?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Продолжаю трёп на тему способностей и потребностей.

Краткое содержание предыдущих серий.

Я считаю, что способности и потребности присущи только человеку и представляют собой следствие наличия у человека двух сигнальных систем, первой и второй. Я понимаю потребности как нужды человека как обладателя первой сигнальной системы, выраженные через вторую сигнальную ("надо купить бабе цветы"). Способности, напротив, это нужды человека как обладателя второй сигнальной системы, выраженные средствами первой ("заставить себя бежать стометровку").

Или, совсем уж просто, из-за наличия первой и второй сигнальной системы у человека появляются Умелка и Хотелка как следствие взаимодействия между ними.

Далее я понимаю всякое действие человека как стремление к "Счастью с большой буквы Щ", которое есть состояние соответствия Умелки и Хотелки. Опять-таки, как раньше говорил, счастье - это Своё Место и Своя Доля, где "своё" как раз и осознаётся благодаря достигнутому соответствию.

И вот теперь я задумался об эволюционных стратегиях. Поводом послужил ворох текстов с прославлением рыночного мышления: как от местных быстрых разумом Невтонов, так и от аутентичных западных либертариев, у которых ай-кью несколько выше роста в сантиметрах. Там достаточно часто валидность и солидность этого самого мышления обосновываются Дарвином, внутривидовой конкуренцией, естественным отбором, который из обезьяны сделал бизнесмена, и прочим таким же. Тот, кто умел убить мамонта, имел лучших женщин в племени и распространял свои гены. Тот, кто умеет играть на бирже... ну вы поняли. Розовый "мерседес" и орды восторженных самок. "Природа человека", самый убогий из аргументов.

В общем, я решил потоптаться на этом поле, в меру своих скудных способностей обрисовав понимание некоторых эволюционных стратегий, исходя из тех самых способностей и потребностей. Хотя бы потому, что применять модель совокупности автономных агентов, достоверно информированных, рационально действующих и имеющих понятие о генетике, к первобытному племени и вообще к любой человеческой общности времён до "Дома-2" - это несколько смело; ещё более смелым является обратный переход. Поэтому ну его в корзину.

Итак, человек стремится к счастью, работая над своими Умелкой и Хотелкой, способностями и потребностями. Так как человек - скотинка общественная, то, во-первых, эта работа часто ведётся через других людей, с чьей помощью оттачиваются способности и удовлетворяются потребности, а, во-вторых, он работает и с чужими Умелками и Хотелками.

Отсюда мы имеем восемь возможных путей к счастью, когда вышеуказанная работа классифицируется по признакам "свой-чужой", "подавлять-развивать" и "способности-потребности".

Перечисляю. Человек может:

- развивать свои способности;
- развивать свои потребности;
- подавлять свои способности;
- подавлять свои потребности;
- развивать чужие способности;
- развивать чужие потребности;
- подавлять чужие способности;
- подавлять чужие потребности.

Вопрос: какие из этих путей будут определять эволюционные стратегии, обязательно присущие всякому человеческому сообществу, на миллион лет назад и вперёд?

Сразу исключаем признак "свои", ибо эти пути стратегии не определяют, в лучшем случае они определяют человеческий материал, к которому стратегии применяются. Здесь нет взаимодействия с внешней средой, это саморазвитие либо самогнобление и прочие вопросы богатого внутреннего мира отдельно взятого хомо сапиенс.

По некотором размышлении убираем признак "развивать", ибо развитие способностей и/или потребностей вообще - это, во-первых, дело семьи, где нет чужих, а во-вторых, избирательность в развитии способностей имеет место в каждоЙ конкретной популяции, но сами эти способности так варьируются от популяции к популяции и от поколения к поколению, что какого-то единого подхода тут быть не может. Бессмысленно обсуждать развитие или подавление способности создать вебсайт в империи древних инков.

Итого остаются два подхода. Подавление чужих способностей и подавление чужих потребностей. Это то, что было всегда, есть всегда и, наверное, всегда же и пребудет.

Начну с подавления способностей, ибо эта стратегия процвела исторически - точнее, доисторически - раньше; процвела она в силу наличия постоянно воспроизводящейся проблемы всякого сообщества - смены поколений и, следовательно, появления из молодых да ранних на деляне старых да поздних. Её можно назвать стратегией исключения конкурентов, и она таки да, в чём-то близка мельтешению сферических рациональных агентов в вакууме.

Проблема, которую эта стратегия решала, состоит в том, что сапиенс, обладатель развитого мозга уже в каменном веке, потенциально умел больше, чем хотел. Обучить нового члена племени можно было к раннеподростковому возрасту, а дальше уже накапливались не умения, а опыт. Иными словами, при каждом обнуляющем опыт "великом потрясении", на которые природа щедра, мнение сопляка было так же ценно, как и мнение убелённого сединами старейшины. Точнее говоря, так же бесполезно, но это уже детали.

Соответственно, оказалась востребованной стратегия, которая заставила бы сопляков сидеть смирно и не петюкать, пока не повзрослеют. Конечно, никто здесь не проектировал и не интриговал, всё складывалось через миллион мелких событий - но в итоге получился именно подход, связанный с подавлением способностей. Думаю, все слышали про дикарские "инициации", когда детям ставили клейма, истязали их, а иногда и насиловали, чтобы "допустить во взрослые". Понятно, что прошедший такую инициацию опущенник никуда со своим мнением и умением поперёд старших не полезет, пока ему самому не дозволят увечить и насиловать следующее поколение.

Здесь, впрочем, надо отметить одну неочевидную вещь - всё это не делало людей тупее. Напротив, хитрость, смётка и практичность - то, что с аристократической точки зрения называется подлостью - в таких условиях, напротив, оттачивается и процветает. Пресловутый дикарь, как правило, видит привычный ему мир как он есть, в то время, как мы, "цивилизованные люди", видим привычный нам мир через сложную совокупность необязательных фильтров.

Популяции, в которых стратегия подавления способностей является основной, как раз и образуют исторически известное нам "крестьянство" (если христиане обижены, читайте "землепашцы" или там "рисоробы"). Понятно, что "инициации" и прочее дикарство с течением времени вымываются, но такие основополагающие вещи, как безусловное доминирование старших (до снохачества включительно), гомогенное общество и циничный, сверхточный реализм в привычном окружении - остаются. Впрочем, обязательно надо отметить, что неодобрительные интонации здесь не мои - просто у меня нет хороших слов для описания этого состояния; дворяне и их холуи, создававшие культурку, не озаботились изобретением таковых. Всяческие "богоносцы" бьют на полметра мимо.

Любопытной производной от крестьянства являются торговцы, те самые автономные рыночные агенты, архиплуты и протобестии. Здесь надо сказать одну очень важную вещь. Апология торгаша обычно строится на утверждении, что он помогает нам удовлетворять наши потребности - и очень часто это совершенная правда, спасибо ему за это. Однако далее одним элегантным движением руки условие деятельности торгаша превращается в цель его деятельности - мол, этот святой человек живёт-де для того, чтобы мы пили Кока-колу.

Родные мои. Истинная, фундаментальная цель деятельности торгаша, определяемая той самой стратегией подавления способностей, применяемой им к вам - это отобрать у вас все деньги и всё имущество. Опустить вас. Исключить вас, временно или навсегда, из числа эволюционных конкурентов. Настоящий торгаш может сидеть на горе золота, не тратя её на "мерседесы" и виагру - у него всё равно всё будет просто потому, что у вас не будет ничего. Ему принесут, потому что иначе нести некуда. Не вам же.

Как легко догадаться, этого вы у защитников "свободного рынка" не прочитаете. Они люди деликатные и такого цинизма не переносят, а кроме того, часто вполне искренне не замечают фундаментальной торгашеской цели за многочисленными барьерами, которыми её оградила цивилизация. Сами понимаете, одно дело клерк на зарплате в салоне мобильной связи, а совсем другое - тварь, которая окучивает пенсионеров с фальшивыми лекарствами. К первому сказанное применить трудновато.

Возвращаюсь к теме. Стратегия подавления чужих потребностей, по моему мнению, проявилась как нечто цельное и самостоятельное позднее стратегии подавления чужих способностей и, опять же имхо, как ответ на неё. Это стратегия исключения конкуренции, а не конкурентов.

Дело в том, что подавление чужих потребностей - штука довольно тонкая. Если вы отберёте хлеб у голодного, вы помешаете ему удовлетворить потребность, но само желание пожрать у него никуда не денется; напротив, усилится. Если есть возможности для манипуляции, можно камень положить ему в протянутую руку, чтобы обломал остатки зубов и закаялся есть хлеб. Но такие возможности есть не всегда, и подавить потребность целиком и/или надолго с их помощью довольно трудно. Потребности вытесняются через объявление некой сверхценности, рядом с которой этот ваш голод - тьфу, забудьте. И забывают.

Сила, красота, честь, слава, власть, любовь, роскошь... продолжать? В аутентичной подлой популяции это в лучшем случае не нужно, а в худшем - будет высмеяно. Красота? "С лица не воду пить". "Хороша честь, коли нечего есть". "Добрая слава до порога, а худая за порог". И так далее, и тому подобное.

Стратегия подавления чужих потребностей основывается на принципиальном отказе от подсчёта выгод/убытков.

Как обеспечивается сотрудничество в подлой популяции, преследующей стратегию ограничения способностей? Заключаются всевозможные соглашения, ты-мне-я-тебе; эти соглашения постоянно пробуются на зуб, как бы их обойти и пожировать на ближнем своём; находится баланс между паразитами и лохами, для отдельного человека выражаемый в смысле "свои - те, кому можно доверять" и проч.. Выигрыш от такого сотрудничества очень и очень невелик, в лучшем случае он определяется простой арифметикой сложения сил, в худшем одни идут батрачить на других. Всё такое основательное, кряжистое, хозяйственное и патриархальное.

Теперь представим себе, что изгнанников из такого общества становится слишком много на единицу площади. Не прошли инициацию - завизжали, когда началось прижигание, или воспрепятствовали домогательствам со стороны старших. Неважно. И вот эти парии сбиваются в стаю. Стая начинает куролесить - обносят подвалы с соленьями, плюнули старейшине в суп, подпалили чей-нибудь хлев. С точки зрения нормальных членов общества, это действия откровенно бессмысленные. На вопросы "какая вожжа вам под хвост попала" виновники отвечают "да потому что мы банда, банда, банда!" - для них само их сообщество становится ценностью, рядом с которой выгоды от дозволенной им обычной, подлой кооперации просто не видны. У них появляется честь. И когда старейшина хочет оттаскать кого-нибудь из них за уши, ощеривается вся банда, даже если нормального, подлого люда кругом в десять раз больше. И подлый люд отступает.

Представим себе, что главарь положил глаз на дочку старейшины, которая уже давным-давно просватана за другого справного мужика по прочному и предельно разумному расчёту. Положил глаз не в смысле затаскивания на сеновал на полночи, а всё так же, сверхценно: "жить без тебя не могу", или как там они, первобытные, выражались. Дальнейшие коллизии достаточно предсказуемы, и через тысячи лет эволюционировавшая "банда" располагается в замке и устраивает рыцарские турниры, пока подлое сословие, оставшееся подлым, копается на окрестных пашнях и бодро делает "ку" при виде сеньора, одновременно прикидывая, как бы побраконьерствовать в его лесу, пока хозяин не смотрит.

Разумеется, никакого гарантированного выигрыша принципиальный отказ от подсчёта выигрыша не обещает по определению. То, сколько народу было на своей мономании использовано окружающими и себя попросту профукало, вряд ли поддаётся подсчёту. Другое дело, что, когда выигрыш всё же случается, то он очень и очень заметен. Он вдохновляет.

В качестве иллюстрации... есть фильм, в котором этот момент чётко ухвачен и показан. "Жанна д'Арк", где главную роль играет Мила Йовович. Предельно недвусмысленно обозначено, что девушка - больная на всю голову. Видно и то, как у неё получаются те или иные вещи. Видно и то, что костра ей не миновать по крайне прозаической причине - потому, что простолюдины не должны знать, откуда берутся сеньоры; а нынешние сеньоры некогда получились из собственных вариантов фразы "все, кто любит меня, за мной".

Да, я говорю о том, что стратегия исключения конкуренции порождает аристократию. Опять-таки, слово "аристократия" здесь столь же условно, сколь и слово "крестьянство", употреблённое выше. Во всяком случае, получается гетерогенное сообщество, где у каждого мономаньяка есть своя деляна (один на турнирах пыряется за свою дульсинею, другой алхимичит, третий музыку сочиняет, четвёртый при дворе интригует), а авторитет старшинства однозначно уступает авторитету сделанного. Так как именно это сообщество организовывает остальным культурку, несколько отличную от народного воя по пьяни, то хвалебных эпитетов для себя оно не жалеет. Высшее общество, элита, творцы, благородство... ну вы поняли.

В порядке примера к сказанному и лирического отступления напомню некую сноску из второй части известного романа "Мародёр".

"...Оттого Власть теснейшим образом связана с кузнечным ремеслом — пока человек собственноручно не отковал нож или меч — свою душу, то править людьми из своего сердца он не может. В этой связи интересна аллюзия с типовой завязкой многих европейских мифологических сюжетов — заметьте, там меч не куют, а обретают. Сие, на взгляд автора, символизирует осознаваемую на архетипическом уровне неавтохтонность источника Власти в мире Запада. Там властители лишь марионетки некоей силы, получающие Власть из источника, упорно сохраняющего анонимность. То же относится и к русским — припоминаете меч-кладенец? Кем «кладенец», для чего?"

Ответ на загадку с точки зрения условного "белого человека": а без разницы.

В той же Европе есть такая сказка про храброго портняжку. Очевидно, что изначально, без опошления, это сказка подлого сословия - её "герой", с первых строк озаботившись позиционированием ("одним махом семерых побивахом"), собирает и использует мельчайшие преимущества, чтобы выгадать. "И верёвочка сгодится", цитируя другое известное произведение. То есть портняжка приготовился и провёл успешную кампанию по выживанию во враждебном окружении - кстати, с использованием и поощрением конкуренции в оном. Именно портняжка, в европейском рассуждении, должен был бы выковать себе меч в порядке подготовки. Это логика подлого сословия, логика исключения конкурента.

А обретение меча, в свою очередь, есть указание на человека благородного, человека с той самой сверхценной идеей, которому вообще всё равно, есть у него меч или нет: если надо, так он за-ради В.Прекрасной или там идеи Круглого Стола зубами супостата грызть будет, коли меч по дороге не подвернётся. Кто там меч в камень загнал или в колодец забросил, и что этот кто-то за меч потребует - не важно. Отказ от подсчёта выгод/убытков, о котором шла речь раньше. Некогда ковать, трясти надо.

Кстати, вот у того же Прэтчетта, вполне себе европейца, королевский меч вполне изящно обыгран. Меч, сделанный в порядке подготовки к узурпации власти, правильно блистающий и всё такое, уступает некоему "настоящему" королевскому мечу Моркоу - просто очень острому, ничем иным не примечательному куску железа. Достаточно острому, чтобы ненароком загнать его в камень. Конец лирического отступления.

Итого. Две фундаментальные эволюционные стратегии, характерные для всякого человеческого сообщества - это стратегия ограничения чужих способностей a.k.a. стратегия исключения конкурентов и стратегия ограничения чужих потребностей, она же стратегия исключения конкуренции. Доминирование первой означает эволюцию сообщества в стационарное состояние подлого, низшего сословия (опять-таки, "подлое" и "низшее" здесь не несут оскорбительного смысла, это применение чужого культурного фильтра за неимением собственного), доминирование второй ведёт к выделению и воспроизводству аристократии, в т.ч. в её превращённых формах, характерных для "цивилизованных" обществ. Хороши или плохи эти стратегии, всецело зависит от контекста - как, к кому, в каких условиях они применяются и по каким критериям оцениваются.

Необходимо помнить, что иные стратегии были мною исключены из рассмотрения как "личные" или "ситуационные", что вовсе не означает утверждения об их полном отсутствии в каком бы то ни было сообществе в какой бы то ни было момент. Мера их влияния на сообщество сравнительно со стратегиями, описанными в данном тексте - "второй сложный вопрос". Кроме того, различные стратегии могут применяться в различном контексте, вовсе не обязательно будучи всеобъемлющими.

Более избирательные выводы здесь вряд ли необходимы, ибо целью текста было понять проблему, определить точку зрения на неё, а не выкатывать те или иные решения. Какие стратегии лучше здесь и сейчас, какие были лучше, а какие лучше были бы в известных исторических условиях - пока высказываться не стану.

Надобно ещё подумать.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

sanitareugen
6 окт, 2009 07:14 (UTC)
По пунктам...
1. Пожалуй, к "развитию своих способностей"...
2. Тут имеется некая ирония. Разумеется, люди, занимающиеся развитием чужих способностей, существуют. И даже иногда добиваются успеха...
green_0
6 окт, 2009 07:20 (UTC)
Re: По пунктам...
>Пожалуй, к "развитию своих способностей"...

т.е.семья - это действительно "семь Я", да?

>Тут имеется некая ирония.

Мне тоже так показалось )))
А то - прям в день учителя 0_0
sanitareugen
6 окт, 2009 07:56 (UTC)
Re: По пунктам...
1. Ну, "способ достичь бессмертия своей личности в детях"...
2. Эпитет относится скорее к "цивилизации Учителей" по Стругацким...

Latest Month

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger