Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Русская кампания 1944 года. Опыт объяснения по глобусу. Начало.

"Местность была так сильно изрыта снарядами, что это помогло малочисленным и оглушенным бомбардировкой оборонявшимся немецким войскам остановить американское наступление."

Сначала, как водится, несколько слов на тему возможных альтернатив.

По Курской битве я решил ничего не писать (пока?). Дело в том, что её даже извратить пытались как-то по-голливудски. Типа, если бы немцы продвинулись ещё на один километр, если бы своим героическим наступлением в Сицилии союзники не отвлекли бы дивизию "Адольф Гитлер", лишившуюся к тому времени танков, если бы рядовой Райан не обезвредил бомбу за две секунды до взрыва... в общем, ясно. Это от бессилия. Если коротко, то на деле Курская битва здорово походила на попытку очень тренированного человека пробить лбом каменную стенку, за которой его всё равно ждали с топором.

В общем, обеим сторонам на Восточном фронте было понятно, что 1944 год будет годом большой порки. Ясно было и то, кто будет пороть, кого и за что. Опять-таки, играя за Германию, я бы просто запросил мира, пока есть, чем торговать. Запросил бы именно у Сталина, так как западным союзникам по большому счёту Германия была уже нафиг не нужна, а Союзу могла бы пригодиться. Кстати, изначально требование безоговорочной капитуляции Германии принадлежит не Сталину, а западным союзникам.

Гитлер, конечно, при таком раскладе не выживал, и именно это обстоятельство заставляет меня с подозрением относиться к современным националистическим доктринам - если вождь столько требует от народа под девизом "мы с тобой одной крови", он должен ему не меньше. И если бы Сталин потребовал провезти Гитлера в клетке по Красной площади, надо было подчиниться. Ради этого самого народа. Гитлер же избрал стратегию затягивания войны, надеясь на политические факторы - скажем, на раскол в противостоящей ему коалиции. Если бы у него ещё были возможности этот раскол спровоцировать, стратегия выглядела бы разумной. С "чудо-оружием" тоже были проблемы, и проблемы именно в ориентации мышления, если можно так выразиться. Скажем, немцы располагали проектами систем, которые могли предельно осложнить жизнь бомбардировщикам союзников - вплоть до зенитных ракет. Но Гитлер тратился на "Фау". Бабахали громче, да.

"Десять ударов" в этом тексте (повторяю - только в ЭТОМ тексте) я определяю по АВТОРСКОМУ перечислению, а не по учебникам истории. Почему? Потому, что речь идёт о кампании 1944 года. Впервые "десять ударов" были перечислены лично И.В.Сталиным в докладе "Двадцать седьмая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции" от 6.XI.1944.

Вот, нашёл очень хороший рисунок, удобный для анализа в первом приближении. Удары пронумерованы по времени нанесения, две жирных линии - состояния фронта "до" и "после".

</p>Глобус, правда не весь

Вам не кажется странным, что всевозможные ревизионисты Великой Отечественной на таком уровне (см.рис.) вообще не рассуждают? Ну там, страдания штрафника, который под огнём заградотряда бежит в атаку. Соотношение потерь. Немцы пахли одеколоном. Предатели предали, потому что Сталин был плохой. И так далее.

А ведь на рисунке во весь рост изображена железобетонная адекватность советской большой стратегии, которую оспаривать просто бессмысленно. Именно здесь корни уверенности и нашего генштаба, и всяких комитетов начальников штабов в том, что Советы могли завоевать весь мир.

Смотрите сами.

1. Январь 1944. Немецкая оборона под Ленинградом взломана, немцы отброшены. Всё? Ага, щас. Северный фланг немцев - Финляндия - был им нужен только тогда, когда у немцев была инициатива, и нужен под две конкретные задачи - взять Ленинград и перервать ж.д. на Мурманск, после чего этот фланг схлопывался по линии от Белого моря до Балтики, и высвобожденные войска пёрли в глубь русской территории. Ни того, ни другого не вышло, а с переходом инициативы к советским войскам немцы получили все прелести растянутого фланга, уязвимых коммуникаций и ненадёжного союзника в одном флаконе. Первым ударом Советы фактически выиграли северный фланг, вытеснив немцев в Прибалтику. После этого, при активном содействии Рузвельта, пригрозившего разрывом дипотношений с финнами, запустился переговорный процесс конкретно о мире - уже в середине февраля в Стокгольме встретились Паасикиви и Коллонтай. Потом СССР сделал откровенно гениальный политический ход, сняв все предварительные условия по проведению переговоров и отобрав таким образом отмазки финского правительства, которое было бы радо *изображать* переговорный процесс, стараясь усидеть на двух стульях. На фоне "союзника" Гитлера, в открытую угрожавшего оккупацией Финляндии, Советы смотрелись гораздо предпочтительнее. К сожалёнию, финское правительство всё же потребовалось убеждать таской, но об этом потом.

2. Корсунь-Шевченковская операция. Конец января-март. Южный фланг. Ага-ага, сперва на севере, потом на юге, пусть немцы резервы катают туда-сюда. Крым Гитлер всё ещё держал, и это было правильно, хотя, повторю, в общем случае стратегия жёсткой обороны к тому времени уже пережила себя. Немцы теоретически могли половить шансы в мобильной войне, сдавая большие территории, но увы, их пространство решений уже было в большей степени, чем в том же 42-м, подвержено влиянию чисто экономических и технических факторов.

Подготовительным ударом Ватутина - специалиста по Манштейну, кстати... - была перерезана рокадная ж.д. Одесса-Вильнюс, читай - коммуникации между ГА "Центр" и ГА "Юг". Затем наши устроили немцам собственно Корсунь-Шевченковский котёл, который и зачистили к 17-му февраля. К этому же сталинскому удару относится и операция по ликвидации никопольского выступа. Ну, тут Гитлер сам напросился, цепляясь за месторождение марганца. Хотя какой у него был выбор? Когда немецкая оборона рухнула, немцы просто *побежали* - трудно по-другому объяснить потерю несколькими дивизиями всего тяжёлого вооружения.

Какие-то особые приметы этого наступления? Особых нет. Всё то же. Немцы придерживались идеи жёсткой обороны. Что это означало? Это означало, что наши, имея превосходство в людях раза в полтора максимум, спокойно массировали силы для атаки там, где хотели, чему протяжённая линия фронта только способствовала.

3. Крым. Апрель-май. По смыслу это уже была уборка мусора со всеми её прелестями. Немцы были разорваны в основном огнём артиллерии и работой авиации, приказ Верховного прямо запрещал *тратить* людей, в результате немецкие безвозвратные потери превзошли наши на порядок. "Никто их сюда не звал." (с)

4. Карелия. Освобождение Выборга и Петрозаводска. Горячих финских парней следовало поторопить с размышлениями, хотя повторяю - уже после первого сталинского удара Финляндия оказалась в положении "неуловимого Джо". Достаточно своеобразный театр, достаточно своеобразный расклад по вооружению - наше превосходство в технике было подавляющим, но летом в том регионе наземная техника не особо помогает. Дрались финны неплохо, причём настолько неплохо, что некоторые их историки до сих пор считают, что упорная оборона финнам чем-то оказалась полезна. Тем не менее, в середине июля наши просто остановились, ибо, во-первых, люди были нужнее на других фронтах, во-вторых, чтобы доколотить финнов, сил всё равно было достаточно, и, в-третьих, переговорный процесс уже шёл, и шёл предельно прагматично. Не хотите, чтобы в резюме присутствовало слово "капитуляция"? Да ради Бога. Не можете сами выгнать немцев? Поможем. Ах, уже можете... Какие-какие границы? Какого-какого 39-го года? Так, вон дверь, уйти не забудьте, нам ужинать пора... Что? 40-го? Ну вот, давно бы так.

Таким образом, четыре первых удара безусловно выиграли фланги Восточного фронта (см. рис.), причём на южном фланге войска наших европейских гостей просто съедались в окружениях.

5. Белоруссия. Операция "Багратион", которую на Западе именуют несколько более сухо "уничтожением (destruction) группы армий "Центр"". Вообще, должен сказать, что наши пропагандисты упустили дивную возможность экспорта подобных названий. Нормальное такое двуязычие - для нас операция по имени-отчеству, для иностранного потребителя - какое-нибудь "истребление", "опустошение", "экстерминация" и "эрадикация". "Мочилово", в конце-то концов. Не хотят уважать, пусть боятся.

Знакомство первого встречного гражданина с операцией "Багратион" в лучшем случае сводится к тому, что он вспоминает известный апокриф, где Верховный предлагает Рокоссовскому подумать, потом подумать ещё раз, а потом говорит что-то вроде "а х... с ним, сделаем по-Вашему". О чём именно предлагалось подумать Рокоссовскому, первый встречный уже не знает.

Так вот. Основной идеей нанесения поражения противнику по-прежнему оставался взлом обороны на конкретном участке фронта и ввод в прорыв подвижных соединений с последующей эксплуатацией их достижений - охваты-окружения и проч.. В связи с этим, естественно, применялся принцип массирования сил на участке прорыва. В Белоруссии наступать поначалу собирались так же. Рокоссовский предложил следующее, ссылаясь на условия ТВД: разделив силы, атаковать сразу все группировки противника, державшие оборону на тактической глубине. Идея состояла в том, чтобы, лишив эти группировки подвижности и возможности помочь друг другу в отражении хрестоматийного "главного удара", раздолбать их на месте и выйти на оперативный и даже стратегический простор, где уже никто не будет путаться под ногами. Знаменитая "рельсовая война", начатая 20-го июня, тоже имела целью лишить немцев подвижности. Чтобы, значит, сидели спокойно, пока наши их будут оперировать.

На уровне большой стратегии немцы обосрамились самым позорным образом. Я не знаю, какова тут доля успехов нашей разведки и неуспеха их, не знаю, кто именно ответствен за неверное предположение (генералы, как обычно, в мемуарах всё валят на фюрера), но базовая гипотеза состояла в том, что русские ударят южнее Припяти - там довольно красивый получался выход на Вислу и до Балтики с юга на север... Спасибо, конечно, что они так хорошо о нас думали, но и в Белорусии неплохо получилось.

Что мне нравится в "Багратионе" чисто эстетически - то, что немцам заплатили за блицкриг той же валютой. "Долг платежом страшен" (с). Я говорю, естественно, не только о совпадении дат наступления - я говорю и о способах. Скажем, три из каждых пяти самолётов, бывших у немцев на этом направлении, наши вынесли бомбардировкой аэродромов. Цифры суточного продвижения наших войск вообще превосходят аналогичные показатели для этих мест, достигнутые немцами в 41-м. Котёл под Минском на сто тысяч персон - надо, надо... Наловленных именно там офицеров и генералов потом провели по улицам Москвы.

Нашёл вот выдержки из дневника одного немецкого пехотного офицера.

«27.6. Все катится вспять. Последние силы еще ведут тяжелые бои, чтобы, чтобы прикрыть мост. Все отступают. Машины увешаны людьми. Дикое бегство.
29.6. Продолжаем отход. Русские все время стараются нас обогнать параллельным преследованием. Партизанами разрушены все мосты.
30.6. Невыносимая жара. Начался путь ужасов. Все встало. Мост через р. Березина под сильным обстрелом. Мы проходим через этот хаос.
1.7. Все совершенно выдохлись. Двигаемся дальше по шоссе на Минск. Дикие пробки и заторы. Часто обстрел справа и слева. Все бежит. Паническое отступление. Многое остается на дороге.
2.7. Русские заняли шоссе, и больше никто не пройдет… Такого отступления еще не бывало! Можно сойти с ума».

Да пожалуйста, сходите: жалко, что ли... Повторяю: "Никто их сюда не звал" (с). Кстати, в это время командира группы армий "Центр" генерал-фельдмаршала Буша (не возбуждайтесь, это однофамилец) заменил генерал-фельдмаршал Модель, который до того в должности командующего группой армий "Северная Украина" ждал русского наступления. Не помогло.

В общем, немецкая оборона на довольно долгое время перестала существовать. Примерно до конца лета (тут важен ещё и 6-й удар, но о нём позже). Сокращение линии фронта работало сперва на наших, позволяя высвобождать дополнительные силы для преследования. Линия фронта отодвинулась более чем на полтысячи километров на запад.

Наступление окончилось так, как ему и полагается - коммуникации растягиваются, тылы отстают (уже с 9 июля на некоторых направлениях наши снабжали войска горючкой по воздуху), плотность войск противника увеличивается... Наиболее интересны следующие моменты.

Во-первых, с трудом отбитый немцами бросок наших к Рижскому заливу с целью перерезать коммуникации группы армий "Север". Сам этот бросок был в каком-то смысле большей наглостью, чем десант союзников при Арнхейме, воспетый в фильме про слишком далёкий мост.

Во-вторых, освобождение Люблина (23 июля), в открытую *заказанное* Сталиным к конкретной дате (26 июля), что было редкостью. Оно и понятно, надо было где-то апгрейдить правительство Польши, главным преимуществом которого перед лондонским была вменяемость. Именно к этому событию относится известный апокриф с посылкой Сталиным Черчиллю своего портрета и гаданием последнего, как Сталин его умыл на этот раз.

В-третьих, заморочка с, прости Господи, "восстанием" в Варшаве. О нём потом как-нибудь.

Так, это была только половина из 10-ти сталинских ударов. Посмотрите опять на рисунок. Представьте себе, что на нём только результаты ударов с 1-го по 5-й, и всё. Красиво, не правда ли? Немцы начали с того, что имели хреновый северный фланг. И они продолжают его иметь, но уже в Прибалтике. Один союзник выведен из войны, - Финляндия - но русские войска выходят на границу с Румынией, так что политическая (над-военная) головная боль по удержанию своей коалиции у немцев остаётся и даже усиливается, ибо защищать Финляндию было легче чисто по условиям ТВД. Сокращение линии фронта обесценивается тем, что значительная часть войск, подвергшихся ударам, была съедена в окружениях. Короче, немцы, понеся невосполнимые потери, не решили этими жертвами ни одну из своих проблем. Если это не идеальная наступательная стратегия, то что тогда - идеальная?

to be continued.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments