкам.

По моему мнению, в нынешнем русском фэнтези с претензией на смысл могут разместиться два типа Главных Гадов, в зависимости от мировоззрения автора: первый тип Главного Гада генезисом обязан условному "западу" времён, когда у СССР оставались шансы на победу (и не в злобной "совпопсе" тут дело, тут она поступала правильно совершенно), второй же происходит от собственно "советского режима", не менее условного (имхо, в нынешнем обществе гармонично сочетаются худшие черты обеих систем).

Называться и выглядеть Главгады могут как угодно, в том числе Бабами Ягами и Чувырлами Похогузыми - правильная смысловая нагрузка сделает их адекватными, ибо не имя красит персонажа, а наоборот. Все смысловые требования, следующие из предыдущего абзаца, относятся только к их образу жизни, поведению и следующим из таковых опасностям для других персонажей. А историчность идёт лесом, за исключением антуража: тут достаточно, чтобы с самоварами на плечах не плясали...

Вот как-то так.

Tags: литература, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments