Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Старый текст, заумный к тому же.

Называется он "О необходимости системного негосударственного национализма". Долго придумывал название... Написан скорее для себя, в качестве шпаргалки, для приведения различных мыслей к единому знаменателю.

Я попробую рассмотреть вопрос "революционного патриотизма" и его альтернатив несколько подробнее.

Товарищ Сталин в "Марксизме и национальном вопросе" приводит определение нации, основанное на пяти её признаках-общностях:

- общность территориальная;
- общность историческая;
- общность языковая;
- общность экономическая;
- общность психического склада, наблюдаемая в национальной культуре.

Разница между патриотизмом и национализмом как доктринами, имхо, состоит в определении приоритетов этих общностей друг перед другом. Патриотизм характеризуется тем, что общности территориальная и историческая приоритетны перед общностью языковой и общностью психического склада. Национализм патриотизму в этом смысле обратен. Важно: сами приоритеты заигрываются тогда и только тогда, когда стоит необходимость выбирать, на что бросить ограниченные ресурсы. Пусть даже ограниченные только в представлении носителя той или иной идеологии.

Заметьте, что та кровь, которую принято ассоциировать с "подъёмом национального самосознания", в реальном мире льётся из-за раздела территории, пересмотра истории или расклада по бабкам, то есть из-за несогласия в конкретных вещах, для национализма второстепенных. Не из-за того, что кто-то говорит на другом языке или следует иным обычаям. Национализм может предоставить повод или оправдание, но никогда не определяет причин человекоубийства. Если причин нет, национализм безопасен.

Любое социальное преобразование общества проходит в национальном пространстве, затрагивает не просто людей, а представителей некоторой нации. Это преобразование в национальном аспекте по факту может отвечать либо доктрине патриотизма, либо доктрине национализма, в зависимости от целей социального преобразования. Случаи совмещения обеих доктрин при социальном преобразовании общества достаточно редки и называются обычно "рождение нации" (пример: Великая Французская революция).

Как учитывается в марксовой модели национальная принадлежность пролетария, представителя передового класса? Исключительно как принадлежность к некоторой экономической общности - более того, к общности, организованной в рамках западноевропейских моделей капитализма.

Простите, а куда девались все остальные общности? Ладно, территориальная и историческая побоку, лозунг "у пролетария нет Отечества" подразумевает именно это. Однако общность языковая и общность психического склада определяют человека в значительно большей мере, нежели его классовое сознание. И это неустранимый источник того самого национализма, общего для пролетария и буржуа, для эксплуатируемого и эксплуататора.

Можно ли пролетарию отказаться от этих двух общностей, вычеркнуть себя из них, при этом существуя в своей национальной среде? Да. Только в результате получится не пролетарий, но люмпен, который в принципе непригоден для индустриального или сельскохозяйственного производства, не обладает значимым авторитетом в обществе и не способен добиться каких бы то ни было выгодных для себя системных изменений. И слава Богу, кстати, потому что интересы такого существа человеческими назвать трудно.

Можно ли пролетарию отказаться от этих двух общностей в принципе? Да, но только через интеграцию в такие же общности иной нации или в общности, УЖЕ обеспеченные некоторым наднациональным проектом, ориентированным именно на интересы пролетария. Необходимо помнить, что социалистический проект, который в данном случае можно считать наднациональным, в ленинские времена ЕЩЁ не реализовывался, да и сдаваться было, честно говоря, некому. "Немцев ждали" не рабочие, а интеллигенты вроде Бунина.

Можно ли эксплуататору отказаться от языковой общности и общности психического склада? Да, и теперь это ему особенно легко, так как единый капиталистический глобалистский проект настаивает на таком отказе и предоставляет для него все возможности, прямо увязывая разрешение на извлечение прибыли с соответствием неким "мировым стандартам", то есть нормам, определяемым требованиями и иерархиями глобалистского проекта.

Отсюда я делаю вывод, что ленинский проект для тех наций, которыми он был реализован, был обеспечен не патриотизмом, а национализмом - в смысле сохранения и развития языковой общности, экономической общности и общности психического склада. Национализмом - и русским тоже. Все инвективы Ленина о поводу русского народа направлены только против его исторической общности, а антипатриотические действия, связанные с Брестским миром, - против территориальной общности.

Нужен ли был России ленинский национализм? Да, нужен. Потому что патриотизма было слишком много.

Общность психического склада в имперской России наличествовала постольку-поскольку, ибо русский крестьянин русского же барина не понимал давно и прочно. Как была решена проблема? Баре были устранены от власти и частично истреблены, а крестьяне подтянуты до некоторого приемлемого уровня культуры, в том числе индустриальной. Суммарно это и есть укрепление и развитие общности психического склада нации.

Русская языковая общность тоже не выглядела прочной, в противном случае мы не наблюдали бы такого интенсивного словотворчества и такого различия ораторских стилей в революцию. Можно как угодно относиться к победившему советскому стилю, но нельзя отрицать, что это был единый и эффективный стиль общения.

Экономическая же общность, предложенная Лениным... достаточно вспомнить план ГОЭЛРО. Электрификация всей страны важна не столько количеством энергии, произведённой в рамках проекта, сколько усилением экономической связности общества, а, следовательно, и нации.

Я думаю, что именно здесь лежит ответ на вопрос, почему социалистическая революция оказалась успешной именно в России, с её "неправильной" структурой населения - малочисленным пролетариатом и многочисленным крестьянством. Национализм этой структурой был востребован в большей степени, чем патриотизм, Ленин предложил низам лучший рецепт, чем тот, что предлагали верхи ("единая и неделимая" плюс "тысяча лет истории" с откровенным пренебрежением к остальным признакам нации).

Теперь о проблеме "революционного патриотизма". Я полагаю, что противоречие, её порождающее, заключается в том, что капиталистическое государство времён Ленина являлось одновременно:

- устройством подавления эксплуатируемых классов;
- системой, обеспечивающей сохранение и развитие языковой общности и общности психического склада (тех самых неустранимо общих признаков единой нации для рабочего и буржуа, от которых никто не хотел отказываться);
- безальтернативным механизмом защиты исторической и территориальной общностей нации.

С тех пор кое-что изменилось - и в мире, и в России.

Во-первых, господствующие классы той или иной нации, контролирующие механизмы сохранения и развития исторической общности, языковой общности и общности психического склада нации, более не нуждаются в государстве как посреднике в этом контроле. Идеологическое обеспечение этого изменения - "свобода совести, мысли и слова".

Во-вторых, задачи сохранения и развития этих общностей заменены их произвольным формированием в интересах господствующих классов, причём формированием в мировом масштабе, а не в масштабе конкретного "национального" государства. Пока это в большей степени касается общности психического склада с его нивелированием, однако и в языковой общности проявляются тревожные тенденции.

В-третьих, "национальному" государству как таковому остаются только функции силового подавления эксплуатируемых, и монополию на них оно сохраняет, только позиционируя себя подавляемым как наиболее мягкого подавителя сравнительно с любыми другими.

На международном уровне это ведёт к институционализации "миротворческих операций" или "ненасильственных революций" как акций подавления в тех случаях, когда эксплуататоры и эксплуатируемые принадлежат к разным нациям.

На внутреннем уровне "национальность" государству дозволяется в той мере, в которой она способствует позиционированию государства в глазах эксплуатируемых классов как наименьшего из зол по сравнению с иными вариантами господства классов-эксплуататоров (полицейский лучше "эскадронов смерти", а патологически честный и неподкупный российский чиновник лучше банды кавказцев с ножами в зубах).

В-четвёртых, РФ, в отличие от своих предшественников, не является даже таким "национальным" государством, так как структуры, исполняющие роль государственных, не делают вообще ничего для сохранения, укрепления и развития признаков нации (русской, башкирской или всероссийской, в данном случае не суть важно). Если хотите, РФ - это пиковое состояние денационализации современного государства, когда оно не желает способствовать даже воспроизводству собственного населения. Разница между национальным капиталистическим государством ленинских времён и РФ - как между Израилем и Освенцимом. Государство в РФ не слабо - оно враждебно народу.

Подведу итоги.

Современное "национальное" государство как единая система может способствовать только тем социальным преобразованиям, которые оборачиваются в пользу господствующих классов, и только в том случае, если эти господствующие классы отвечают "мировым стандартам".

Противоречие, порождавшее проблему "революционного патриотизма", в современном "национальном" государстве снято, так как государство более не обладает монополией на средства сохранения и развития исторической общности нации, её языковой общности и общности её психического склада. Патриотизм любому революционеру стал окончательно бесполезен. Даже в аспекте сохранения территориальной общности нации Ленин всё же оказался прав - интервенция капиталистических государств на территории, где население одержимо каким-либо посткапиталистическим проектом, не может быть ни успешной, ни прибыльной.

Международное революционное движение не имеет будущего именно как международное, ибо те системы, которые обеспечивают сохранение и развитие языковой общности нации и общности её психического склада, действуют исключительно в интересах господствующих классов. При противодействии любому международному посткапиталистическому проекту эти системы, действуя согласованно, будут порождать "смешение языков", надёжно блокирующее взаимопонимание и, более того, поощряющее всевозможные конфликты внутри такого движения - не только и не столько на национальном, сколько на смысловом, культурном и ритуальном уровнях. Революция возможна только в отдельно взятой стране и только на базе нации как человеческой общности с высокой связностью.

Негосударственный национализм ленинского образца в общем случае является приемлемым для революционного движения, ставящего себе целью свергнуть господствующие классы.

В РФ негосударственный национализм обязателен для любого революционного движения, коммунистического в том числе.

Необходимым условием успеха революционных преобразований в рамках отдельной нации являются наличие или возможность быстрого создания системы поддержки и развития языковой общности и общности психического склада нации. Эта система должна быть:

- негосударственной;
- не допускающей своего использования в интересах каких бы то ни было классов в ущерб другим классам (неизбежная классовая борьба должна вестись вне этой системы);
- более эффективной, чем её современные государственные и классово-ангажированные аналоги;
- возможно более устойчивой к намеренному и структурированному информационному воздействию извне, не отвечающему интересам нации.

Затруднюсь описать эту систему сколько-нибудь подробно, однако первые прикидки показывают необходимость пропаганды упорядоченных и взаимозависимых изменений в следующих сферах: семья, начальное и среднее образование, массовая культура, партийное строительство. В качестве обеспечивающего условия абсолютно необходим переход от централизованных к сетевым системам распространения информации.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments