Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

О правильных и хороших поступках.

Вчера я ездил в Москву, за книгой. Теперь у меня целых две книги. Электронных, то бишь. Прежняя «ракета», которую мне подарили, – и за сей подарок я пребуду признателен – и вот новая, при самсунговском процессоре. На порядки больше памяти, множество форматов, однако без подсветки и при медленном интерфейсе сравнительно с той же древней «ракетой», которой в архив ещё рановато; как походно-полевая, она мне продолжит служить.

По пути неоднократно зрел в киосках среди печатной и не очень продукции ДВД-диск с фильмом «Берегись автомобиля», милостью «Московского комсомольца» торгуемый за шестьдесят семь рублёв. Вспомнилось бессмертное «Свободу Юрию Деточкину», и почему-то сразу воспоследовала фраза «Да, дорогой зритель. Деточкин, хоть и вор, но бескорыстный и честный человек», сцепленная с «прогнило что-то в датском королевстве».

Сработал БС-детектор. Действительно, прогнило. Воняет. По наитию вспомнился Честертон – там у него тоже был вор, который подбрасывал людям деньги и драгоценности в комнаты и карманы… И вот Честертон почему-то БС-детектор не раздражает, а «Берегись автомобиля» - таки да.

Записал на полях. Обдумать.

Сижу за компом, не хочу работать. Взгляд блуждает по книжным полкам, останавливаясь почему-то на «Казни» Дяченко, собрании Олди и «Зоне справедливости» Лукина. На задворках сознания лениво поворачивается обдумываемое, связанное с «Берегись автомобиля». Вспоминается одно из постановочных судебных шоу, виденных недавно по телевидению: в связи с появлением внутри родного монитора SyncMaster 959NF 102-х каналов по оптике забесплатно в тестовом режиме интерес к телевидению у меня временно повысился.

Содержание шоу. Якобы суд – естественно, «на основе материалов реального дела». Корпус деликти в следующем: деревенская баба грохнула топором другую деревенскую бабу, самогонщицу, сразу после похорон сына первой деревенской бабы, от продукции второй деревенской бабы деградировавшего и умершего.

Адвокатура тянет на аффект; подсудимая поминает божижежижежижечику, и вообще её колбасит и каит; потерпевшая – городская дочка самогонщицы тоже что-то говорит: мать убили, тыр-пыр-восемь дыр, да как же ж так, да топором; местное население, работающее свидетелями, делится на мужиков и баб – первые продукцию потребляли, вторые от этого несли. Предсказуемо, да. В процессе выясняется, что подсудимая убиенной при жизни ея платила половину пенсии, чтобы самогонщица её сыну не продавала спиртное, но та деньги брала, а обещания не держала. Обычный «идиотизм деревенской жизни» по Марксу. Богоносцы развлекаются.

И вот тут я понял, что БС-детектор выдаёт сигналы той же формы, что и по «Берегись автомобиля». Более того, с разглядываемыми книгами это тоже как-то связано.

Я подумал о том, какой поступок в ситуации, в которой оказалась подсудимая, был бы правильным. Как бы поступил я.

И решил, что отличий от её поведения было бы немного, всего три. Первое: убил бы до того, как пришлось хоронить родственников – и безо всякой ежемесячной дани, обошёлся бы одним тихим предупреждением. Второе: постарался бы остаться непойманным – безо всяких аффектов и прочей достоевщины, в меру привычки, конечно, и возможностей организма. Третье: уж конечно, оставил бы боженьку в покое, даже случись исповедоваться, и не колбасился бы на суде, каясь и прося прощения за правильный поступок.

После чего вспомнил, что русские крестьяне, мои предки, так и поступали, наводя порядок в селе. Ага, «пустить красного петуха мироеду». К сожалению, процесс был сильно опошлен и замутнён комиссарскими, а позднее интеллигентскими усилиями: «мироеда» зачем-то отождествили со «справным мужиком», хотя в реальной жизни это почётное звание присваивалось как раз за дела типа самогоноварения или ростовщичества, а отнюдь не за уровень потребления и не за прилежание к пахоте.

Хорошо, ставлю ещё одну заметку на полях. Правильное дело кончается чудовищными неприятностями. Пресловутый «бескорыстный вор» Деточкин гремит в колонию. При этом, несмотря на постановочный антураж в обоих случаях, понимаешь: по-другому и быть не могло.

После чего опять смотрю на книги. Связь между ними я уже понял: и в «Казни», и в «Зоне справедливости», и в «Восставших из рая» одним из системообразующих фантастических допущений является присутствие некоторой в принципе безличной силы, воздающей за косяки и награждающей хорошее поведение. Толкнул старушку – сломаешь ногу. Подал нищему рубль – найдёшь червонец. В «Зоне справедливости» вообще всё гораздо интереснее – там единомоментно человеку возвращаются все побои и прочий вред, нанесённый им в течение жизни. И крутись как хочешь. Если сможешь, конечно.

Перечисленные авторы состоят в первой шеренге русскоязычной фантастики. Кроме того, подобные идеи автоматического воздаяния-наказания присутствуют и в других, достаточно известных произведениях на русском языке.

Тут я начал вспоминать схожие допущения у сколько-нибудь калиберных западных авторов. И не вспомнил (лемовскую шустросферу не предлагать – Лем есть явление, принципиально не принадлежащее западной SF&F-индустрии). При том, что читано действительно много.

Они не могут себе такого представить. Или – ещё того не лучше – им не нужно себе такое представлять. Иными словами, для них такое не фантастика.

После чего неоформленная мысль наконец-то была ухвачена за хвост и обрела чёткие очертания. И вот так она примерно выглядит.

Всякое дело, всякий поступок человека имеют свою побудительную причину, свой способ исполнения и свои следствия. Однако человек, делающий это дело, как-то относится к этой причине, к способу и к следствию. Иными словами, всякое дело в глазах человека имеет свои предвкушение, вкус и послевкусие.

Хорошее предвкушение обычно состоит в ощущении правильности будущего дела (согласно господствующим этическим нормам – материальная выгода сюда может и не входить, но чаще всего она присутствует). Хороший вкус – в приятных ощущениях при исполнении дела. Хорошее послевкусие – о, вот тут самое главное – заключается в отношении к сумме последствий совершённого дела: приятны ли они человеку в сумме.

При этом независимых от контекста причинно-следственных связей между ощущением правильности будущего поступка сейчас и ощущением приятности от последствий совершённого поступка нет. Иными словами, утверждения типа «чтобы было приятно, делай правильное» или «тебе приятно, потому что ты сделал правильно» смысла вне данного конкретного общества не имеют.

Так вот, товарищи: «нормальные», западные, если хотите, общества добились того, что у них хорошее послевкусие поступка соответствует его хорошему предвкушению. Они как раз и добились того, что «приятно, потому что было сделано правильно» и «будет приятно, потому что делаю правильно».

Большинство правильных (по местным, западным меркам, конечно) поступков, сделанных западным человеком, имеют последствия, для западного человека приятные. Это у них – как правило. Когда представляющийся правильным поступок ведёт к неприятным ощущениям – это в «нормальном» обществе форс-мажор, подлежащий исправлению. И вся их культура под сие заточена. У них вообще слабо выражена разница между «правильным» и «хорошим» в смысле «приятным». Им это не нужно.

В обществе же российском правильный поступок обычно ведёт к неприятностям. Причём к неприятностям именно по сумме последствий. Если ты, облизываясь, хотел приобрести баночку мёда и приобрёл её, то будь уверен – тебе ещё добавят бочку дерьма. Чтобы жрал и не выёбывался.

Например, образование. В «нормальном» обществе получение образования – правильный поступок. Образованный человек – свободный человек, у него больше возможностей. Одновременно с этим образование в «нормальном» обществе есть шаг к высокому социальному статусу, и качество этого образования со статусом прямо коррелирует. «Правильное-сейчас» ещё и «приятное-впоследствии».

В СССР получение образования тоже было правильным шагом по тем же самым соображениям. Чисто технически: образованный человек располагает большим выбором в жизни, чем необразованный. Однако в последствиях оказалось «инженер-сто-двадцать-рублей» и общая низкостатусность. То есть этически правильный и общественно одобряемый шаг (а на высокий уровень образования советская идеология напирала как на местный плюс) вёл к неприятным последствиям (конечно, не всегда и не для всех, но мера их была несопоставимо выше, чем для того же явления на Западе).

Получение образования в РФ вообще потеряло статус этически правильного шага, поэтому с советской ситуацией сравнивать не получается.

Для РФ возьмём, скажем, тот же мелкий бизнес. Продажа сделанного своими руками, хозяйство, небольшая фирма, где люди работают. Является ли обзаведение таковым этически правильным и общественно приемлемым поступком? Несомненно. Даже те, кто шипят по поводу удачливого соседа, якобы поднявшегося таким образом, «вообще» возражений обычно не имеют. «Нуууу, если честным способом и своим трудом…»

А теперь оглянитесь на тему, как такие фирмочки ебут и доят, доят и ебут вусмерть, оставляя в понятии «мелкий бизнес» сплошную шаурму и магазинчики по перепродаже южно-азиатского хлама.

На гнилом Западе мелкие предприятия, кстати, долго не живут, прекращаются регулярно, но там это ситуация «отряхнулся и пошёл дальше», а иногда и «поднялся за счёт перепродажи идеи корпорации». Там этически правильный шаг не ведёт ни к превращению в полудохлую замученную скотину для вечного прокорма «местных сильных и сильненьких», ни к деградации в того самого мироеда, которого искренне хотят спалить.

Хорошо, ещё один пример для РФ. «Есть такая профессия – Родину защищать». Дело, которое население до сих пор считает в общем правильным, нужным и даже благородным. Более того, державная наша администрация не упускает случая взбренчнуть по телевизору бронёй и покрасоваться мужчинским выражением лица.

А ещё есть дело Ульмана. И есть поступок Аракчеева, явившегося на цибулин суд. И есть приговоры, и слова чеченского академика насчёт воли чеченской академии – тоже есть. Поступили правильно, полезли за Родину воевать – ну и огребёте на полную катушку, причём не просто так, а с переподвывертом: и присяжных отменим, и на улики наплюём. Чтобы не было разночтений, чтобы всем было ясно: должны и будут сидеть.

Вы будете смеяться, но даже участь Ходорковского, при всей моей нелюбви к нему, имхо, вписывается в ту же самую парадигму. «Олигарх» подумал, что он в самом деле олигарх, и занялся тем, чем олигарху заниматься прилично, и что всецело укладывалось в славословия об «эффективных собственниках», раскрученные и поддержанные, кстати, российским государством. Итог – сидит.

Перед тем, как перейти к выводу, надо добавить ещё одно довольно важное соображение. Есть такое изречение «добродетель сама себе награда», не помню уж, кто это ляпнул. Кроха смысла в нём есть: какими бы ни оказались неприятности после правильного поступка, в любом послевкусии всегда остаётся мелкая приятность от того, что поступил всё-таки правильно.

И её, мелкую, можно раздуть, на какое-то время вытеснив и заглушив остальное, гнусное.

Добро пожаловать в удивительный мир православных империй, просто империй, мировых революций, социализма в отдельно взятой и прочих массовых-расовых-классовых прожектов. И в процессе осуществления, и в процессе, скажем так, рекламы таковых происходит перефокусирование внимания окучиваемых, когда осознание правильности поступков, направленных на достижение, забивает все неприятности, которые в процессе оного достижения на людей свалились или обязательно свалятся.

С другой стороны, успех подобного рода проектов напрямую связан всё с тем же «нормальным» положением дел: если хотя бы временно удалось добиться ан масс, что правильный поступок впоследствии ещё и приятен, то система работает, и результаты могут оказаться потрясающими. Если не удалось, то вся эта «жертвенность» и прочая «сама себе награда» со временем теряют своё магическое действие. И наступает похмелье…

Собственно к выводу. Он прост. Ранее я уже сформулировал норму для русского национального государства. В нём русские не должны работать на нерусских. Теперь вторая норма, тоже понимаемая как ограничение на всякое проектирование, как способ выверки тех или иных идей. Очень простая, как и было сказано. Банальная.

Граждане русского государства не должны страдать вследствие своих правильных поступков.

О вопросах, связанных с вдумчивым и системным применением этой нормы, буду говорить позже.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments