Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

Этика. Война. Примечания и дополнения.

Нынешнюю болтовню мне хотелось бы выдать как список примечаний и уточнений по теме. Дело в том, что, просматривая кое-какой фидбэк на мои несравненные озарения, я понял: некие важные вещи, проходящие у меня под рубрикой "само собой разумеется", под той же рубрикой у читателей не состоят. Они оказываются неочевидны. Что, естественно, идёт мне в минус. Должен был об этом подумать.

Итак.

Примечание первое. Война как искусство, как образ действий (warfare) в принципе внеэтична. На каждом отдельно взятом уровне абстрагирования (тактика, оперативное искусство, стратегия) при взаимодействии с противником действует так называемая нулевая этика, с императивом: "как другие ведут себя по отношению ко мне, пусть так и дальше продолжают. Как я веду себя по отношению к другим, так и дальше буду". Если условие господства нулевой этики нарушается на любом из перечисленных уровней абстрагирования, это уже не война. Полицейская операция, рыцарский турнир... но не война. А собственно наши действия по отношению к противнику (или действия противника по отношению к нам) определяются вопросами военного искусства на данном уровне абстрагирования, а именно задачей нахождения оптимума составного критерия, где частными критериями являются способность противника к продолжению военных действий и наша способность к тому же самому.

Действующая в обществе одной из воюющих сторон этическая система сказывается

а) при взаимодействии с противниками или союзниками - на уровне абстрагирования "большая стратегия", который само состояние мира/войны включает в себя как частный вопрос;
б) при внутриармейском взаимодействии на одном и том же уровне командования;
в) при внутриармейском взаимодействии между разными уровнями командования.

Дополнения к списку.

а. На уровне "большой стратегии", осознаваемом Верховным командованием, собственный тыл без ограничения общности может рассматриваться как один из союзников или противников.

б. Искусство общевойсковой операции неявно включает в себя этические вопросы при организации взаимодействия между различными родами войск и различными подразделениями/соединениями при формально одинаковом звании командиров.

в. При внутриармейском взаимодействии между разными уровнями командования появляется вопрос трансляции действующих на уровне "большой стратегии" этических императивов "вниз" - и влияния таковых как на действующую там "нулевую этику" по отношению к противнику, так и на остаточные представления субъектов низшего уровня о не-нулевой этике "мирного времени".

И ещё к пункту "в". Проще говоря, в общем случае начальство должно объяснить подчинённому, почему приказ, неочевидно оптимальный, оптимальным всё же является ("почему надо удержать эту высоту" или "почему надо зачистить этот населённый пункт"). Почему он такой хороший.

Разумеется, выработаны и усиленно практикуются минимум два способа обойти это объяснение - во-первых, это армейская система безусловного подчинения и осознания самоценности приказа ("потому что я так сказал"); во-вторых, это идеологическое кондиционирование, когда все, от рядового до генерала, знают, "почему и за что мы сражаемся". Оба этих способа отнюдь не являются обязательными, однако на данный момент и в обозримом будущем они, по моему мнению, сводят и продолжат сводить этическую компоненту во взаимодействии субъектов на разных уровнях иерархии, ведущей войну, к минимуму.

Примечание второе. Этически правильное или неправильное поведение вполне может оказаться технически невозможным.

В "южной" и "восточной" этических системах, с императивами "я (не) должен...", это сказывается в том, что оценка субъектом своего соответствия господствующей в обществе этической системе ("хороший я член общества или плохой") базируется не на том, что он может сделать, а на том, что он считал бы правильным сделать.

Однако в "западной" и "северной" этической системах с их императивами "другие (не) должны..." такой способ оценки не считается корректным, потому что он не может быть применён иначе, чем будучи основан на вере в то, что "другие" действительно (не) могут вести себя так, как это необходимо субъекту, чтобы быть "хорошим человеком".

В "западной" этической системе это часто ведёт к тому, что "другим" помогают. Пусть у нас есть "западный" "субъект" и кто-то "другой". "Западный" "субъект" относится к "другому" так, а "другой" к нему - иначе. С точки зрения "западной" этической системы, здесь сам "субъект" - "плохой", ведь он не сумел обеспечить выполнение "западного" этического императива. И тогда "западный" субъект выясняет: "другой" ведёт себя иначе потому, что он не хочет вести себя так или не может? Если побеждает точка зрения "не может", "другому" помогают, предоставляя ему техническую возможность вести себя так. Очень важно, что эта помощь этична в "западном" смысле, более того - в ней это высокий, очень правильный поступок.

Это поведение сказывается и в закармливании мигрантов, и в экспорте "демократии". И первое, и второе есть помощь "другому", чтобы тот относился к "западному" "субъекту" (местному населению или западным странам) так же, как те относятся к нему. То, что при этом "другой" становится второсортной копией "запада", есть мелочь по сравнению с этическим выигрышем самого "запада".

Если же выясняется, что не в коня корм, и "другой" не хочет вести себя так, чтобы "субъект" был "хорошим"... собственно, вопрос "другие не хотят или не могут относиться к нам так же, как мы к ним?" является центральным в окучивании "западного" населения на определённые темы. Даже если этот вопрос звучит как "за что они нас ненавидят?"

На уровне "большой стратегии" эти соображения заставляют условный "запад" рассматривать войну как обратную сторону помощи, операцию по нейтрализации того, что мешает "другому" вести себя так, чтобы "западный" "субъект" считал себя хорошим. То есть для "запада" этически приемлемыми могут быть операции против самих основ существования общества "других", если эти основы будут признаны чем-то мешающим "другим" принять нужное "западу" поведение: систематическое уничтожение инфраструктуры, психологическая война и т. п. - и следующие отсюда стратегические решения и организация вооружённых сил. Это не было обвинением, ибо для "западной" этической системы такое действительно хорошо, и вполне приличные, хорошие "западные" люди таких обвинений искренне не поймут, в лучшем случае признавая излишнее применение силы, а не неправильное..

В "северной" этической системе речь идёт о превентивном лишении "другого" желания или возможности сделать ("северному") "субъекту" нечто, чего "субъект" другому не делает. Далее очень важное: лишение "другого" желания напакостить "субъекту" и лишение "другого" возможности напакостить "субъекту" в "северной этике" равноценны. При прочих равных обе последовательности действий этичны, ибо ведут к желаемому результату.

Именно поэтому я говорил и говорю о том, что "северная" армия - это РВСН плюс спецназ. РВСН лишает потенциального противника желания воевать: mutual assured destruction и всё такое. А спецназ лишает противника возможности запустить свою военную машину в час "зю" - командные пункты разрушены, волоконные кабели перекушены и всё не менее такое же. Впрочем, здесь надо отметить, что "северная этика" требует постоянных активных мероприятий на территории потенциального противника - конечно, в мирное время до спецназа и поездов под откос доходить не должно, но тесная работа с истеблишментом, покупка политиков, проводимое "не по правилам" блокирование опасных инициатив, которые могли бы привести к войне - обязательны.

Примечание третье. Все этические формулы включают в себя временной лаг, и об этом надо помнить. Здесь изначально действует картезианская, а не ньютонианская парадигма. Всегда есть прежнее действие, определяющее действие нынешнее - или нынешнее действие, определяющее действие будущее. Очень интересен вопрос об изменении величины этого лага с техническим прогрессом. Но это оффтопик. Далее для интуитивного понимания я буду употреблять слова "вчера-сегодня-завтра".

Понятно, что с учётом временного лага каждая этическая формула распадается на две. Например, формула "южной" этической системы "я должен относиться к другим так, как другие относятся ко мне" порождает высказывания "сегодня я должен сделать другим то, что они сделали мне вчера" и "завтра я буду должен сделать другим то, что они сделали мне сегодня".

Здесь опять-таки очень любопытно сравнение "запада" и "севера". Временные формулы "запада" будут звучать как "сегодня другие должны сделать мне то, что я им сделал вчера" и "завтра другие будут должны сделать мне то, что я им делаю сегодня". Именно эти формулы диктуют самопозиционирование "западной" цивилизации как Благодетеля, причём единственного Благодетеля, да ещё такого, каждое деяние которого есть Благо. В противном случае добиваться соблюдения высказанных временных формул практически невозможно - каждый раз придётся признавать чужое право причинить тебе вред.

Конечно, "остаются вопросы". Например, весь "западный" "антифашизм" есть попытка отчислить Гитлера от "Запада", ибо так получилось, что некоторые широко известные выходки Гитлера Благом признавать нельзя (о причинах этого "нельзя" - отдельный разговор). Более того, рискну утверждать, что "весь дискурс" на тему "Гитлер и Сталин - близнецы-братья, кто из них матери-истории ценен" изначально нужен не для того, чтобы побольнее пнуть "красных" или "русских", - это так, бонус - а именно затем, чтобы связать Гитлера с совершенно не-"западными" практиками Сталина. Мол, всё, что "тирания" (понимаемая крайне широко) - это не "западная" цивилизация по определению. Даже если её устроили на территории "запада" "западные" люди с далеко не грузинскими фамилиями, учившиеся в "западных" школах.

В "северной этике" временные формулы выглядят как "сегодня другие не должны делать мне то, чего я не делал им вчера" и "завтра другие не должны делать мне то, чего я им не делаю сегодня". В виде мема эта позиция известна как "а мог бы и полоснуть". Иными словами, "у меня была возможность полоснуть вас, но я этого не сделал - и вы не имеете права полоснуть меня". "Я могу полоснуть вас, но я этого не делаю - и у вас не будет такого права завтра".

Если кто не понял - эта формула освещает кажущееся противоречие советской "борьбы за мир". Идеологическая упаковка этого дела мне неинтересна, а вот само поведение здесь именно что сумма "я могу вас полоснуть + я этого не делаю". Парады, ракеты, впечатление невообразимой мощи, военное присутствие где ни попадя (при этом с минимумом "горячих" конфликтов) - и искренние уверения в том, что Советский Союз стремится к миру. Миру мир, ага. Конечно, это исходило от "северного полюдья", а не от тех этических систем, которые должны были его ограничивать... тем не менее, "северный" способ сказать "я хороший" именно таков: "я не делаю (не делал) тебе неприятностей, которые вполне могу (мог бы) сделать".

Любопытно, как эта формула проявляется в "боях за историю" с лимитрофами. Можно достаточно уверенно говорить, что теория "советского блага" - "советская власть сделала вам много добра" - потерпела в них поражение. Причины указаны выше - теории "западного блага" противостоять невозможно в принципе, она системообразующая для целого "цивилизационного блока", а "советское благо" - это так, наспех состряпанное объяснение, привязанное к (уже? ещё?) плохо сформулированной идеологии, не обеспеченной никакими государственными ресурсами (идеология "советизма" даже в РФ явной поддержкой властей не пользуется). Совершенно разые весовые категории.

И вот - в "боях за историю" зазвучали уже правильные с точки зрения "северной этики" возражения: "с вами по-доброму обошлись, хотя можно было и не по-доброму, а как полагается"; с выходом на аргументы и "как" полагается (часто с примерами с того же самого Запада), и "почему" полагается (с разрушением картины невинных суверенных пусичек, изобиженных красными охальниками).

Такой подход теорию "западного блага" не кроет, но и она его не кроет, ибо они равно самодостаточны. С этой позиции сбить невозможно. В отличие от позиции "советского блага".

Здесь достаточно интересен вопрос, когда те или иные внутренние завихрения советской власти пытаются защитить с этой точки зрения. Тоже оффтопик, но отмечу, что пока такая защита (попытки я видел в ЖЖ) полна системных ошибок.

Примечание четвёртое. В этическом аспекте "большой стратегии" вполне может проявиться такое явление... назову его этическим гистерезисом.

Дело в том, что целью решений на уровне "большой стратегии" является отказ противника от начала/продолжения военных действий. В этическом аспекте это означает создание такой ситуации, что противник не может продолжать войну по этическим соображениям. Однако, если "мы" и "противник" принадлежим к разным этическим системами, "мы" в силу проекции вполне можем создать для "противника" условия, в которых "мы" сами прекратили бы воевать, а он на них забивает болт.

Пример: возня Запада с Ираком, когда нормальному такому "южному" диктатору (с мечтами о модернизации, конечно - что да, то да) устроили блокаду, которая в принципе предназначена для изменения режима, основанного на "западной этике". Билла или Джорджа такая блокада вынесла бы за полгода, а Саддам на эти усилия радостно плевал с высокой колокольни Аллах знает сколько лет.

Вот как-то так. Что потом вспомню как примечания по теме - ещё напишу. Кроме того, надо будет раскрыть здешние оффтопики.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: война, теория, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments