Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

О возможной системе удостоверения личности. Футуристическое.

Задумался на давно уже прогоревшую тему. ИНН. Нумерация населения, Иоанн Богослов, чипы под кожу, продавать-покупать, всё-такое. И ещё штрих-коды. Мысль, однако, побежала следующим зигзагом.

Удостоверение личности и как документ, и как процесс используется в многочисленных и сложных сообществах, где множество личных связей покрывается, как овца быком, множеством связей формальных. Нужно оно для того, чтобы не возникала ситуация «наш вахтёр пускает в здание только тех, кого помнит». Соответственно, необходимость поддержки этих самых формальных связей ведёт к появлению ID как производной от личных характеристик индивида. Собрали с человечка фотки, записали ФИО на бумажку со степенями защиты – и на, предъявляй. «Предъявитель сего – не какая-нибудь шантрапа, а действительно предъявитель».

Понятно, что самые первые айди – это верительные грамоты послов и подорожные гонцов, дабы отличить людей, занятых делом, от тогдашних Остапов Бендеров. А то придёт такой к королю на поклон, да и станет влиять, а сам окажется котом маркиза Карабаса, который, кстати, тоже не очень-то и маркиз.

Так что пусть, падла хвостатая, сперва предъявит бумагу. С печатью.

При этом сама по себе бумага ничего не означает, пусть и с печатью. Значение имеют её, бумаги, нахождение у субъекта (как состояние) и её предъявление субъектом (как факт). Для подтверждения принадлежности бумаги субъекту как раз и нужны все эти идентификаторы – имя, фотка… чтобы не было как с де Вардом, которого д’Артаньян обул на пропуск в Англию. В свою очередь, предъявление субъектом бумаги есть факт, который в общем случае изменяет отношение к субъекту у того, кто подвергся этому самому предъявлению.

Предположим, что мы имеем дело с некой легальной системой, множества фактов и отношений в которой конечны или – в общем случае – счётны. Государство и право, да, с их постоянными классифицированием и кодификацией, необходимыми именно для этого.

Получается, что исчерпывающе описать такую систему можно и через учёт всех фактов как деяний субъектов, и через учёт всех изменений отношений между субъектами, каковые изменения явились следствиями этих деяний (и причинами деяний иных).

Так вот, все эти чипы, электронные паспорта, сатанинские печати и прочее есть порождения фактического подхода, драйва к исчерпывающему описанию системы через учёт всех фактов. Всех действий.

Чувак №223322 в 15.10 по Гринвичу был на улице Вязов, где купил пачку сигарет марки «Адское пламя». Что подтверждается поднесением сатанинской печати, неотъемлемой от чувака №223322, а не какого-нибудь №322223, к считывателю автомата по продаже сигарет на улице Вязов в 15.10 минут по Гринвичу. Ознакомьтесь с распечаткой.

Факты собираются и анализируются в той самой легальной системе (государство, корпорация, ещё что-нибудь), в результате возникает возможность прогнозирования поведения индивида и, следовательно, управляемого изменения этого поведения. На что индивиды жалуются, прикрываясь Священным Писанием или там правами человека. И я их понимаю. Неуютно.

Однако из вышеизложенного следует, что есть и другая (как минимум дополняющая, как максимум тоже самодостаточная) возможность решения задачи идентификации для многочисленных и сложных пересекающихся сообществ: сохранение информации не о действиях индивида, а о его отношениях с этими сообществами – проще говоря, его репутации. Репутационный подход.

Вот, предположим, у нас есть страна на полтораста миллионов персон. Предположим, в ней есть… «чтобы не запрашивать с вас лишку»… несколько сот миллионов сообществ, обладающих правом удостоверения личности. Естественно, один и тот же гражданин может состоять в хоть в сотне тысяч сообществ. Какие это сообщества? Любые в рамках закона, не основанные на отношении к чему-либо. Не фан-клубы чего бы то ни было. А так что угодно. Школьные классы, семьи, команды КВН, кафедры высших учебных заведений, участки цехов, офисы фирм, сезонные ассоциации пациентов отделения невропатологии центральной районной больницы… ну там сами допишите. Существует некий минимум требований, лишающий подчёркнуто асоциальные, паразитические сообщества права удостоверения личности – и всё. Остальным можно. В порядке уведомительной регистрации.

Предположим наличие в сообществах механизма удостоверения личности как изменения репутации индивида, с этим сообществом взаимодействующего. Проще говоря, выставление «+1» и «-1». Или «+ и – много». Саму механику я описывать не буду, это вопрос законодательства и довольно сложного математического анализа (барьерные функции, зависимость от времени a.k.a. «срок давности», зависимость от численности сообщества и проч.). Во всяком случае, репутация индивида есть совокупность (не сумма и не суперпозиция даже! это важно) его репутаций-стандингов у всех сообществ, с ним взаимодействующих или взаимодействовавших.

Скажем, зашёл человек в магазин, обхамил продавщицу, и та, как член сообщества работников данного магазина, вписала ему «-1». И у человека в Вещи, заменяющей паспорт, появляется запись с идентификационным номером сообщества (сколько там байт нужно, чтобы записать число в диапазоне пятьсот миллионов? Ну добавьте ещё столько же на шифровку…) и его нынешней репутации в данном сообществе. «-1». Или, если он здесь завсегдатай – в уже существующей записи меняется поле с текущей репутацией (ну пусть у неё тоже будет пара миллионов градаций в плюс и минус – не жалко; на круг RAM Вещи с запасом выходит в несколько гиг, что уже достигнуто).

Итого, каждый индивид имеет уникальную конфигурацию репутаций: набранных, поддерживаемых, заброшенных, положительных и отрицательных… Что он делал, какие привычки упражнял, чтобы такого добиться – неизвестно. То есть тайна личности как право не давать окружающим информацию на тему «где именно во сколько именно с кем именно был и что именно делал» - сохраняется и поддерживается.

А вот результаты этого «именно» - налицо.

Достаточно на картину наложить несколько фильтров, и получаются интересные вещи типа «средняя репутация у сообществ работников торговли минус сто тысяч» и тому подобные. То есть человек сохраняет право не говорить, что именно он делал, но другие знают, чего от него ждать.

Конечно, в идеале расчётные мощности, достаточные для фильтрации, должны быть в той же Вещи вместе с транспондерами, но вот это уже за пределами современной технологии – не чемодан же с собой носить… Опять-таки, в идеале надо бы обойтись без серверов-ИскИнов, мониторящих уникальность и выполняющих оперативную классификацию сообществ, но это вряд ли получится.

Понятно, что последствия применения такой системы «открытой репутации» будут фундаментальны: общество, ей подвергнутое, со временем без неё выжить уже не сможет (как нынешнее общество не сможет выжить без водопровода и тепла в квартирах). Система власти там… хех, это получается предельное выражение известной Идеи АВН. Преступность в таком обществе со временем очень сильно снижается, ибо потенциальное пополнение профессиональных преступных сообществ выявляется задолго до причинения актуального вреда. На какие-то формы собственности и хозяйственной деятельности система запрета не накладывает, то есть что капитализм, что социализм – здесь едино. На жизненные стратегии отпечатка она тоже не накладывает… хотя вру. Здесь будет выгоднее капитально нагадить одному, нежели по мелочи пакостить многим. С другой стороны, предполагаемая информационная связность эту выгоду нивелирует. «Риэлтер Имярек – жулик!», да…

Тем не менее, задачу удостоверения личности как обеспечения сложной, согласованной и разнообразной деятельности крупного сообщества (страны), состоящего из более мелких, такой репутационный подход решит не хуже, а намного лучше нынешнего фактического, причём без тех издержек, которых в будущем этот подход потребует. Чипизация, то-сё – ну её нафиг. Конечно, и у репутационного подхода есть свои издержки, – а то мы не знаем о дутых репутациях и прочем пиаре – но они по крайней мере явно не ограничивают возможности индивида.

Да, и в самое что ни на есть заключение. Я вообразил эту систему, решая задачу удостоверения личности для условий русского национального государства, с выполнением нормы «Гражданин имеет право интердикта всякого инцидентного ему потока информации» в переложении «каждый гражданин имеет право не предоставлять какой бы то ни было информации о себе, не будучи обязанным решением суда или добровольно принятым на себя формально подтверждённым обязательством», о чём уже было написано раньше.

Так что, имхо, «решение существует»©.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →