?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Ваш покорный слуга понимает сталинизм как совокупность практик по созданию и эксплуатации человеческих сообществ, основным противоречием в которых является ценностное противоречие «превосходство-справедливость», реализующееся в противостоянии «актива» и «начальства».

Сообщество, организованное на принципах сталинизма, в общем случае можно разделить на четыре неравные части.

Первая и наиболее многочисленная – собственно управляемая, организуемая «масса».

Вторая – «актив», немногочисленная сравнительно с первой группа, чья деятельность в конечном счёте может быть исчерпывающе описана как отчуждение частного жизненного пространства члена сообщества (свободного времени, привычек и т. п.) в пользу общественного\коммунального жизненного пространства.

Третья – «начальство», ещё меньшая по количеству, чем «актив», группа, занимающаяся собственно организацией «массы» и «актива» как её части применительно к задаче, выполняемой сообществом. Планы, приказы, проверки, разносы и так далее.

Четвёртая группа… в общем случае даже не обязательно группа, это может быть и один человек. «Вождь». Наличие «вождя» в сообществе обязательно.

Сообщество, таким образом составленное, не обязательно и даже в первую очередь может не быть страной, населением какого-либо государства. Это может быть рабочий коллектив (что чаще всего и наблюдалось), партизанский отряд, спортивная команда и так далее.

Внешние условия, которые способствуют такой организации, можно сформулировать как условия необходимости существования «актива» и «начальства».

«Начальство» нужно потому, что извне сообщества поставлена некая Задача, которую сообщество «вразнобой» решить не может. Неважно, действительно ли Задачу придумал Черчилль в восемнадцатом году, или она следует из представлений о внешнем мире – «исторической неизбежности» и производным от неё.

«Актив» же нужен из-за неадекватности человеческого материала «массы» тем отношениям, к которым она вынуждается. При этом «актив» сам по себе качества «массы» не меняет, с тем, чтобы нужные отношения стали возможными или неизбежными, но подавляет, взамен условно «естественных» отношений между членами сообщества насаждая отношения «искусственные». К средствам относятся все эти массовые торжества, групповые мероприятия по обсуждению житий пионеров-героев и т. п..

Изначально сталинистское сообщество без «актива», но с «начальством» - это рабочие коллективы «застойного времени». Сталинистское сообщество без «начальства», но с «активом» - это Чевенгур.

Если говорить о таких вещах, как социальный статус и уровень потребления, то «масса» имеет самый низкий статус, и её потребление, как правило, наименьшее. Члены «актива», как правило, потребляют больше, однако добровольно могут держать собственный уровень потребления на уровне «массы» или даже худшем; это происходит в случае, когда специфическая власть по отчуждению частной жизни в интересах сообщества «активистам» приятнее, нежели вещное потребление.

Социальный статус «активистов» может быть разным в зависимости от конкретного человека, в том числе и высшим, нежели тот, которым обладает «начальство» в сообществе.

Вещное потребление «начальства», как слоя, в сталинистском сообществе наилучшее, однако опять же, могут быть и случаи пренебрежения потреблением в стиле «дело важнее». Напоминаю, впрочем, что это именно добровольное пренебрежение; не правило, а допустимое исключение из правил. Социальный статус «начальства» в среднем равнозначен социальному статусу «актива».

Если принять, что существование сообщества обусловлено необходимостью решения ранее упомянутой Задачи (то есть наличия некоторой общей стратегии поведения относительно внешнего мира, несводимой к сумме частных стратегий, направленных на личную выгоду), то можно сделать вывод о высшей ценности социального статуса относительно вещного потребления в нём. Проще говоря, более статусный член сообщества имеет больше прав на красивые вещи, но из факта обладания красивыми вещами повышения статуса не следует. Стань начальником\активистом, и всё у тебя во благовремении будет, да. Не стань – можешь рассчитывать только на объедки после них. А появится у тебя что-нибудь хорошее, могут и отобрать, ибо не положено.

Следовательно, образующим противоречием в этом сообществе становится борьба «начальства» и «актива» за социальный статус. При этом полезность «начальства» сообществу заключается в его компетентности, а полезность «актива» – в его активности. Эти качества разыгрываются друг против друга. Классический пример из раннесоветской эпохи, отражённый в культуре – «старые спецы» против «молодых рабочих».

Здесь, однако, надо отметить, что подобного рода групповые стратегии борьбы за социальный статус расходятся с личными стратегиями. Проще говоря, с возрастом конкретный индивидуум из «активистов», начинает претендовать на социальный статус, который даёт принадлежность к группе «начальства». Человек уже немолод, растерял жизненную энергию, но чему-то научился, стал компетентнее. Это расхождение групповых и личных стратегий обеспечения социального статуса способно весьма затруднить анализ, основанный на наблюдениях за поведением конкретной личности, хм-хм, и даже вызвать к жизни некие «моральные» обвинения.

Этот конфликт мог бы стремительно разнести в хлам любое сообщество, организованное на принципах сталинизма, если бы не фигура «вождя», являющего собою одновременно «первого из активистов» и «первого из начальства». Если «масса» одним своим наличием стабилизирует долговременные последствия конфликта между «активом» и «начальством» (зачастую истекая при этом потом или кровью), то работа «вождя» сводится к профилактике острых форм этого конфликта, гарантированию определённых «правил игры».

Однако эти «правила игры» вовсе не ставят «вождя» над схваткой (что бы ни вещала официальная пропаганда). Не надо искать здесь подобий с «исполнительной властью» при демократии, хотя бы и суверенной. В условиях решения Задачи «начальство» обладает над «активом» преимуществом: ему проще развить собственную идентичность («каста проклятая»). Если «актив» руководствуется транслируемыми официальной идеологией и по-разному понимаемыми традиционными «понятиями о справедливости» (и личными интересами, а то как же), то «начальство» сама Задача и порождаемые ею дела учат взаимодействию и сотрудничеству.

Из чего следует, что «вождь» как правило дружит с «активом» против «начальства». Может быть, потому, что осознаёт такую стратегию, как правильное решение по предотвращению перехода конфликта «начальство-актив» в острую форму, угрожающую существованию самому сообществу. Может быть, потому, что осознаёт большую опасность «начальства», чем «актива», для себя лично. Причины тут не особенно важны.

В чём заключается своеобразие сообщества, организованного на принципах сталинизма?

Во-первых, оно не может быть малочисленным, ибо какая-то эффективность работы «актива» достигается только при корректном приближении однородности организуемой «массы». Если мы имеем дело с малочисленным сообществом, где «все друг друга знают» и роли распределены, отчуждение частного жизненного пространства и навязывание типовых коммунальных отношений представляется крайне затратным или вообще невозможным без полного «переформатирования» такой группы, что всегда влечёт за собой резкое падение качества человеческого материала.

Во-вторых и главных, исключительной чертой такого сообщества является ограничение уровня компетентности представителя «массы» уровнем компетентности «вождя» (а не «актива», «начальства» или – для других сообществ – «элиты»). Иными словами, в сталинистском сообществе до определённого уровня поощряется получение образования, более того, делается упор на его обязательность – сталинское визионерство о всеобщем политехническом тут говорит само за себя.

Понятно, что в рамках групповых интересов «актива» и личных «вождя» эта стратегия является эффективным средством ограничения возможностей «начальства». С другой стороны, она как правило воспроизводит ситуацию «худшие управляют лучшими» со всем спектром социальных последствий, ещё и усугублённых начальственными привилегиями. Более того, если Задача требует высокого уровня компетенции, возникает ситуация, когда не только «начальство», но и «актив» этому уровню не соответствуют; «начальство» забыло, чему училось, а «актив» забывает, будучи поглощён «активизмом» («идите вы!.. в бухгалтерию! И ещё подальше»).

Ну, и естественно, если уровень талантов и прилежания самого «вождя» не соответствует уровню, необходимому для работы с Задачей, всё сообщество валится в тартарары, причём это падение предотвратить в принципе невозможно.

«Массы» не видят необходимости учиться, «актив» и «начальство» этому только рады, ибо их работа якобы упрощается, уровень компетенции «актива» падает до такой степени, что «актив» становится не способен подавлять и замещать «естественные» отношения в «массе», «начальство» выигрывает соревнование за социальный статус с «активом», делая последний своим придатком, нерешённая Задача провоцирует всё новые кризисы…

Прикладывая вышесказанное собственно к истории СССР, можно сделать вывод, что революция и последующий слом сельскохозяйственного уклада с выводом людей в города сформировала необходимую «массу» для организации тогдашних сообществ; «актив» и «начальство» представляли собой людей, как-то поднявшихся на революции и её последствиях. Размежевание «актива» и «начальства», собственно, и имело побочным следствием пресловутые репрессии сверху донизу. Это не была война «актива» против «начальства» или наоборот; скорее, это получали своё те, кто не успел определиться, умный он или красивый, как обезьяна в том анекдоте – и хотел и того, и другого. Разумеется, сопутствующая активность низового «начальства» и «актива» дорого обошлась «массе» (вакханалия доносов и проч.).

Соответственно, общество, составленное из таких сообществ, обладало достаточной гибкостью – если подчинённые компетентнее начальства, то последнее можно «бросать с молока на культуру» и получать необходимый результат. Не уверен, что узкопрофессиональные управленцы, которых сейчас преподносят как эталон, сумели бы справиться с гуманитарной катастрофой Великой Отечественной.

Впрочем, я полагаю, что предел своих личных возможностей (уровень компетентности «вождя») в связи с войной (тогдашней Задачей) Сталин ощутил в полной мере – плюс, может быть, им осознавалась уникальность и «одноразовость» управляемого им общества, получившегося благодаря достаточно сложному сочетанию условий. Или, может быть, это осознавалось им как проблема отсутствия «преемника».

Тогда, скажем, позднейшая резкая критика его ближайших сподвижников, ныне понимаемая как подготовка к репрессиям против них, вполне могла быть средством профилактики будущего «вождя»-по-названию, не обладавшего нужными способностями. В эту же линию укладываются его реформы высшей власти, с упразднением Политбюро. Тогда становится понятным и резкое увеличение численности «правящей группы» с введением в неё людей из «начальства» - вполне возможно, Сталин рассчитывал либо на появление нового адекватного «вождя» из этой более многочисленной группы, либо на постепенную «десталинизацию» (как бы иронически это ни звучало) страны в плане изменения принципов построения социальности в сообществах – тем более, что качество человеческого материала, прошедшего войну, это уже позволяло.

К сожалению – а это «к сожалению» безразлично политических воззрений: по-любому, удайся Сталину этот замысел, история ХХ века, даже следуй она известной нам дорожкой, обошлась бы населению СССР намного дешевле – случился Хрущёв, который попробовал позицию «вождя» переписать на себя, не обладая достаточной компетентностью для неё применительно к задачам, стоявшим перед тогдашним СССР. После чего произошло описанное выше. «Актив» деморализован «разоблачением культа личности», впоследствии приручён «начальством» и в КПСС, и в советской администрации. Клоун на позиции «вождя» понимается «массой» как разрешение схожей клоунады. Затем коллегиальное правление «начальства», ещё одна клоунада уже «кремлёвских старцев», только готишная. Ну, и дальше вы знаете.

В качестве выводов на будущее отмечу: сталинизм в масштабах страны или даже региональных как сколько-нибудь серьёзная перспектива в обозримом будущем восприниматься не может. Такого «актива»,который был в первой половине ХХ века, мы сейчас даже приблизительно не имеем и иметь не будем, без него же всё выродится в позднесоветскую глухомань. Однако для некоторых штучных и временных сообществ, достаточно многочисленных, однородных и создаваемых извне для решения конкретных Задач (в рамках некоего плана по возрождению и развитию, далеко не только для «политики») организация на принципах сталинизма являлась бы идеальной.

Comments

bgfan
13 май, 2008 13:53 (UTC)
Не согласен с выводами.
Тупо, без конкретики, в виде лозунга:
Вам еще нет тридцати? Вы молоды и энергичны? Посмотрите, во что превратились ваши старшие товарищи по офису! Хотите быть таким же отстоем? Если нет, то есть ЗАДАЧА!..

Потому как желание реализоваться есть предположительно в любом. В обществе, где максимум возможности - стать директором ресторана Макдональдс или старшим менеджером по продажам, эта тоска по мечте вполне может эксплуатироваться.

Тьфу, чего я ерундой страдаю? Наши, МГЕРы, АКМ, Нацболы, всякие мишки... Типичная эксплуатация этой энергии, которая должна двигать из массы в актив.
17ur
13 май, 2008 14:09 (UTC)
"Реализоваться" != "получить высокий социальный статус в данном конкретном сообществе".

Latest Month

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger