Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

И вновь об использовании ужасного прошлого в светлом будущем. Советский коллектив.

Просьба не считать нижеследующее набросом в защиту советского коллективизма или в атаку на оный. Я просто пытаюсь выяснить, нужен ли он (да), и зачем (это неочевидно, а потому под катом). Напильником по контуру не обрабатывалось.

Напомню ранее цитированное зиновьевское про коммунистический коллектив:

"Основу коммунизма на микроуровне образуют такие деловые клеточки (первичные деловые коллективы), которые являются самыми маленькими, стандартными и относительно автономными в своей жизнедеятельности частичками общества, обладающими основными чертами общества в целом, представляющие собою общество в миниатюре."

Напомню и собственное понимание некоторых исторических событий:

"Всё сильнее склоняюсь к точке зрения, что сколько-нибудь полезное ныне понимание событий 1917-го года состоит в представлении их как катастрофы, заключавшейся в утере институциональной памяти всеми организациями на большей части территории Российской Империи."

Иными словами, Ваш покорный слуга видит картину примерно следующим образом. Коммунистический коллектив был следствием институциональной катастрофы и средством пережить последствия таковой, но вовсе не проектом и не воплощением какого-то гениального предвидения. По отношению к осмысленным усилиям тех или иных исторических и политических субъектов это инструмент, а не результат.

Да, официальная идеология утверждала совсем другое. По Сунь-Цзы. "Если ты слаб, покажи, что ты силён. Если ты силён, покажи, что ты слаб". То есть, если что-то приятное само получилось, объяви это мудро воплощённым предуказанием. А если намеренно учинили гадость, то "не виноватые мы, оно само пришло". Это банально. Покажите мне страну, где таким образом подданных не окучивают.

Вот я и говорю, что коммунистический коллектив, сложившийся в СССР периода вылезания из-под обломков Российской Империи (сложившийся как средство сбора осколков сохранившейся институциональной памяти, сколь угодно разнородных), был объявлен именно что предуказанным воплощением. Мол, лично Маркс велел заколотить парадное на Обуховском. Соответственно, и отношение к получившемуся было "строили мы, строили и наконец построили. Ура". Не трогать грязными руками. И вообще лучше не трогать.

Отличие коммунистического коллектива от западного можно переформулировать следующим образом. Социальная жизнь советского человека определяется внутренними взаимотношениями в коллективе, к которому он принадлежит. Социальная жизнь человека западного определяется отношениями между различными коллективами, к которым он принадлежит.

Идеологически удобно шпынять западный чётко специализированный производственный коллектив за "бездуховность", представлять его машиной по извлечению прибыли из членов коллектива в пользу злобных эксплуататоров - что, в общем, правда. Но при этом с ним сравнивается советский синтетический коллектив, который по дефолту "тянет на себе социалку" и всё остальное, чем на клятом западе занимаются другие коллективы, в сравнение почему-то не входящие. Некорректно. С другой стороны... а вот про неё, другую, давайте подробнее.

Все помнят мантры про "догнать и перегнать"; про передовизну строя, определяемую производительностью труда. Так вот. Неспециализированный коллектив со специализированным в его специализации тягаться не может по определению. Советский производственный коллектив при прочих равных по производительности труда всегда сольёт западному. Именно потому, что "тянет социалку" и устраивает человеческую жизнь своих членов. То, что советский официоз этого не признавал - ошибка, которая хуже преступления. Я могу объяснить такую пробоину ниже ватерлинии только тем самым отношением к получившемуся как к предуказанному. Боялись тронуть. То, как эта пробоина была использована в перестройку, когда тронуть не побоялись, не мне Вам рассказывать.

Переходим к главному. Управление специализированным коллективом, характерным для запада - проще. С помощью малого количества управляющих воздействий, сводимых как правило к экономическим стимулам, надо формировать малое количество выходных параметров. Никого не трясёт, что работник делает в нерабочее время, пока он выполняет заданную функцию в течение рабочего дня. Свобода. Неуловимый Джо был бы доволен. Конечно, когда система усложняется, то и эйчары работают со стукачами, и юродствуют психологи с этими... рвотное такое название... коучерами, да. А в коммунистический коллектив то же кондиционирование встроено изначально, причём за очень небольшие деньги, а зачастую и просто на энтузиазме. "Работа с людями".

Управление коммунистическим, синтетическим коллективом - намного сложнее. Именно сложнее - из-за намного большего количества доступных управляющих воздействий. Ну нету в западном коллективе средств типа: "Патроны кончились" - "Вы же коммунист, товарищ Иванов!" - "...и пулемёт застрочил снова..."

Если западный коллектив можно уподобить прибору, созданному из строго стандартных деталей и закрытому в кожух, на котором видна пара индикаторов, три ручки для кручения, пяток кнопок и шесть входных-выходных разъёмов, то коммунистический коллектив - ну да, всякая деталь штучная, куча перепутанных проводов под неподходящей по размеру крышкой... какие из них должны торчать наружу, какие нет, неизвестно... и для каждой практически детали есть свой переключатель, верньер, тыцк паяльником и т. п.. Причём эти тыцки ещё и не для одной детали - и вращая один верньер, пользователь наблюдает произвольное вращение трёх других.

Попробуйте с таким агрегатом управиться или - что не менее важно - диагностировать неисправность и починить. Щастье, верно?

Вот что из этого щастья следует.

Во-первых, советский коллектив ни разу не является той самой "общиной", "осколком традиционного общества" и проч., за что его продают многие советисты.

Наоборот.

Община была средством перераспределения внешнего властного давления - раз, и средством ограничить "семейный" беспредел на селе - два. Община не давала начальству работать с конкретным человеком (а поодиночке людей ломать легче) и ограничивала процесс социального расслоения изнутри. При этом община опиралась на те же самые семьи, роды, если хотите, и без них она существовать не могла.

Советский коллектив конкретного человека от затей начальства защитить, как правило, был не способен. Процессы социального расслоения он так же не был способен затормозить - более того, именно работа с окружающим коллективом, использование этого коллектива были основным орудием борьбы советского человека за улучшение своих социальных позиций. И на семейственность советский коллектив никак не опирался - напротив, "хорошие семьи", как и было сказано, часто опирались на него, играя против всех остальных.

Во-вторых, советский коллектив крайне восприимчив к сколько-нибудь организованной деятельности своей части, причём части любой, а не только системы управления. Восприимчив до такой степени, что эта деятельность способна реорганизовывать его наравне с внешними управляющими сигналами. Пример: "чёрные заводы", на которых вернувшиеся с зоны уголовники устанавливали свои порядки. Другой пример: до сих пор сохранившееся, более того, лелеемое толкование жестов начальства... походки, движений бровей, оговорок... именно советское наследие.

Эта чувствительность ведёт к тому, что необходимым условием существования советского коллектива становится пресечение всякой несанкционированной организованной деятельности, более того - превентивные действия против возможной организации вне коллектива, потенциально способной нанести ему вред. Что-то вроде полной стерилизации окружающей среды как средства выживания человека, крайне восприимчивого к болезнетворным микробам. "Сегодня он играет джаз..."

Кроме того, чувствительность советского коллектива к организующим воздействиям ведёт к тому, что люди, ответственные за эти организующие воздействия, при ослаблении внешнего давления на них просто перестают прилагать усилия и изощряться. Незачем. "Завтра каждый десятый будет повешен!" - "Мыло своё приносить?" - как учит нас антисоветский анекдот.

В-третьих, синтетический коллектив можно гонять в таких режимах, которые специализированными коллективами попросту не поддерживаются. То есть покопавшись в огромном множестве доступных настроек коммунистического коллектива, его можно "разогнать" - в том смысле, который мы употребляем в приложении к компьютерному "железу". Да, это режимы чрезвычайные, когда люди-детали пахнут горелым и плавятся, но непосредственную задачу можно выполнить (вполне возможно, жизненно важную для многих коллективов); а то и создать иллюзию того самого "догнать и перегнать".

В-четвёртых... и это, пожалуй, главное. Из сложности и муторности управления синтетическим коллективом следует: паки и паки велика вероятность того, что непосредственное начальство, этим управлением занимающееся и вышестоящим начальством по результатам управления сношаемое, начнёт испытывать ненависть к своему коллективу. И при случае как следует зафигачит по нему с ноги. Или при том же случае продаст его по цене металлолома. Оправдание такого действа, естественно, будет звучать как "народ не тот"... именно такому отношению начальства мы обязаны гениальной в своей простоте максиме, и доныне действующей в РФ: "если государство не справляется с управлением тем или иным предприятием, предприятие надо продать". Вне контекста прошлого коммунистического коллективизма высказывание звучит предельно бессмысленно, а вот в контексте становится понятным и ожидаемым.

Здесь, впрочем, надо отметить одну очень важную деталь. Чем короче "вертикаль власти" над синтетическим коллективом, тем меньше вероятность того, что его непосредственное начальство взбесится. Потому что "дерьмо стекает с горки вниз", и чем ниже горка, тем меньше дерьма накапливается. Высочайшее неудовольствие не усиливается промежуточными инстанциями и не успевает набрать импульс, добираясь до нижайшего адресата.

В-пятых, из "в-четвёртых" следующее. Подавление этнического в коммунистических коллективах являлось попыткой упростить управление таковыми. Под этническим я понимаю именно ту почти-биологию, нутряное, "оценки, реакции, стереотипы", а не "национальное по форме, социалистическое по содержанию" и не "культурный национализм" с матрёшками и балалайками. То есть на некоторые верньеры, дабы произвольно не вращались, жёстко навесили хомутики. Понятно, что, чем важнее были те или иные коллективы, тем жёстче эти хомуты навешивались, так что окраинные народы под раздачу попали в меньшей степени в силу своей маловажности.

Хотя на самом деле именно признание этнического и использование его в управлении синтетическим коллективом даёт массу возможностей для тонкой и устойчивой настройки коллектива, долговременной оптимизации его деятельности (если кто-то принял это высказывание за кредо некоего "коммуно-нацизма", он совершенно прав). В этом смысле советское "тривиальное решение", будь оно обусловлено доктриной или от безвременья-безденежья, в итоге оказалось крайне неудачным. "Взятку снёс - без взятки остался".

Если кто-то (может быть, тот самый "кто-то" из предыдущих скобок) решил, что, выдав на-гора вышеизложенные обличения, я предал свои советские идеалы, то он ошибается. С идеалами у меня вообще туго, с любыми - советскими, антисоветскими... Изрыгая настоящий трактат, Ваш покорный слуга пытается ответить на вопрос: а где коммунистический коллективизм из советского прошлого может пригодиться в русском будущем?

Итак, пересмотрим, что я выше накорябал.

Синтетический коллектив советского образца сложно отождествить с актуальным, сложившимся, развитым, специализированным коллективом из тех, которые мы наблюдаем на западе. И даже со сложившейся, развитой традиционной общиной его тоже нельзя отождествить. Но. Синтетический коллектив потенциально может быть преобразован во что угодно эволюционным путём, без ломки. Это вопрос настройки. В западный специализированный коллектив - да с полтычка. Выносим социальные службы за его пределы (не путать с отказом от них в рамках всё той же продажи на металлолом), возвращаем Шурочку, этими службами занимающуюся, из бухгалтерии... Преобразование в общину? Ещё проще. Сбрасываем на коллектив некоторые полномочия от внешнего начальства, убираем остатки внешних служб обеспечения (типа независимой торговли), усиливаем фактор семейственности... через некоторое время вуаля.

Из-за сверхчувствительности советского коллектива к внешним воздействиям персонал этого коллектива легко заинтересовать в уничтожении (в буквальном смысле - приведении к ничтожеству) враждебной по отношению к нему сколько-нибудь организованной внешней среды. Кроме того, после этого уничтожения, по снятии внешнего давления советский коллектив начинает эволюционировать в нечто иное - см. выше, во что... что получится, то и получится. Однако советский коллектив в чистом виде, можно сказать, со временем всегда самоуничтожается.

Пребывая в том самом режиме противодействия внешнему давлению, советский коллектив потенциально (при адекватном управлении) способен вынести экстремальные воздействия - и в смысле силы, и в смысле неожиданности таковых. Это обусловлено отнюдь не свойствами его персонала (богатырей, не нас), а отсутствием в нём внутренних ограничителей и предохранителей - то есть цена за этот "вынос экстремальных воздействий" тоже экстремальна и взимается исправно.

Со временем начальство предаёт советский коллектив, при этом срок вызревания предательства обратно пропорционален количеству начальства над коллективом. Это ещё один фактор обязательной эволюции советского коллектива, купно с отсутствием внешнего давления.

Итого, где это великолепие можно использовать?

Ответ: Пограничье. Во всех смыслах.

Цитата из АБС, "Белый конус Алаида".

"- Вот оно, - сказал Сорочинский. - Их будут делать сотнями и сбрасывать на неизвестные и опасные миры. И каждое Яйцо построит там город, ракетодром, звездолет. Оно будет разрабатывать шахты и рудники. Будет ловить и изучать твои нематоды. А Десантники будут только собирать информацию и снимать разнообразные пенки.
- Ерунда, - повторил Гальцев. - Город, шахта... А герметический купол на шесть человек?
- Что герметический купол?
- Кто эти шесть человек?
- Все равно, - упрямо заявил Сорочинский. - Все равно Десантникам конец. Герметический купол - это только начало. Будут посылать вперед автоматические корабли, которые сбросят Яйца, а тогда, на все готовое, будут приходить люди..."

Так вот. Когда люди коммунистических убеждений в ЖЖ выдают, что "коммунизм возможен" на атомной подводной лодке, орбитальной станции, в каком-нибудь "городке солнышка", где живут военные или там учёные - то их надо понимать буквально. Именно там коммунистический коллектив и нужен: на фронтире, рядом с Неизвестным, в физически или социально враждебной среде, которую предполагается свести к ничтожеству. При этом нужен он ровно до тех пор, пока среда враждебность не потеряет.

То есть коммунизм не на орбитальной станции, а в орбитальном городе класса незабвенного "Вавилон-5" (на сотни тысяч рыл) - уже не требуется. Какой-нибудь научный городок, когда Проблема уже решена, а исследуются возможные примечания к отдельным нюансам эффектов второго порядка - тоже прекрасно обходится без всего этого. Колониальное поселение, когда аборигены уже выдрессированны до полного "ку" за сто метров перед белыми людьми - опять-таки, не место для синтетического коллектива, сюда уже должны ехать купцы для снятия разнообразных пенок.

Не устою перед соблазном метнуть полированный кирпич в огород адептов достаточно распространённой точки зрения: мол, фронтир - это всегда Конан, большой яростный индивидуй ростом три метра, дыбом шерсть, хвост трубой; брызгающий тестостероном экстраверт, который бегает по диким местностям и целеустремлённо их покоряет.

Граждане конанисты не правы хотя бы потому, что рекомый конквистадор в таком виде обязательно заканчивает строчкой раздела "Мясное" туземного меню. В силу чисто тактических раскладов: никакой глубокоуважаемый шкаф трёхручным мечом либо семиствольным мушкетом от нескольких решительных местных мужиков не отмашется и тестостероном не отбрызжется. Разве что в книжке или в кино.

На самом деле всевозможные "освоители" и "покорители" как раз и были такими синтетическими, неспециализированными коллективами - а отдельные заметные личности стали заметными только потому, что к таким коллективам принадлежали и опирались на них абсолютно во всём, от раздобыть пороха и помощников до утолить сенсорный голод в местном салуне. Глупо приписывать заслуги человека пальцу на его руке. Чай, не в книжке живём.

Вернёмся к нашему будущему. Я полагаю, что в нём обретается достаточно проблем, которые могут быть представлены именно как проблемы освоения (или повторного освоения): областей общественной или профессиональной деятельности, областей научного знания или военного дела, областей географических эт цетера. Не путать с освоением выделенных средств - этого и в настоящем хватает.

И опять так вот. Решения этих, как и любых других проблем можно и нужно прокатывать в разных подходах; но мнится, что одним из самых плодотворных будет примерно следующий.

Создать под необходимое освоение вполне советского вида неспециализированный синтетический коллектив (или коллективы) с заранее ограниченным сроком существования. При проектировании коллектива исходить из имеющегося качества человеческого материала (этническое сюда же) и необходимых средств противодействия враждебной внешней среде (само понятие "внешняя среда" тут определяется спецификой конкретной задачи, оно не общее). Определить необходимую длину командной цепочки, дабы не выродилась раньше времени (время здесь меряется годами, а иногда и десятилетиями). Предусмотреть, заранее задать аттракторы и средства эволюции коллектива после выполнения им задачи по освоению. Эти средства и аттракторы, кстати, могут быть и вполне "рыночными": кредиты, имущество...

Итогом такого проектирования может стать военная база на стратегически важной, деградировавшей со времён Союза территории; это может быть башня из слоновой кости для банды молодых учёных, сочиняющих термоядерный синтез или "Жигули"-лучше-"Лексуса"; это может быть студия "Союзмультфильм"; это может быть тот самый типический малоэтажный посёлок, в который надо (или не надо) девать население в рамках разурбанизации. И так далее, и тому подобное.

Мнится мне, что этот советский подход будет идеальным - собрали людей, настроили их, сделали дело, и когда "пограничье" становится "внутренней провинцией", коммунистический коллектив просто идёт своей дорогой, либо распадаясь, либо эволюционируя в то, что на тот момент будет считаться "нормальным". Неважно, что именно. Там видно будет.

Кстати, если настырный "кто-то" из нескольких скобок выше по течению решил, что из вышесказанного следуют ненужность, опасность и вредность коммунистического коллективизма во всех иных ситуациях, вне парадигмы освоения - то он угадал. Потому что когда освоение заканчивается, появляется "своё", с коммунистическим коллективизмом несовместимое.

P.S. Чтобы уж зачистить поляну. Из вышеизложенного, помимо прочего, следует, что Россия в ХХ веке подверглась освоению/колонизации - со стороны то ли жидомасонов, то ли англичан, то ли инопланетян, то ли эльфов, то ли одного из альтернативных вариантов собственного будущего.

"А я согласен"(с). Почему бы и нет. Ведь это неважно. Главное не Ужасная Правда, а что с ней делать.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments