Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

К 12 июня.

Сегодня странный праздник, меня знобит от этого веселья. Как те ёлочные игрушки из анекдота - вроде настоящие, а радости никакой.

В самом деле, всякая страна со своей историей празднует начало этой истории. РФ это не СССР, не РИ, не Московское царство и уж тем более не Киевская Русь, у РФ первая запись в пачпорте 12 июня 1990 года. Конечно, можно праздновать начало истории РФ и в декабре, но как-то нехорошо получается: всё равно что праздновать не день рождения, а получение наследства, да ещё при сомнительных обстоятельствах смерти наследодателя. Так что для публики уж лучше 12 июня.

С другой стороны, когда некое событие может претендовать на заполнение даты, которую отмечают (большая просьба обратить внимание на слово "отмечают" вместо "празднуют")? Тогда, когда оно

а) является незаменимым в некоем важном историческом процессе с до сих пор ощутимыми результатами;

б) вокруг него сформировалось одно или несколько толкований с различными оценками;

в) существует и признан всеми некий политес в обсуждении этих оценок.

Если бы 12 июня 1990 года Декларация о суверенитете не была бы принята и вообще не была бы принята - как по-Вашему, ЕБН не замутил бы Беловежское соглашение? Вообще, кто-нибудь, кроме юристов, способен объяснить, что есть такого незаменимого в той Декларации для последовавшей истории? Есть такие, которые расскажут, что эта бумажонка в процессе борьбы за власть была чем-то иным, кроме как третьеразрядным средством ведения аппаратных войн с очень высокими ставками? А если Декларация в этом аспекте явилась пустой формальностью, то и толковать её по-разному никто не парится, клише не вырабатывает, копий в спорах не ломает, и никакого вам политеса. А значит, и памятной даты никакой.

С другой стороны, вообще замести этот праздник под ковёр, сосредоточив восторг души и радость лимфы на 4 ноября или каком-нибудь Дне первой вязки лабрадора Кони, за 17 лет можно было когда угодно, но никто не озаботился. А ведь 17 лет по меркам новейшего времени - уже дистанция историческая. Парадокс.

По моему мнению, ларчик открывается просто: 12 июня есть праздник не национальный, а профессиональный. Что-то вроде дня хлебороба или металлурга. Просто эти "хлеборобы" предпочитают не афишироваться, прячась за плакатом "танцуют все!"

Профессиональный праздник всегда имеет своим поводом изменение отношений между некоторой группой, определяемой по признаку профессии, и остальным обществом, ничего более. 23 февраля, мягко говоря, не является датой оглушительной победы Красной армии над немцами - это дата, когда Красная армия подписалась защищать вот эту вот территорию, на которой обитают празднующие. Точно так же праздники поменьше - тех же металлургов - чаще всего являются праздниками учреждения и постановления.

Логично было бы предположить, что 12 июня является профессиональным праздником местных управленцев. Однако здесь есть следующий нюанс. Во всех иных профессиональных праздниках наряду с некой "гильдией", "бизнесом", "кастой" и собственно обществом присутствует государство как активный (инициатор и учредитель) или пассивный (поручитель от безобразий) гарант этих новых отношений. Легко понять, что в случае 12 июня государство выступает гарантом за самого себя.

Вот, можете посмотреть текст Декларации. Позабавьтесь.
"Первый Съезд народных депутатов РСФСР,

- сознавая историческую ответственность за судьбу России,

- свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, входящих в Союз Советских Социалистических Республик,

- выражая волю народов РСФСР,

торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР."
Как видите, обоснование заявы смехотворно. "Воля народов" на провозглашение суверенитета - а это на каждом конкретном человеке сказывалось хотя бы в вопросе о гражданстве - замерена не была, причина "из уважения к правам" комментария не заслуживает, а про "историческую ответственность" людям, пережившим 90-е, лучше не говорить. Как и про обновлённый Союз ССР.

Дальше тоже хорошо.
"9. Съезд народных депутатов РСФСР подтверждает необходимость существенного расширения прав автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краев и областей РСФСР. Конкретные вопросы осуществления этих прав должны определяться законодательством РСФСР о национально-государственном и административно-территориальном устройстве Федерации.

10. Всем гражданам и лицам без гражданства, проживающим на территории РСФСР, гарантируются права и свободы, предусмотренные Конституцией РСФСР, Конституцией СССР и общепризнанными нормами международного права.

Представителям наций и народностей, проживающим в РСФСР за пределами своих национально-государственных образований или не имеющим их на территории РСФСР, обеспечиваются их законные политические, экономические, этнические и культурные права."
Этнические права представителям народностей, проживающих за пределами своих национально-государственных образований (условий по территории вообще нет, это и к папуасам применимо) - просто праздник какой-то... и даже не какой-то, а именно нынешний.
"14. РСФСР заявляет о своей приверженности общепризнанным принципам международного права и готовности жить со всеми странами и народами в мире и согласии, принимать все меры к недопущению конфронтации в международных, межреспубликанских и межнациональных отношениях, отстаивая при этом интересы народов России.

15. Настоящая Декларация является основой для разработки новой Конституции РСФСР, заключения Союзного договора и совершенствования республиканского законодательства."
Именно так. Гарантируем сами себя на основе неподтверждённой воли народа, приверженности к общепризнанным (в Мозамбике тоже? А то нетолерантно получится) принципам и готовности к миру и согласию. Потом чего-нибудь допишем на гербовой. Честное слово, я бы таким денег не занял. Впрочем, они и так обошлись, и неплохо обошлись.

В рамках вышеизложенного смотрим, между кем и обществом с 12 июня 1990 года изменились отношения, и в какую сторону.

Экскурс в прошлое. Отвлекаясь от воя индивидов, сбежавших из-под юбки бабы Леры, СССР, даже если и был Царством Ужоса™, то оный Ужос™ в разные времена сказывался по-разному, как количественно, так и качественно. В общем, чем ближе к концу ХХ века, тем больше советским подданным стали "давать пожить". Бытовые проблемы 30-х годов в 70-е для большинства населения на фоне обычных для того времени трудностей выглядели уже страшной сказкой. Просьба не считать такое развитие событий естественным - из объявленной идеологии "режима" оно никак не следовало: сравните, например, с социальными экспериментами в Азии.

"Режим "был вынужден меняться под влиянием того человеческого материала, который его поддерживал. Конечно, не надо переоценивать степень этого влияния, но и полностью отрицать оное, кляня абсолютно неизменное большевицкое иго шершавым языком комикса - неумно. "Режим" был вынужден оплачивать лояльность населения во всё более сложных условиях. Хрестоматийный случай: фронтовики. Некоторые управленческие практики и идеологические загибы тех же 30-х годов в отвоевавшей такую войну стране стали попросту невозможны, более того - опасны. Да и труженики тыла в войну вели себя так, что, например, в стенограмме пресловутого тоста "за русский народ" после слов "какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой" оказалась фраза, изъятая из газетного отчёта: "это могло случиться, имейте в виду". Поясняю: большевистский оратор подчёркивает примат человеческого материала над социальной системой, в которую тот организован - "какой-нибудь другой народ" с самым прогрессивным строем Германии бы слил. Для 30-х годов такое высказывание было немыслимо.

Вождь, вероятно, знал, о чём говорил, так что послевоенная советская внутренняя политика до хрущёвского дуркования носит известные черты компенсации людям пережитых страданий (хотя и совершенно недостаточной), а не просто восстановления и наращивания государственной мощи.

Обусловленное НТР усложнение послевоенного советского общества тем более усилило эту тенденцию: возникли группы со своими социальными интересами, которые не выводились из постулатов господствующей идеологии. Тот же ВПК, вообще директорат, научное и творческое сообщества, теневики, все эти коммунистические ханы на окраинах, интеллигенты вон с гитарами полезли по сёлам иконы собирать... опять-таки, в ранешнее время их бы выстроили в три четверти часа, а во времена "застойные" "режим" с ними уже договаривался. С позиции силы, причём ошеломляющей силы, но договаривался. Более того, условная "номенклатура" уже пользовалась услугами этих групп в режиме обмена, а не сбора податей.

"Режиму" становилось всё сложнее и сложнее выполнять свою задачу - производство социального порядка с установленными характеристиками. Ну как же, у потребителя этого порядка прорезается голос: опять-таки, просьба не путать с беззаветной борьбой экзальтированных диссидентов и не переоценивать важность таковой; "режим" постепенно отжимало именно всё общество целиком, своей повседневной жизнью.

Если изложить совсем уж просто, то: у класса управленцев в Союзе со временем накопились совершенно им ненужные обязательства перед управляемыми. Подчёркиваю - речь идёт не про обязательства социалистического государства перед населением вообще: бесплатное образование, лечение, занятость и всё такое. Речь идёт именно о том, что росла официальная и неофициальная сложность работы управленца в СССР, а спросить за эту работу - опять же официально и неофициально - становилось всё проще (естественно, с поправкой на рост количества точек управления вообще).

Из этого состояния, как легко догадаться, было два пути. Первый - полностью официально признать эти обязательства и начать строить "новую свободную Россию" или как там оно называется, с учётом уже отыгранного обществом у "режима" (успокаиваю: мобильных телефонов, иномарок, интернета и смыва нацменских республик это не отменяет). Второй - обнулить счётчик и начать всё по-новой. 12 июня 1990 года второй вариант и был избран. Всё, ребята. Мы тут решили, что у нас новое государство, все прежние понятия закончились... Произошло изменение отношений между "режимом" и обществом, заключающееся в уничтожении сколько-нибудь сложных, наработанных ранее, оплаченных потом и кровью "правил игры".

И вы помните, что последовало в рамках этих новых отношений. Отказ от всяких обязательств перед населением, обнуление репутаций, принятие за модус операнди "режима" практики "постановки населения перед фактом" (от приватизации до монетизации), которая даже по советским меркам зачастую выглядит варварской, оправдание строительством нового государства и новой экономики любых и всяких косяков любого и всякого управленца. Реформы, реформы, реформы, постоянная беготня с различными идолами (рынок, шоковая терапия, переходный период, стабилизация, стабильность, энергетическая сверхдержава) - что угодно, лишь бы не быть обязанными людям и не отвечать перед ними. И переход к этому - да, та самая Декларация суверенитета "режима" от граждан.

Так что, граждане, 12 июня - это День Режима. Не государства, не страны и не народа, а именно "режима".

Кто хочет, пусть празднует. Кто обязан, ибо принадлежит к, пусть празднует тож.

"А я пойду дальше"(с).

Tags: политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments