Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

К вопросу о власти с точки зрения формальной этики.

Настоящий текст не имеет самостоятельной ценности. Это всего лишь слегка окультуренная запись долгих размышлений на тему «четырёх этических систем» в применении к власти, попытка вывода этических императивов власти в этих системах плюс очерки по их применению. Впервые попытался обрисовать политические реалии «общества Севера». Написано для себя, приколочено к экрану и сохранено внутрь Интернета. Соответствующий уровень доступа не ставлю, ибо считаю само наличие в ЖЖ уровня доступа «личное» изощрённым издевательством. На вопросы, скорее всего, не отвечаю, ибо сам понимаю в написанном далеко не всё. Дурак потому что. Так что во избежание фрустрации поворачивайте оглобли - фрустрация это плохо, знаю по себе.

Текст длинный. Кроме того, без предварительного прочтения работы «Поведение» поймёте хорошо, если половину - меньшую и неправильно (вплоть до терминологии). Предыдущие размышлизмы с тем же теоретическим обеспечением касались кое-каких текущих событий и армии; находятся в данном блоге здесь и здесь.

Преамбула.

В процессе этической эволюции общества можно выделить следующие стадии:

* такое изменение условий существования общества, при котором полюдье существующей этической системы перестаёт быть адекватным новым условиям;
* формирование полюдья новой этической системы, адекватного новым условиям, и вытеснение им прежнего полюдья (возможно, вместе с его носителями);
* кризис прежней этической системы, не способной справиться с новым полюдьем;
* формирование новой этической системы, как средства ограничения нового полюдья.

Этическая же революция состоит в форсировании на общество той или иной этической системы без оглядки на существующее в обществе полюдье. Логическим исходом этической революции выглядит кризис соответствия этической системы и полюдья, решающий голос в разрешении которого имеют те самые условия существования общества, которые определяют «точку компромисса» и то, cуществует ли компромисс вообще.

Естественно, все вышеописанные процессы кардинально влияют на важнейший из вопросов - вопрос о власти.

Функции власти в этическом аспекте суть:

* распространение и утверждение в обществе этической системы, которой придерживается власть;
* ограничение применения существующего в обществе полюдья.

Методы, которыми эти функции осуществляются - подавление и манипуляция, то бишь:

* прямой приказ нечто сделать или не делать;
* создание условий, при которых управляемый совершит нужное действие или не совершит ненужного.

Примечание: в дальнейшем я буду приводить формулы с началом «я приказываю тебе». По желанию это начало подлежит замене на «я создаю условия, чтобы ты мог только».

Ограничения по осуществлению этих функций:

* физическое старение персон, власть составляющих, и следующее из него требование «преемничества», то есть прекращения\возобновления отношений власти;
* необходимость реакции на кризисы, то есть резкое изменение условий существования.

Необходимым и достаточным условием для эволюционного распространения и утверждения в обществе этической системы, которой придерживается власть, является осуществление «преемничества» власти в рамках данной этической системы.

Примечание: в процесс «преемничества» входит и вариант «неудачного оспаривания власти», сорвавшегося претендентства.

Ограничение применения существующего в обществе полюдья достигается вынуждением управляемых к действиям, не соответствующим формуле полюдья. Учитывая, что в формуле полюдья присутствуют:

* утверждение действия\бездействия («делать\не делать»);
* утверждение содержания действия («то\иное»);
* референтная группа («все\никто»);

одна формула полюдья порождает три элементарные формулы власти по его ограничению, связанные с инверсией перечисленных пунктов по отдельности.

Предупреждаю, что формулы власти повинны получиться сложными, особенно с двойным отрицанием в русском языке. Кроме того, эти формулы могут дублироваться для разных этических систем. И последнее - не стоит забывать, что эти формулы могут применяться независимо друг от друга и составлять собою общее множество действий власти в очень разных пропорциях.

Для дальнейшего рассмотрения выделю три вида кризисов, которые имеют значение для этической эволюции общества. Кризис-Ф есть кризис физический, натуральный - то есть неурожай, нападение врагов, нечто, обусловленное причинами вне самого общества. Кризис-С есть кризис соответствия полюдья и этической системы, упомянутый выше. Кризис-Э есть кризис развития самой этической системы, итог слишком успешного её воплощения в обществе.

Надо отметить, что эти кризисы способны оказать качественное влияние на проблему «преемничества», так что любопытно рассмотреть два вида «преемничества» -«нормальное» и «кризисное».

Далее для всех четырёх этических систем будет приведено рассмотрение в следующем порядке.

1. Формула этической системы.
2. Формула полюдья.
3. Формулы власти и порождаемые ими отношения.
4. Механизм нормального преемничества, в том числе как политическое устройство общества.
5. Возможные кризисы (Ф и, если есть, Э).
6. Механизм кризисного преемничества.


Амбула.

Первая этическая система. «Юг».

Формула этической системы: «я должен относиться к другим так же, как другие относятся ко мне».

Формула полюдья: «я должен делать то же, что и все».

Формулы власти:

* «Я приказываю тебе не делать того же, что и все»;
* «Я приказываю тебе делать иное, нежели все»;
* «Я приказываю тебе делать то, чего не делает никто».


Из этих трёх формул следует, что власти как должностной пирамиды в «незамутнённых» обществах «Юга» быть не может, а все властные отношения сводятся к отношениям «хозяин-раб», где рабом чаще всего является пленный чужак или тот из своих, кто накосячил за пределами разумного и как свой более не рассматривается.

В обществах «Юга» определяющими являются отношения «ведущий-ведомый», где ведущий в большей мере соответствует образцу идеального поведения, чем «ведомый». «В большей мере» надо понимать, как «прожил больше времени без косяков, о которых есть кому объявить». Отсюда «ведущими» чаще всего являются всякие старейшины и прочие аксакалы с «уважаемыми людьми».

Проблемы «преемничества» в «нормальном» режиме здесь практически не существует - позиция аксакала занимается по выслуге лет, когда и года, и сама выслуга очевидны всему племени или клану.

Кризиса-Э в обществе «Юга» тоже не может быть, так как оно в принципе вневременное, а оттого сверхстабильное этически. С кризисом-Ф намного интереснее.

Кризис-Ф представляет собой угрозу существованию всего сообщества, которая не может быть парирована количественно. Эта может быть угроза физического вымирания/истребления, угроза смены образа жизни, расселения и проч.. Кризис-Ф возникает тогда, когда ресурсов общества, применяемых согласно господствующим обычаям, просто не хватает, чтобы пережить или уничтожить угрозу - ситуация типа «с копьями на пулемёты».

Такой кризис можно свести к противоречию между требованием неизменности как средством обеспечения долговременного выживания и требованием нового поведения как средством обеспечения сиюминутного выживания.

Это противоречие может быть снято только через выход в надсистему, через сюжеты «божественного вмешательства».

В сочетании с проблемой «преемничества», получаем, что «кризисное преемничество» на «Юге» всегда связано с тем, что преемник получает нечто Новое и Спасительное Для Всех в качестве дара богов. Вариант: крадёт у них же. И тем становится преемником.

В химически чистом виде сюжет Кризиса-Ф в «южном обществе» смотрим у Урсулы Ле Гуин, «Слово для леса и мира одно». Другие варианты «южного кризисного преемничества», так или иначе отражённые в литературе: Гильгамеш, Прометей, Моисей, король Артур, Арагорн. Ну, и про Ивана-дурака не забываем.

В случае, если «ведущий» в «южном обществе», пытаясь найти выход из кризиса, сумел сформулировать правила поведения как исчерпывающий список запретов, в обществе происходит этическая революция с институционализацией «восточной этической системы». Примеры: Моисей, Артур как литературные представления.

Вторая этическая система. «Восток».

Формула этической системы: «я не должен относиться к другим так, как другие не относятся ко мне».

Формула полюдья: «я не должен делать того, чего никто не делает».

Формулы власти:

* «Я приказываю тебе делать то, чего никто не делает»;
* «Я приказываю тебе не делать иного, чем то, чего никто не делает»;
* «Я приказываю тебе не делать того, что делают все».


Да, эти формулы задают кастовое - как минимум, очень сильно стратифицированное - общество, где у каждой группы есть своё и только своё дело. Власть, как одно из таких дел, тоже принадлежит строго определённой группе - вариант: власть, раздробленная на несколько дел, принадлежит нескольким группам, брахманы-кшатрии или «симфония».

«Нормальное восточное преемничество» связано с публичным доказательством приверженности преемника восточной этической системе. Обычно это доказательство - Подвиг. Это может быть Подвиг как Деяние, связанное с пресечением неправильного поведения на подконтрольной территории - вариант «убить дракона». Это может быть Подвиг как Житие - соблюдение преемником имеющихся запретов. Право на власть поддерживается такими же Подвигами.

Любопытно, что кризис-Ф как условие преемничества для «восточных» обществ даже желателен, в отличие от обществ «южных». Хорошо, когда дракон под рукой в нужный момент. Впрочем, это объяснимо, если понимать «восточную» этику как результат эволюции этики «южной» по сюжетам, упомянутым выше.

Однако в «восточной» системе впервые проявляется кризис-Э, который выглядит как «кризис насыщения». Как показано в работе «Поведение», «восточная этика» формирует дефляционное, закрывающееся общество - общество, в котором со временем становится всё больше запретов. Механизм дефляции поведения понятен: в некой ситуации некое пограничное поведение признаётся запретным. Ситуация проходит, запрет остаётся, граница запретного чуть сдвигается. Со временем накапливающийся груз традиций душит общество, не разрешая даже нужные действия. В частности, преемнику всё труднее совершить Подвиг - по правилам «убить дракона» невозможно, а без правил это делать нет смысла. Остаётся Подвиг как Житие, а в условиях «насыщения запретами» Житие превращается в Недеяние, а сам правитель - в Символ, практически не принимающий участия в решении задач управления. Рулят визири и генералы, а то и вообще проходимцы вокруг трона, а излишне активный правитель может и схлопотать апоплексический удар табакеркой в висок: мол, его дело - символизировать, а он, зараза в короне, налоги считать полез!..

То бишь «кризисное восточное преемничество» есть преемничество в условиях кризиса-Э, и оно либо связано с Подвигом Недеяния, либо через выход в надсистему ведёт к обретению и использованию правителем права снимать запреты (лазейка для этого есть в формуле власти «я приказываю тебе делать то, чего никто не делает»). В случае, если последнее право оказывается устойчивым, общество может перейти на «западный» путь развития. Близким к такому сюжету можно считать правление шведского короля Густава III. Величество, правда, допрыгалось до пули в спину, но это уже издержки профессии. Другим исходом «кризисного восточного преемничества» может быть откат к «южной» организации власти, распад подконтрольной территории и утеря государственного управления как такового (1917-й год, или ранее - коллапс Речи Посполитой).

Третья этическая система. «Запад».

Формула этической системы: «другие должны относиться ко мне так, как я отношусь к ним».

Формула полюдья: «все должны делать то же, что и я».

Формулы власти:

* «Я приказываю всем не делать того, что делаешь ты»;
* «Я приказываю всем делать иное, чем то, что делаешь ты»;
* «Я никому не приказываю делать то, что делаешь ты».


Здесь впервые появляется форма приказа не «тебе», а «всем» или «никому». Звучит грубо, но вспомните о возможной подмене «приказываю» на «создаю условия». Прямое насилие остаётся, но появляется простор для манипулятивного управления.

Первую формулу можно назвать обязанностью власти поддерживать разнообразие общества (права меньшинств процветают именно на ней). Вторая в сумме с первой, помимо прочего, определяет обязанность власти поддерживать право, в частности известное, как «копирайт». Третья представляет собою слегка преобразованное кредо «ночного сторожа», то самое laissez faire.

Кроме того, эти формулы не запрещают вообще никакую модель поведения. А это означает, что любые структуры, обеспечивающие совместную деятельность людей на данной территории, в идеале повинны учитывать и/или формировать мнение носителя любой модели поведения, то есть каждого. Здравствуй, либеральная демократия со всеми её плюсами и минусами.

Таким образом, механизм «нормального преемничества» в «западном» обществе есть соревнование за аккумуляцию некоторого ресурса, условно именуемого «общественной поддержкой» - естественно, к бредням типа «один человек - один голос» этот ресурс имеет весьма опосредованное отношение. Тем не менее, его предоставляют соискателю люди, составляющие упомянутое «западное» общество (тема адаптации «западной» этической системы к полюдью иных «цивилизационных блоков» здесь оффтопик). И отдают они его в обмен на соответствие соискателя той же «западной этике».

Иными словами, «западный» претендент на власть - это освободитель, который совершает свой Подвиг, как и в «восточном» обществе, тоже «убивает дракона». Разница в том, что в «восточном обществе» дракона убивают для того, чтобы форсировать запрет типа «на моих землях людей жрать нельзя», а в «западном» обществе условный дракон получает пику в пузо за-ради снятия запрета, чтобы в отсутствие дракона можно было заниматься тем, чем он раньше заниматься не давал, угнетатель этакий.

Подвиг же Житийный для «западного» преемника обратен Подвигу преемника «восточного». «Западный» претендент на власть повинен всё знать (с телепромптером), всё уметь (сойдут и комбинированные съёмки или приколы типа сидения с важным видом за штурвалом самолёта, поставленного на автопилот) и всё сразу делать - то есть лезть на публику со своими мнениями и умениями по всякому поводу и без оного. Полагаю, читатели узнали «современного политика».

Кризисы-Ф «западной» властью приветствуются так же, как и в «восточном» и используются в тех же целях - как повод для Подвига, дракон под рукой.

Кризис-Э в «западном» обществе, столь же неизбежен, как и в «восточном», и так же является «кризисом насыщения», только на этот раз он проявляется в предельном минимуме запретов, а не в их предельном максимуме. Механизм инфляции поведения обратен механизму дефляции поведения: всё новые пограничные ситуации разрешаются снятием запрета из сиюминутных соображений, но навсегда. Вечное освобождение технически завершается тогда, когда остаются только запреты, снятие которых угрожает актуальным физическим уничтожением освобождаемого общества (естественно, если освобождение устраивается на чужой территории, этот аргумент тоже теряет смысл - чужих не жалко). При этом потенциальное, а не актуальное уничтожение «западного» общества не является аргументом против его дальнейшего освобождения - скажем, практика легализации наркотических веществ или дозволение бесконтрольной миграции «чужих» относятся именно к этим ситуациям.

«Кризисное западное преемничество» требует для сохранения положения дел фигуры не Освободителя, но Циркача, который одновременно развлекает публику, как клоун, борется с надувным драконом, как силач, и всё это делается с ловкостью и целями иллюзиониста - постоянное освобождение без снятия запретов. Как и у правителя-Символа на «Востоке», Циркач и собственно дела государственные не имеют ничего общего - но, если Символу заниматься государственными делами не положено, то у Циркача просто нет времени, ведь, начни он надолго исчезать с телеэкрана, чтобы реально «поработать с документами», публика просто сменит его безо всяких табакерок.

Условно удачным перманентным решением кризиса-Э на «западе» выглядит откат к «восточной» этике, с выходом в надсистему и обретением правителем права вновь устанавливать запреты - это мы можем наблюдать нынче под лозунгом freedom isn’t free и вообще в постановке проблемы «свободы против безопасности»… И цикл ещё лет на тысячу, «новое средневековье».

Другим решением является переход к «северной» этике, прецедентов которому я в мировой истории не нахожу.

Четвёртая этическая система. «Север».

Формула этической системы: «другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним».

Формула полюдья: «никто не должен делать того, чего не делаю я».

Формулы власти:

* «Я приказываю всем делать то, чего не делаешь ты»;
* «Я приказываю всем не делать иного, чем то, чего не делаешь ты»;
* «Я никому не приказываю не делать того, чего не делаешь ты».

Так как образцов нет, остаётся выводить описание на ходу. Ручками.

Во-первых, это явно какая-то демократия, в том смысле, что в формулах присутствует общение власти с группой, а не только с конкретным индивидом. Обратная связь в таком обществе всё же завязана на открытый запрос реакции населения.

Во-вторых, формула «я приказываю всем делать то, чего не делаешь ты» может пониматься так, что сотрудничество с властью - право человека, а не его обязанность. Другим, мол, приказывай, а мне, если мне сие не по ндраву, уволь. Похоже, что властным капиталом в этом случае, в отличие от «западной» системы, становится не условная «поддержка» населения, а отсутствие желания населения саботировать данную власть, отсутствие той самой ненависти к власти. Заметьте - не отсутствие возможности к саботажу или открытому неповиновению (такое отсутствие сводится к обычному подавлению), а именно отсутствие желания: сама возможность саботировать власть у любого человека должна быть.

Не уверен, но, похоже, это означает диссипацию централизованной власти в «восточном» или «западном» смыслах и её реструктурирование, замену одной пирамиды множеством таковых, ассоциация одного и того же человека на одной и той же территории с разными структурами, исполняющими функции власти, причём ассоциация по собственному выбору, изменяющемуся во времени. «Зафрендить» одну структуру, «расфрендить» её, «зафрендить» другую. Фирмы по оказанию управленческих услуг населению?

В-третьих, формула «я приказываю всем не делать иного, чем то, чего не делаешь ты» мною расшифровывается как «власть имеет право сделать твоё дело за тебя, если ты отказываешься его делать». Иными словами, социальная и/или экономическая стратегии «собаки на сене» «северной» властью - любой из «северных властей» на данной территории - эффективно пресекаются. Да, здесь есть условно «социалистические» мотивы.

В-четвёртых, формула «я никому не приказываю не делать того, чего не делаешь ты» означает «борьба со злом - твоё личное дело», отказ власти от навязывания обществу единого понимания актуального зла. По аналогии с «западным» государством как «ночным сторожем», задающим ограничения в ведении дел, а не правила ведения таковых… я не знаю, как назвать «северное государство» в этом смысле («онтологический страж»?): оно тоже задаёт ограничения в разборках с условным «злом», но не правила таковых разборок. Вряд ли смогу обрисовать весь спектр последствий, но право на личное владение практически любым оружием-с-предсказуемыми-последствиями-применения здесь точно будет. Равно как и дуэли, причём не просто один на один… да и вообще понятие «диктатуры закона» станет чем-то неприличным.

«Нормальное северное преемничество» не имеет ничего общего с Подвигом «восточным» или «западным». В «северном» обществе властью становится любой, кого при таком самовыдвижении не пошлют по известному адресу. Здесь ситуация, полностью обратная «южной» - на «севере» все знают, кто властью быть не может. На «севере» власть не поддерживают, на «севере» говорят: «я не против». Однако сама система управления должна быть такова, чтобы при первых же слышимых «я против» текущие персоналии в ней сливались бы. При этом, конечно, хотелось бы без революций и прочих гражданских войн. Такое вот ТЗ.

Кризис-Э, однако, в северной этической системе становится явлением не качественным («есть\нет»), а количественным («сколько его»). В какой-то мере он присутствует всегда, и в общем связан с уровнем атомизации общества, уровнем взаимного доверия в нём. Здесь надо указать, что какие-то «плотные» инородные группы с высоким уровнем предсказуемости поведения для своих членов «северному обществу» противопоказаны, так как уровень кризиса-Э пропорционален их присутствию и влиянию в обществе. Достаточно сильным аргументом против разрастания кризиса-Э может стать сегрегация и буквальный запрет таких «плотных» инородных групп - если хотите, можете называть это перманентным мягким погромом; возможно, перипетии его осуществления и будут тем Подвигом, который потребуется от «кризисного северного преемника».

Кризис-Ф в «северном обществе» в общем тоже - дело практически постоянное и количественное, так как кризисом-Ф осознаётся не угроза всему личному составу такого «северного» общества, а конкретная угроза конкретному человеку, то есть царь-батюшка (возможно, с приставками к титулу «микро-» и «нано-») повинен вступаться за самого последнего своего человечка, которому угрожает нечто не по его, человечка, вине или попустительству. Потому что иначе мЦБ пошлют.

Заключение.

Ну вот вроде всё. Выводов «что на что похоже» в тексте есть, но сказано, конечно, далеко не всё. Цейхгауз временно заполнен, даже неохота рыться, выискивая ляпы. Буду мучительно думать, возможно, рискну на художественное отображение некоторых реалий, здесь намеченных. Из практического применения - вероятно, скоро попробую нарисовать вереницу шушпан-гештальтов «хороших» и «плохих» властителей глазами носителей различных этик: на шпаргалки как охранителям, так и ниспровергателям.

Всё, в каталеЮпсии.

Tags: политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments