Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

Политрукам-с.

Так, ну и пока у меня мул докачивает "Кровь героев", он же "Салют джаггера", обещанная... не знаю, как сказать... что-то вроде памятки идеологу, что ли.

Всё нижесказанное выведено из ранешнего поста.

Первое. Идеолог занимается идеологией, а не искусством, религией или наукой.

Второе. Продуктом деятельности идеолога являются тексты. Если идеолог работает на заказчика, продуктом деятельности идеолога являются заказные тексты.

Третье, следующее из первого и второго. Идеолог в рамках своей работы не пишет художественные произведения, научные труды или религиозные трактаты. Если заказчики считают нужным подать идеологию окучиваемым в виде художественном или научном, то обработка идеологических текстов, их использование для создания произведений искусства или научных трудов - дело других. Журналистов, телеаналитиков, комментаторов, писателей, философов и прочих режиссёров.

Третье-бис. То же самое касается и оппозиционных групп, разве что у тех как правило меньше пресловутых "ресурсов". Тем не менее, обязательным требованием для сколько-нибудь масштабной идеологической "работы с людями" является развитое разделение труда на идеологический, художественный и научный. В противном случае в оппозиционной группе мы наблюдаем только кучку всесторонне одарённых кустарей без признаков мотора.

Четвёртое. Если идеология - это один из способов освоения действительности, то целью написания идеологического текста является помощь читателю в освоении действительности (если хотите, "Помощь" в смысле из "Пламени над бездной", хе-хе). Разумеется, не всей сразу, а каких-то там феноменов в каком-то там разрезе с какой-то там точки зрения на каком-то там историческом этапе. Прочтя идеологический текст, читатель должен лучше "разбираться в вопросе". Идеологический текст, который пишется без такой цели - изначально плохой идеологический текст.

Пятое, дополнение к четвёртому. Отличие идеологического текста от научного в том, что научный текст описывает устроение мира, рассматриваемого на одном и том же уровне абстрагирования и в одном и том же аспекте (определения уровня абстрагирования и аспекта давал неоднократно); в случае смены аспекта или уровня абстрагирования в научном тексте - эта смена обосновывается, и доказывается её правомерность. Идеологический текст в принципе пренебрегает этими требованиями. Идеолог обязан опираться на аналогии, при этом осознавая, что корректных аналогий не бывает в принципе.
Например, ньютонова механика есть порождение науки, результат освоения действительности с помощью науки. А рассмотрение политических и экономических процессов как движения масс под действием сил - это уже идеология, освоение действительности с помощью идеологии. Идеологически упёртый человек такие механические конструкции применит не то, что к большим человеческим сообществам, но и к мелким группам... помните советский гротеск, когда персонажей (какую-нибудь дюжину действующих лиц в дореволюционном классическом романе) разводили по классам?

Шестое, следующее из пятого. Для идеолога первичны отношения, а не их субъекты и объекты. Свобода, независимость, эксплуатация, справедливость, возрождение... идеолог оперирует именно отношениями, определяя через них их участников, а не наоборот.
Именно из-за нарушения этого правила все официальные идеологические конструкты пост-советской России и большинство неофициальных - нежизнеспособное говно. Эти конструкты оперируют с изначально заданными субъектами и объектами отношений и пытаются определить описываемые отношения через них.

Примеры изначально заданных субъектов и объектов: Путин, бывший СССР, США, "Запад", Сталин, Москва, "офисный планктон", Грузия, Эстония, "олигархи", Саакашвили и даже, прости господи, "народ" с "элитой". Освоение действительности в помянутых идеологических конструктах предполагалось через вывод отношений между этими предустановленными и неприкасаемыми глыбищами.

Естественно, что из-за разных представлений о глыбищах никакого единого идеологического поля сформироваться не могло - всё было обречено заклёкнуть в спорах на тему "Сталин гений или людоед", "Саакашвили победил или проиграл" и тому подобное. Не говоря уж о том, что адекватность действительности у такого рода "идеологий" была и остаётся весьма невелика, и при малейших подвижках в реальном мире они либо отбрасываются как мусор, либо скатываются к жидоискательству всякого вида.
Седьмое. Правильный идеологический подход к какому-либо вопросу можно описать следующим образом. Сперва определяются отношения, характерные для данного вопроса. Потом, через применение этих отношений к действительности, определяются участники этих отношений, их субъекты и объекты, а из них выделяются интересующие нас. Затем выделенные отношения рассматриваются в таком раскладе, в котором нам бы хотелось их видеть (в идеале). Исходя из разницы между текущим и идеальным раскладами расписываются свойства интересующих нас субъектов и желательные изменения этих свойств.
Пример правильного идеологического подхода. Берём взаимоотношения между двумя народами, в меру своего разумения классифицируем их - на уровне "народ А" и "народ Б", при этом нагло используя аналогии с чем угодно. После чего подставляем в уравнения реально существующие народы и формулируем нынешний расклад во взаимоотношениях между, например, русским и чеченским народами. После этого в той же самой классификации формулируем желательный заказчикам расклад этих взаимоотношений. Делаем выводы на тему, какие свойства необходимы русскому и чеченскому народам для достижения идеального расклада. Далее уже следуют споры о технологии.

Данный подход к теме может быть использован как толерантными дружелюбцами, так и злобными ксенофобами. На выходе и у тех, и других идеологов будут тексты. Разумеется, весьма различного содержания.

Пример неправильного идеологического подхода. Берём русский народ, который а) богоносец, б) невинно умученный, в) самый дружелюбный, г) вообще несуществующий, д) строитель чего-то хорошего, е) жертва чего-то плохого, ж) коллективист по своей природе, з) всё это сразу. Берём чеченский народ, который... запишите те же самые пункты и ещё чего-нибудь прибавьте. После чего погружаемся в загадочный мир толкований, предположений, флейма и пророчеств, получаемых рекомбинацией изложенных пунктов на неприкасаемом и запутанном ландшафте из Путиных, "офисного планктона" и т. п..

Увлекательный, конечно, процесс, но его КПД в эпсилон-окрестности нуля. Даже заказчикам запудрить мозги получается кое-как, не говоря уж о том, что охлос на такие поделки кладёт. После чего начинаются разговоры, будто бы идеология пережила своё время, отчего померла и теперь отсутствует.
Восьмое. Уже упомянутое в четвёртом "разбираться в вопросе" как умение, предоставляемое идеологом потребителю идеологии, вполне может быть представлено как суперпозиция четырёх компонент. Их можно примерно описать как "это хорошо", "то плохо", "всё, кроме этого, плохо" и "всё, кроме того, хорошо". Эти компоненты можно считать принципами построения идеологических текстов: во-первых, для различных групп населения, а во-вторых, с различными целями - подвигнуть на нужные заказчику действия либо удержать от ненужных.

Девятое и последнее, в дополнение к восьмому. Идеологический текст не должен содержать призывов к конкретным действиям, исполнимым без организационной помощи автора текста или заказчика такового. Призывы в идеологическом тексте всегда суть лозунги, а не планы и не директивы.

Собственно, всё.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: идеология, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments