Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

И вновь о грядущем северном пушистом зверьке.

Давненько я не пророчествовал. Не предрекал всякую гадость.

Исправляю упущение, попутно нарабатывая очередную систему представлений. Люблю я их. Их надо много.

Так что почитал Поршнева - и вперёд, на орды гвоздей с микроскопом наперевес.

Начать хотелось бы с контрконтрсуггестии, однако не получается.

Приходится сперва о суггестии, потом о контрсуггестии, а потом уже об этой, в квадрате.

Итак, что такое суггестия? Это коммуникация, понимаемая только как средство принуждения к действию. То "не отвлекаться, внимать и исполнять", которое присутствует во всякой коммуникации вместе с её смысловым содержанием и независимо от него. Более того, это первоначальная функция человеческой коммуникации. В чистом виде мы её, хвала Мелькору, уже не наблюдаем. Нечто в первом приближении похожее на ту, изначальную суггестию - это когда до автоматизма вымуштрованный солдатик выполняет, например, команду "стой!" почти бессознательно; до того, как осознает её.

Сидят два человека, молчат. Один раскрыл рот, начал говорить. Так вот, ещё до того, как второй поймёт, что вообще сказано, второй прислушается - то есть выполнит ряд незаметных, часто бессознательных, иногда довольно сложных действий. Именно потому, что первый начал говорить. Приказ "слушать" (точнее, "прекратить иную активность и слушать") здесь настолько интегрирован с самим сообщением, что, как правило, не воспринимается как нечто отдельно существующее.

Теперь о контрсуггестии. Она также присутствует в коммуникации помимо и независимо от информации и суггестии. Контрсуггестия - это и возражение, и молчание, и мимика; вообще всё, что обеспечивает перевод собственной реакции на суггестивную составляющую речи собеседника выше, на сознательный уровень. И, как следствие, вместо автоматического, бездумного выполнения приказа мы в лучшем случае имеем выполнение приказа осознанное - и далее по всем пунктам: медленное, неправильное, с фигой в кармане, игнорирование, саботаж, "пошёл ты на..." или вообще сбежать и обзавестись собственным языком (кстати, отсюда феномен этнического).

Приказывающего, как легко догадаться, это не устраивает.

Откуда и появляется контрконтрсуггестия, как совокупность механизмов отключения контрсуггестии. Это очень важно понимать - контрконтрсуггестия не является усиленной суггестией, она вообще не имеет к суггестии прямого отношения. Это именно средства снижения сопротивляемости человека к суггестии, причём средства, коренящиеся в уже действующей человеческой социальности. Например, та же муштра, религиозные обряды, идеологическая обработка, государственное мышление, просто палкой по голове и проч.. Впрочем, точно так же социальные реалии используют не только поп с амвона или комиссар с броневика, но и талантливый мошенник в режиме тет-а-тет.

Здесь надо отметить на будущее, что успешная контрконтрсуггестия как минимум должна опираться на понимание того, кого ей подвергают. Нельзя в целях идеологической обработки цитировать русскому крестьянину Вольтера, да ещё на французском. Не поймёт. Чисто технически.

Из вышесказанного следует один очень некошерный вывод.

Без каких-либо ссор и споров люди самых разных убеждений разделяют льстивую идейку, излагаемую примерно как "стремление человека к свободе есть причина и двигатель социального прогресса".

Почему разделяют - понятно. Количество плюшек вокруг в общем пропорционально смутно понимаемому "социальному прогрессу", а "стремление человека к свободе", понимаемое как собственное желание снять действительные ограничения на поведение в текущей ситуации (безнаказанно дать в наглую морду, поесть не заплатив, проигнорировать девичье несогласие... пардон, я имел в виду почитать запрещённую литературу и отправиться в кругосветный круиз) - это вообще близко каждому.

Так что идея "делай что хочешь, и вкусного вокруг тебя прибавится", явленная в туманных выражениях типа "свободы" и "прогресса", обречена на успех в смысле её безрассудного приятия.

Однако, если применить ранее рассмотренные понятия, то получается обратная картина. Во-первых, социальный прогресс становится побочной продукцией постоянной борьбы контрсуггестии как навыка, характеризующего личность, и контрконтрсуггестии как социальной технологии, и во-вторых, контрконтрсуггестия здесь обязательно владеет инициативой, а роль контрсуггестии - сугубо реактивная.

Проще говоря, двигателем социального прогресса является изобретение всё новых средств порабощения, всё новых способов уменьшить сопротивляемость приказам "сверху".

В случае, если эти средства встречают сопротивление порабощаемых (что происходит далеко не всегда), начинается борьба - реже против них самих (с усложнением механизмов личной контрсуггестии), чаще против использующей эти новые способы общественной силы (со стрельбой). В итоге этой борьбы новые средства порабощения могут быть внедрены (чаще) или отвергнуты (реже), а новое состояние социума относится к прежнему как "поле после битвы", а не как "очередной этаж здания".

Возьмём общеизвестный факт - подданные, как правило, не бунтуют против налогов; они бунтуют против новых налогов. И подданные не бунтуют против нововведений в государственном аппарате, сделавших возможными эти новые налоги - возможными не в смысле "надо больше денег", а в смысле "вот теперь мы можем обеспечить сбор и такого налога". Более того, в случае успешного бунта, завершающегося сменой персоналий "наверху", эволюционировавший аппарат подавления имеет все шансы остаться, да ещё и ускорить свою дальнейшую эволюцию - потому как к власти пришли условно молодые, незашоренные умы. Прогресс, что и требовалось доказать.

Никоим образом не стану отрицать, что многие средства порабощения, будучи применяемы не по первоначальному назначению, могут добавить и добавляют неиллюзорных вкусностей миру. А некоторые так и вообще задумывались, чтобы снимать защиту через расслабление людишек, делание им приятного. Кстати, именно с этой точки зрения прекрасно заметна разница между приятным и хорошим.

Например, оцените, как поднялись "люди искусства" за последние сотни лет - от базарных лицедеев до "властителей дум". Оцените и обратную эволюцию церковников, причём именно тех, которые новых способов контрконтрсуггестии не изобретали, держась за старину.

Что ж, самое время перефокусировать прицел и поговорить о русских. У кого что болит, знаете ли.

Полагаю не нуждающимся в доказательствах тезис, что у огромного большинства русских после известных событий начала ХХ века доступные механизмы контрсуггестии были совершенно и вопиюще неадекватны имевшей место контрконтрсуггестии. Иными словами, сознательное сопротивление русских управляющим воздействиям было крайне затруднено и легко преодолевалось. Этому обязаны своим существованием и "подвиги", и "преступления" советских и пост-советских времён.

Почему так получилось?

Главная, пожалуй, причина - это веками существовавшая малая связность между образованным слоем русского народа и его крестьянскими массами. Причины этой малой связности сейчас не важны, равно как и выяснение, насколько этот "образованный слой" вообще был русским. Дело, однако, в том, что упомянутый образованный слой был естественным образом вовлечён в экспорт-импорт механизмов контрконтрсуггестии с условной "Европой" - но к отношениям с основной массой населения эти импортированные механизмы не адаптировались, и во внутренних отношениях не использовались.

В результате у населения не вырабатывалось умения противостоять "продвинутым" механизмам контрконтрсуггестии. Крестьянину не разъясняли Вольтера, а сам он его отвергал только из-за незнания французского.

Однако с течением времени неизбежно должны были произойти две вещи.

Во-первых, должен был вырасти образованный слой; под ростом его я понимаю не "формирование элиты", а "люди книги читать начали".

Во-вторых, должна была появиться возможность адаптации и применения по отношению к основной массе населения импортированных и до сих пор ненужных социальных технологий "продвинутой" контрконтрсуггестии; эта возможность обязана была появиться хотя бы за счёт импорта самой технологии адаптации.

На пересечении двух кривых - восходящей кривой образованности населения и нисходящей кривой доступности прорывных в данном обществе технологий социального доминирования - обязано было рвануть, причём рвануть убийственно. Ведь население уже лишилось непонимания как механизма контрсуггестии и ещё не заменило его возражением и отвержением. И в этот исторический момент оно оказалось подвергнутым "продвинутой" контрконтрсуггестии, наработанной вековыми усилиями умнейших и образованнейших людей планеты; постепенно доведённой до ума на десятках народов.

Попробуйте посмотреть с этой точки зрения на социальный катаклизм начала ХХ века и прикинуть альтернативы в стиле победы другой "партии" - читай: социальной группы, претендовавшей на монопольное использование в своих интересах "открывшихся" технологий социального доминирования. По моему мнению, здесь можно говорить только о деталях - под каким флагом и под каким соусом русским пришлось бы платить примерно то же количество жизней за экстренную выработку у себя сколько-нибудь адекватной контрсуггестии.

Ехидно отмечу, что считаю неизбежными для любой альтернативы-ХХ свои изводы "культа личности" и "репрессий"; эти процессы были попросту востребованы как начальная стадия выработки адекватной контрсуггестии - отстранения от непосредственно близких суггесторов и ограничения их, опираясь на подкрепляемый силой авторитет далёкого "вождя" (да, "культ" использовался и самими суггесторами, но они прекрасно обходились и без него - и до "культа", и после). Впрочем, честность требует добавить, что и пресловутое "разоблачение культа личности" так, как оно получилось (а не так, как, вероятно, было задумано - "вчера Хрущёв опять хотел с раскладушкой в Мавзолей забраться") здесь выглядит закономерной следующей стадией догоняющего развития контрсуггестии.

Дальнейшее развитие событий крайне настораживает подобием с имперским периодом истории России. Всё тот же отказ от совершенствования контрконтрсуггестии - не путаем продвинутость методов с интенсивностью их применения; уж с интенсивностью применения того, что наличествовало, у Советской власти был полный порядок. Соответственно, и контрсуггестия, которой располагают подданные, достигает определённого уровня, приходит в относительное равновесие с действующей контрконтрсуггестией (ах, золотые годы застоя) - и всё. А через некоторое время происходит новый впрыск извне разработанных тем временем новых технологий доминирования. Следует применение именно такой контрконтрсуггестии, которую население уже не может не понять (это комсомольцу тридцатых мем "сто сортов колбасы" ни о чём не говорил, а вот комсомолец восьмидесятых...), но которой ещё не может сопротивляться.

Эх... набрасывать так набрасывать. Внемлите.

С позиции вышеизложенного я полагаю период от революции до перестройки сжатым и сильно усложнённым подобием нескольких веков предыдущего развития России. Отправным пунктом процесса я бы счёл составную катастрофу в действовавшей системе обеспечения контрконтрсуггестии, а именно Раскол и - через некоторое время, совершенно недостаточное для преодоления его последствий - петровские реформы. В результате контрконтрсуггестия в России претерпела вырождение и долгое время вынуждена была опираться на примитивные средства, тем самым как раз и заужая каналы общения образованного слоя и крестьян, сводя противостояние к самодостаточному нулевому варианту: "порют - убегу". И пороли, и бежали. Безо всяких Вольтеров. А далее см. выше.

Почему советский период длился не два с половиной века, а менее семидесяти лет? Во-первых, возросла информационная связность общества, и социальное расстояние между "теми, кто" и "теми, кого" сильно уменьшилось. Во-вторых, я бы предположил, что тотальная война середины века, в которую СССР оказался вовлечён и на которую он оказался способен, весьма ускорила процесс.

Более того. Я полагаю, что тот же самый цикл воспроизводится и ныне, в ещё более возросшем из-за дальнейшего увеличения информационной связности темпе. Такое предположение даёт некую зыбкую почву для суждений о настоящем и предсказаний будущего.

Будущего северного пушистого зверька, конечно. Очередного, выдержанного в тех же самых тонах.

То бишь я считаю, что история России с поздней перестройки движется примерно по следующей траектории.

Сначала был период шока и трепета, безраздельного господства новой, импортной контрконтрсуггестии над развитой в советское время контрсуггестией. Всевозможные массовые истерии, самые чудовищные начинания, кажущаяся чем-то немыслимым потеря рацио в масштабах общества. Я бы сказал, что начало этого периода примерно соответствует разворачиванию антисталинской кампании (она была в первую голову средством слома защиты от внушения, а вовсе не бла-ародной борьбой против вонючего зла за сверкающее добро или наоборот), а его окончание более или менее совпадает с выборами 1996-го года. В 1996-м, когда Большого Зю не удалось упромыслить ранее безотказными методами, выяснилось, что люди, в общем-то, приспосабливаются - как и ранее, платя за это приспособление очень тяжёлую цену. То, что в разные времена выплаты по этому счёту оформлялись сильно по-разному, сути дела не меняет, и по критерию "сколько народу могло бы жить, если бы не" эти времена в настоящем рассмотрении вполне можно сравнивать. Я же не виновных ищу, чтоб праведным пальцем в них тыкать.

Затем было достаточно мутное время, когда машина контрконтрсуггестии по разным причинам утеряла всеохватывающую целенаправленность. Фракционная борьба, олигархи, Доренко, политологи... всякий центр влияния - политический, экономический, культурный - старался отстроить свой аппаратик, при этом эффективность аппаратика иногда зависела даже не от мощностей вещания и доступа к народным сердцам, а от таланта исполнителей. Опять же чеченская война, пусть и не будучи тотальной, весьма способствовала развитию контрсуггестии у населения. Этот период можно завершить ранним Путиным... помните был такой - маленький, почти всегда вежливый, выглядевший так, словно не верит своему счастью?

Сейчас мы переживаем "стабильность", которую я понимаю как тот самый останов развития контрконтрсуггестии на одном и том же, сравнительно низком с "цивилизованным миром" уровне. Вполне вероятно, мы переживаем не окончание "стабильности", а её расцвет или вовсе даже начало; если предположить, что возможна не то, что остановка эволюции контрконтрсуггестии, но и деградация её при сохранении и увеличении интенсивности её применения - то есть, например, каждого автора либеральных убеждений с высшим образованием сменяет дюжина фофудьеносцев с улицы. Стиля меньше, децибелов больше. Соответственно, эволюция контрсуггестии останавливается или тоже идёт вспять.

Следующий период, окончание цикла - это когда на население свалится та контрконтрсуггестия, те её ноу-хау и креативы, что сейчас нарабатываются за бугром в отсутствие нас. Что, собственно, и определит приход зверька с ценным мехом.

Моё личное предположение о числе зверька. Каждый предыдущий зверёк своим приходом знаменовал освобождение от некой общей ценности. Скажем, начало ХХ века порадовало нас освобождением от ценности Неравенства, а перестройка осчастливила освобождением от ценности Справедливости - той самой, на которую Неравенство, в общем, обменяли. На что обменяли Справедливость? Я склонен полагать, что на Россию, возведя её как территориальный-исторический-государственный феномен в ранг ценности, маскируя ею ценность... ну скажем так, Начальствования.

Иными словами, я считаю, что следующий зверёк придёт именно России, и её отставка как ценности приведёт к её же отставке как того самого исторического феномена. Соответствующим задаче обеспечением той будущей, продвинутой контрконтрсуггестии станет, имхо, нарабатываемая нынче идея Европы как союза земель, областей, а не государств. "Вдруг" окажется, что сторонники местного извода той же идеи наиболее адекватны ситуации, говорят правильнее, предлагают разумнее, нравятся людям самых разных убеждений и вообще несопоставимо лучше, чем те, за стеной красного кирпича... Смешно? Вы ещё над мирнародам и землёйкрестьянам похохочите.

Модус операнди зверька останется тем же, привычным: по щелчку пальцев нечто, казавшееся вечным и несокрушимым, линяет в три дня. При том, что бенефициарии прежнего и нового порядков - вовсе не обязательно разные люди, и в процессе к стенке могли никого и не приставить.

О цене, которую населению придётся платить за очередной цикл социального прогресса на территории Евразии, умолчу из жалости. Или чтобы не спугнуть.

Собственно, на сегодня всё.

Конечно, произвольное и неуважительное рытьё в старых трудах умных людей плюс вычерпывание из них даты, когда Земля налетит на небесную ось - не слишком почтенное занятие, зато очень усладительное.

Так шта-а-а-а-а, пнимаиш: хотите, верьте - хотите, нет.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общества, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →