Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Корпускулярно-волновое. В отрицание "национального характера".

Если кому-то из читателей покажется, что автор в нижеследующем посте восторженно заявляет: «А вода-то, оказывается, мокрая, а?!», просьба не креститься. Вполне возможно, что таки да, дошло как до жирафа.

Мокрая. Но всё-таки.

Я неоднократно замечал в спорах на тему «Страна, государство, народ, будущее, прошлое» некий затык, выглядевший примерно так: страна-государство-народ обоюдно признаётся составным объектом относительно отдельного человека, после чего спор благополучно умирает на вопросах трансляции свойств от индивидуума к этому составному объекту или наоборот, от объекта к индивидууму.

Например, «русские сражаются за государство, которое делает их рабами». То есть отдельный русский якобы транслирует свои боевые свойства государству – стойкость в бою, всё такое… государство же якобы транслирует на русских свойства, характерные для рабства. Вопрос «но, чёрт возьми, Холмс… как?» остаётся без ответа, ибо по умолчанию предполагается, что государство, народ, общество и прочее – это когда много людей собралось, заняло соответствующие позиции и установило связи между собой. То есть ответ «ну как, как… сам не видишь, что ли?» Вполне возможно, с душераздирающими, но паки и паки частными примерами.

Отсюда произрастают различного рода дизайнерские иллюзии о том, что общество можно собрать или пересобрать – а равно воспрепятствовать подобным процессам – своею волей. «Животворящей силой человеческой индивидуальности».

В рамках этой парадигмы существуют как представления о различных человеческих общностях как механизмах, так и представления о них же, как об организмах. Но там и там – что винтики с резьбой, что клетки с митохондриями… да хотя бы и свободные волки из свободной стаи, один хрен. Части целого.

Эта парадигма архичертовски удобна для описания состояния мелких и крупных групп людей здесь и сейчас. Фотография. Вспышка, щёлк – вот оно общество, вот оно государство. Те, кто присели на корточки в переднем ряду – мытари, секарии, фарисеи и кшатрии, на заднем плане чандалы и мыдло офисное, на облаках реют брахманы с олигархами. Так здесь всё сложено и расставлено. Согласно всеобщей свободе и частной инициативе или там единственно верному учению.

Казалось бы, что здесь ещё можно придумать? Как взглянуть? Понятно: чтобы разобраться с фоткой, надо приплетать фактор времени, но как, Холмс?

Очень чёткое представление того, что смутно, нудно и медленно вертелось у меня промеж ушами, я нашёл в скорее популярной, чем научной книжке Ричарда Докинза «Бог как иллюзия». Излагаю самостоятельно.

Берём камень, бросаем в воду. По воде пошли круги. Волны. Вода, как известно, состоит из молекул, которые аш два о. Вопрос: как перемещаются молекулы, когда вот эта волна пробегает по глади старинного пруда? Ответ с позиции «здравого смысла»: дык вон волна бегит туды, значить, и молекулы туды бегуть. Параллельно дну. Правильный ответ: при движении волны молекулы перемещаются вертикально, потому что волна – это не перенос частиц воды, это движущееся возмущение среды; которое как раз и состоит в том, что в месте этого возмущения частицы воды поднимаются и опускаются.

Другой пример, оттуда же; правда, там сам автор тоже кого-то цитировал. Я опять своими словами.

Вы можете вспомнить то, что было с Вами давным-давно. Слова, выражения лиц, запахи, чувства… вспомнить, будто бы переживая это заново. Вы были тогда, Вы есть сейчас. Вы знаете, что вряд ли сейчас в Вашем теле присутствует хотя бы один атом из тех, что был тогда? Вдумайтесь в это, просто вдумайтесь. Вас, такого цельного, единого, такое «я», такую, прости господи, корпускулу – тоже можно представить, как движущееся через пространство и время возмущение среды.

Так вот, государства, народы, общества, племена, страны – это вовсе не только сумма хитромудро сложенных и увязанных между собой корпускул, голосующих сердцем или водящих хороводы вокруг амбара и самовара.

Они не складываются из нас – это явления принципиально иного порядка, это волны, возмущения человеческой среды, проходящие через нас по пути из прошлого в будущее. Их свойства и устройства – это не сумма наших свойств и устройств, это форма гребня волны, на которую влияем не только мы, но и наши предки, и потомки (через наше планирование), и свойства окружающей среды. А мы «движемся вертикально», когда возмущение проходит через нас, и не движемся, если возмущение через нас не проходит.

Этот подход хрупок и неустойчив: его можно изничтожить минимальным усилием опошляющей мышцы, восторженно подхватив в тональности «люди подчиняются предвечным сигналам, исходящим от господа бога». Впрочем, какой-нибудь атеистический эквивалент, типа «вековой мечты народов мира» тоже сойдёт. Хотя минимальная же интеллектуальная дисциплина требует признать, что волны эти вполне себе порождаются и модифицируются людьми, хотя бы тем, что люди «движутся вертикально» весьма по-разному. А могут и вообще упереться.

Если же говорить о том, что из себя эти волны представляют, основное тоже понимаешь спинным мозгом. «Мысль изречённая». Нечто подуманное, как-то сказанное. Национальная идея, ёпть.

А, кстати, о национальной идее, как частном случае. Её формулировать-то сколько-нибудь честно и надёжно получается только из такого волнового подхода.

Подход корпускулярный мы все видели – собралась куча воров, потомков то ли жестокосердных идеалистов, то ли борцов за место у корыта с кровью христианских младенцев, закопала накопленное и награбленное, да и наняла грамотея, чтобы тот надпись этакую написал, дабы закопанное не искали. Это и есть нынешние поиски «российской национальной идеи», которые без изначального «собралась куча воров» немыслимы.

Волновой подход сразу обращает наш поиск к вещам, которые тянутся через поколения, невзирая ни на какие моральные ценности, аббревиатуры верховной власти или цвет знамён. Вон Крылов сказал, что русской национальной идеей может быть тепло, потому что зима полгода. Что до советской власти, что при ней, что после неё. Шутка это или нет, но позиция, если подумать, очень сильная. Вон morky указал на принципиальное сходство земельного надела до революции с собственной квартирой после перестройки как гаранта выживания несмотря ни на что. Здесь тоже можно смотреть и думать. Да, даже общеизвестные «дороги и дураки» и «воруют», даже то, что нынешние чиновники предвосхищены Гоголем едва ли не до портретного сходства – это вполне солидные ключи поиска.

А «суверенная демократия» с «пятой империей» и «энергетической сверхдержавой», уж извините, сосут вприсядку, ибо переводятся как «Здесь клада нет» и в лучшем случае заслуживают ответа «Народ клад не брал».

Да, и пока кодон не прошёл, о народе. О том самом русском народе, которого нет, потому что а) у Васи бабушка татарка, б) Изя по-русски пишет без ошибок, не то, что Вася, в) Аслан хороший человек, лезгинку пляшет, а Вася сволочь, три рубля на пиво не дал, г) и невоцерковлённая к тому же сволочь.

Если представить русскую (и любую другую) этничность как вот такую же волну, распространяющуюся из глубины веков, эволюционирующую со временем, не без того, то тогда русским получается тот, кто испытывает приятные чувства от уникального набора простых и сложных биологических и социальных раздражителей, безразличен к другому уникальному набору их же, и получает неудовольствие от третьего. "Русский", это не "что", это "когда". Когда "движется вертикально", а когда нет. Ф-фся любовь.

Понятно, что без происхождения такого в реальном мире не получается, ибо многое закладывается с детства. Понятно и то, что соответствие здесь всего лишь статистическое, видное только на репрезентативной группе. Не буду отрицать и того, что и человеку, и группе можно поставить отношение к тем или иным раздражителям, а потом таковых лишить, вызвав весьма любопытные эффекты и аффекты.

Корпускулярный подход здесь сваливается в понятие «национальный характер», то есть из мира духов с бубном и ладаном вызывается обобщённый русский Вася, наделённый чертами группы из миллиона таких Вась – без учёта того, что некоторые индивидуальные черты в группах никак не проявляются, а другие в группе имеют тенденцию к гипертрофии. В итоге у корпускулы по имени Вася характер получается, извините за каламбур, для отдельного человека нехарактерный. Из чего тут же делаются далеко идущие выводы, как в плане возвеличения, так и в плане развенчания.

Волновой подход понятие «национального характера» вообще отрицает. Есть этничность. Она человека целиком определить не может, это набор оценок тех или иных ситуаций и реакций на них, верный статистически. Нету обобщённого Васи, есть миллион реально существующих Вась. Вот правила поведения: если будете соблюдать, то с вероятностью 98.31415926% зубы Ваши останутся при Вас. Вот другой набор правил, на случай, если зубы Вам надоели. Ожидаемое время потери – до 36 часов в райцентре с населением до ста тысяч. И так далее.

Как легко догадаться, всякое социальное проектирование в рамках волнового подхода, когда народ и общество понимаются как самоподдерживающееся возмущение в человечестве, очень непохоже на социальное конструирование, следующее из корпускулярного подхода.

Модуляция, верно.

Но об этом как-нибудь после.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: нация, общество, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments