Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

"У них режим-с".

«Некоторые смотрят на конституцию со священным поклонением и рассматривают ее как основу бытия, слишком священную, чтобы ее коснуться. Он приписывает людям предшествующего поколения мудрость выше человеческой... Каждое поколение имеет право выбирать собственную форму управления, такую, которую оно считает наиболее подходящим для своего счастья...священная возможность делать это каждые девятнадцать или двадцать лет должна быть предусмотрена конституцией». (Томас Джефферсон)



Нижеследующий доклад имеет своей темой проблему люстрации и запрета на профессии в пост-советском обществе как частный случай проблемы институционализации чисток. Не секрет, что мемы типа "КМПКВ, мы вас ---" здравствуют и процветают при том, что серьёзно к этому вопросу никто не относится. Более того, "вас", в меме упомянутых, серьёзные "мы" то ли боятся задевать, то ли по умолчанию подразумевают перевоспитавшимися в момент КМПКВ+эпсилон.

Ниже я хотел бы ознакомить уважаемых читателей со своим видением проблемы, весьма далёким от упомянутых подходов.

Заранее приношу извинения за количество букв, ибо объяснять приходится с нуля.

***

Что такое политический режим? Политический режим - это совокупность типичных применений власти. Или - действующие, не обязательно формальные правила отклика системы власти на какой-либо раздражитель.

Всякое применение власти (отклик) исчерпывающе характеризуется следующими основными признаками:

- обстоятельства, при которых власть применяется, условия вмешательства;
- обстоятельства, при которых властное принуждение должно быть прекращено;
- сила принуждения, то есть приоритет отношений, порождаемых этим принуждением, над иными отношениями, в которые вовлечён объект принуждения;
- публичность применения власти, то, насколько точно и масштабно отражается типичный казус в общественном сознании.

Важно отметить, что политический режим нельзя определить через формальные, заданные действующим законодательством ограничения - такое определение есть излюбленная ошибка тех, для кого само слово "режим" является ругательным. Режим можно понимать как отношение действующей власти к законам, но не как совокупность этих законов.

Точно так же политический режим нельзя отождествлять с государством как юридическим и историческим субъектом. Одно и то же государство, с одной и той же законодательной базой, может поддерживать разные политические режимы. Равно как и сходные режимы могут поддерживаться разными государствами с разными законами.

Итого политический режим можно описать через совокупность типичных обстоятельств, в которых власть применяется, через типичные результаты её применения, через типичные силу и неотвратимость принуждения, а также через типичную гласность принуждения.

Отсюда следует, что желательные и нежелательные изменения политического режима могут быть представлены как изменения в одном или нескольких пунктах вышеприведённого списка или в деталях таковых. Настройка.

Совершенно правильно замечание, что в действительности перечисленные признаки рассматривать и "настраивать" по отдельности затруднительно, ибо они влияют друг на друга. Более того, именно воспроизводящееся взаимное соответствие различных признаков типичного применения власти, которое обозначается эвфемизмом "так здесь заведено", шаблоны её применения - и представляют собою суть, средоточие, душу и квинтэссенцию всякого политического режима.

В этом замечании кроется обоснование необходимости всевозможных "чисток" и ротаций политически ангажированного персонала как основного средства смены режима. Люди выводятся из оборота именно потому, что являются носителями прежнего "так здесь заведено".

А резоны вроде тех, что эти люди якобы классово чужды, запятнаны прошлым сотрудничеством, растлены коррупцией, не соответствуют великой исторической миссии, вовлечены или не вовлечены в текущий мировой заговор - предназначены для публичного потребления и при необходимости отметаются моментально. Если прежнее "так здесь заведено" остаётся лучшим. Например, большевикам дослуживали такие персоналии Российской Империи, которые по большевицким же меркам наработали на тридцать три расстрела каждый.

***

Из вышеизложенного следует, что не надо понимать политические события конца 1980-х - начала 1990-х как смену политического режима.

Разумнее рассматривать 1990-е годы как время распространения советского политического режима на новые для него ситуации: применения к ним прежним персоналом прежних правил отклика и, в случае получения нежелательных результатов, модификации новых ситуаций под прежние правила.

Когда множество типичных новых ситуаций было таким образом освоено, тогда и завершился переходный процесс к стационарному состоянию, известному нам, как "путинский режим" - советская власть, приручившая реалии либерального общества. Полагаю, что можно обойтись без примеров в сфере бизнеса, многопартийности, медиа - в конце концов, рекомый доклад делается не для истории, а для современников и соотечественников, которые в курсе событий.

Напомню, что не стоит оспаривать этот тезис ни с точки зрения брендов - "тогда был флаг красненький, а теперь полосатенький", "тогда была колбаса по два-двадцать, а теперь Собчак по телевизору"; ни с точки зрения силуэта территории государства; ни с точки зрения действующих законов, ценность которых как руководства к действию вполне сопоставима с ценностью сталинской Конституции, а возможно, и уступает последней.

Путинский режим есть советский режим, установившийся в новых исторических условиях, в новом государстве. Это заматеревший, отрастивший толстую шкуру и научившийся некоторым новым фокусам советский режим. Такое стало возможным в первую очередь потому, что не произошло сколько-нибудь масштабной и единовременной "чистки" персонала, работавшего в/при этом режиме. Люди остались те же, "так здесь заведено" не поменялось.

Ехидно отмечу, что по этому критерию 1937-й год можно считать временем смены режима с гораздо большим основанием, нежели отрезок с конца восьмидесятых до конца нулевых.

***

Что это ещё за новодворщина и старовойтовщина, возмутится уважаемый читатель. Действительно, тема "люстрации" и "запрета на профессии" в РФ изначально ассоциируется с политическим течением, известным истории как "демшиза". "Демшизе", помнится, была вверена монополия на озвучку этой идеи: в намеренно идиотском оформлении, с бесноватым брызганьем слюнями и с конечной целью вызвать к предложению отвращение.

Понятно, что никто из решавших людей никакой люстрации не желал и не предвидел. То есть до такой степени не желал и не предвидел, что архивраг "демократических реформ" некто Руцкой после "вооружённого мятежа" вышел в губернаторы.

Однако я человек не решающий, несерьёзный и к власти никаким боком не относящийся. Ему, то есть мне, можно.

Помните анекдот о праздновании десятилетия свадьбы?.. а муж думает: "Убей я её тогда, сейчас бы уже на свободу вышел". Примерно те же чувства автор испытывает по отношению к несостоявшейся чистке начала девяностых.

Во-первых, после уже случившихся девяностых и нулевых, девяностыми обусловленных, вряд ли можно говорить "могло быть ещё хуже".

Во-вторых, всякая потеря в качестве управления из-за такой чистки к настоящему времени уже была бы восполнена как минимум в силу окончания срока запрета на профессии - о неслучившемся открытии социального лифта горестно промолчу.

Почему, в отличие от восточноевропейских стран бывшего социалистического блока, в РФ люстрация и запрет на профессии не стали политической реальностью?

Ну да, "хто ж ему дасть". Одна из двух главных причин - конечно же, решавшие люди; под раздачу попадали в первую очередь они, начиная с ЕБНа, не говоря уж о "без лести преданных". Однако даже этого субъективного нежелания могло оказаться недостаточно, если бы не другая, тоже главная причина.

В тогдашней России не оказалось политической группы, - не силы даже, а группы - способной правильно поставить задачу чистки. По моему мнению, этого не сделано до сих пор как раз потому, что демшиза испохабила тему до отвращения к ней.

Посмотрим на демшизовый спойлер этой задачи. Вот здесь можно ознакомиться с "проектом" закона "О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима". Это не столько проект закона, сколько ТЗ на него, но всё-таки текст даёт представление о том, как демократические извилины эту задачу обрабатывали.

Не засматриваясь особенно на "монстров", "покаяние" и "суд над идеологией", отмечу следующее.

Во-первых и главных, это увязывание люстрации с исторической десубъективацией государства, в которой она происходит. Приведённые в преамбуле прецеденты объясняют люстрацию либо безусловным военным поражением, либо (если с субъектностью и до того обстояло не очень) сменой покровителя, патрона и спонсора. Соответственно, по отношению к этому закону люди уже разделяются на тех, кто такой десубъективации в случае РФ не признаёт ("нас не победили"); тех, кто признаёт её как обоснование реваншистских действий ("а вас, полицаев, будем вешать"); и смердяковых, доживших до воплощения своей мечты ("умная нация победила весьма глупую-с").

Такое позиционирование закона и задачи, им решаемой - признак либо абсолютной политической бездарности с уклоном в мазохизм, либо намеренного, обдуманного срыва решения этой задачи.

Во-вторых, это совершенно фантасмагорический подход к люстрации сотрудников органов государственной безопасности. Ну не нравятся тебе наследники бериевских опричников, "активные проводники тоталитарного режима" (лично у меня понятие "активный проводник" ассоциируется с Иваном Сусаниным) - так прими меры по их обезвреживанию во имя чего-нибудь общечеловеческого. Но оставить человека на прежней работе, причём в сфере безопасности, с прежними возможностями и полномочиями, ограничившись плевком тому в лицо - это надо действительно либо быть демократом в медицинском смысле, либо намеренно заниматься саботажем задачи люстрации.

В-третьих, это исключение из "активных проводников" всего персонала советской власти, исполкомов в том числе. Это что вообще, борьба со "старым режимом" или борьба за его сохранение?

В-четвёртых, мне даже не хочется рассматривать те ужимки и прыжки, с помощью которых несостоявшийся закон выводит из-под удара "своих". Можно только сказать, что члены КПРФ могли поголовно плевать на этот закон с высокой колокольни, ибо ячеи в этой сетке намеренно были сделаны огромными, дабы пропустить сквозь них всё то "прозревшее", "покаявшееся" и вовремя отмежевавшееся кодло, благодаря которому "Демократическая Россия" собиралась на свои съезды в местностях, расположенных южнее Полярного круга.

Резюмируя, можно сделать вывод, что этот закон - пример из серии "посмотри и сделай по-другому".

***

Как именно "по-другому?"

Во-первых, такая чистка никоим образом не должна основываться на понятии "исторического возмездия", реванша, победы в мировоззренческом споре и тому подобного. Я могу понять людей, которым хочется жить в обществе, где все счета закрыты, злодеи наказаны и последствия преодолены. Они хорошие, у них мораль. Но вот они со всей своей моралью почему-то упорно не хотят понять меня, который ужасается жизни в обществе, где человека можно наказать за преступления, совершённые до его рождения.

Видите ли, обычные судебные ошибки обычно ведут к наказанию человека, который мог совершить инкриминируемое ему преступление. "Историческое возмездие" основано на принципиально беззаконной идее наказания людей, которые гарантированно не могли совершить прошлых пакостей.

То есть - если человека чистят, то только по тем резонам, которые были действительны в период его взрослой жизни и профессиональной деятельности. Не за революцию, не за сталинизм и не за хохломор. Кстати, к идеям перманентной денацификации это тоже относится. Срок давности есть всегда, и определяется он биологическими особенностями вида хомо сапиенс, как-то - продолжительностью жизни и возрастными изменениями. Точка.

Во-вторых, чистка должна быть возможно более избирательной, то есть задание списка должностей, являющихся и подлежащих, и последующее огульное припечатывание попавших в этот список просто не приведут к желательному результату. Если зачистить главу некоей канцелярии - попал в список - и оставить в покое подьячих и столоначальников, - не попали в список - то те шаблоны обращения с властью, составляющие суть режима, о которых говорилось раньше, пострадают мало или вовсе не пострадают: скорее уж всякая новая метла будет гнута инерцией системы, чем наоборот.

В-третьих, зачищаемые должны быть исключены из тех отношений, в которые они были включены, состоя во власти. Это означает запрет на занятия бизнесом (примерные оговорки, я думаю, вы себе представляете), запрет на прямую речь на общероссийских каналах телевидения - однако отсутствие запрета, скажем, на ту же преподавательскую деятельность.

Как это могло бы выглядеть?

Документ, на основе которого проводится чистка, явно должен относиться к конституционному праву. Либо сама конституция, либо какая-то основополагающая декларация, либо поправки, открытым текстом обозначающие право на смену режима и прямую ответственность власти перед населением. Не путать с государственным строем или брендами типа герба-флага-гимна.

Основанием для раздачи служат признаки применения власти, мера которых не укладывается в желательные параметры. Список таких оснований будет выглядеть приблизительно так - поясняющие примеры прилагаются:

- применение власти по недостаточным основаниям. К этому можно чётко отнести, например, всю "борьбу с экстремизмом" в нынешней РФ - то есть под раздачу попадают разработчики, апологеты и промоутеры (толкачи) 282-й статьи и прочих "определений экстремизма";

- неприменение власти при наличии достаточных оснований - примеров такого "сквозьпальчья", думаю, вы и без меня приведёте достаточно;

- прекращение применения власти без оснований - чеченские амнистии и проч.;

- непрекращение применения власти при наличии достаточных оснований для такого прекращения - см. дело Аракчеева;

- излишнее/недостаточное использование силы в случае властного принуждения - опять-таки, думаю, примеры можно не приводить;

- излишняя/недостаточная публичность того или иного шаблона властного принуждения. Случаев излишества я вспомнить могу немного: один из них - демонстрация плёнки с "человеком, похожим на генерального прокурора". Может быть, и некие креативы подкремлёвского молодёжного охвостья идут в ту же корзину. А вот непубличное использование власти - тут не то, что примеры, тут модус операнди как таковой, вся та "серая зона" между формальной политикой и откровенным казнокрадством и оброкотрясением.

Кто именно попадает под раздачу? Зависит от конкретной задачи, которую раздача решает - какие признаки настраиваем. Именно отсюда формируется список должностей, которые попадают под проверку, и список прецедентов, по которым проверка проводится. Избирательность, как и было сказано.

Организация всего этого дела - здесь вряд ли можно придумать что-нибудь новое. Комитеты, комиссии, проблема легитимности и софизм о сторожах.

***

Вернусь к тому, с чего начал. Понятно, что вероятность осуществления предлагаемого, вероятность институционализации чисток в настоящий момент несколько ниже абсолютного нуля по причинам, известным вам не хуже, чем мне. Так что практического толку от текста примерно столько же.

Я всего лишь хотел показать, что и в эту сторону тоже можно думать, что здесь нет никакого интердикта, никаких "покушений на святое"; что это не вотчина людей, скажем так, пылких, но не рациональных; что об этом не обязательно молчать или кричать, а можно просто побеседовать.

Засим доклад считаю законченным.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общества, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments