Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Текущее. Конфликт.

Я в этом посте хотел поиздеваться над morky, издавшем после беседы со мною трагическую прокламацию, но потом решил приберечь жемчужины красноречия для более подходящего случая. Так что коротко и серьёзно.

Вот в этой ветке - беседа людей, исходящих из двух разных базовых метафор (метафор при этом неявных, что добавляет фарса). Стороны - "красных" и "прекрасных" - здесь можно смело менять местами, итог не изменится. Впрочем, похвалю себя, я за оппонента додумываю гораздо меньше. Или, упрекну себя, ему "всё ясно" гораздо раньше. Вполне возможно, ещё до начала разговора.

Мой собеседник, во-первых, убеждён в том, что система представлений о... скажем так, "большом настоящем", то есть совершающейся истории, как уже возможной, так и ещё не отошедшей в окончательный плюсквамперфект (полагаю, я точно определил предмет спора), в обществе может быть одна и только одна. Не в том смысле, что другую придумать нельзя, а в том, что для неё уже места не будет. Во-вторых, эта система представлений для него - конструкт, который а) собирается из деталей и б) имеет дизайн. Соответственно, для моего оппонента вполне милостивым предложением является "а вот давайте мы эту детальку из плохой позапрошлой системы вынем и в новую, общую, красивую для всех поставим". Мол, и вам приятно, и вообще справедливо, и сам предложивший чувствует себя высоко.

Я же исхожу из метафоры, что система представлений о "большом настоящем" - это [тёмный] лес, это биоценоз со множеством внутренних связей, где роль отдельных деревьев, биоценозов низшего порядка, играют отдельные мифы, сказки, те или иные предметы антуража которых в массовом сознании осознаются как "святое". Далее вниз - артефакты творчества, анекдоты, мемы... Для меня эта система представлений не изготавливается и не собирается, а получается и по определению обязана включать в себя всё, что может осознать доступный человеческий материал. Если в ней чего-то не хватает, то это неправильно. Если в ней что-то хотят уничтожить или разъять на органы, то это неправильно.

Мою реакцию на милостивое предложение оппонента можете себе представить сами. Или прочесть. Особенно умиляет, как оппонент сразу же переводит предупреждение о возможном и нежелательном изменении формата связи между частями биоценоза ("потом не удивляйтесь, если...") в идею об уничтожении части этого биоценоза ("НИЧЕГО не останется от..."). Ага-ага, в конце должен остаться только один, не пожертвуете ветками, корой и листьями на мертворожденную синтетическую икебану, мы вашу делянку вообще сожжём. Это то, что слышу я. В свою очередь, оппонент в собственной-то базовой метафоре слышит "детальку тебе мы не отдадим, и вообще, наш конструкт был и будет единственным", и, разумеется, говорит нечто вроде "не отдаёте детальку для общей конструкции, так нафиг надо, останетесь без места в ней вообще".

Здесь надо сказать об одном неочевидном, но важном следствии из разности метафор. Собеседник воспринимает предмет спора (систему представлений) как объект, как совокупность деталей, которые однажды были изготовлены, а теперь задействованы в других конструктах или тихо лежат себе, обмазанные солидолом, и ждут прикосновения когтей мастера. Я же понимаю систему представлений как процесс, как постоянное, ежемгновенное изменение по собственным, внутренним законам. Поэтому время моего оппонента - дискретное, а моё - непрерывное. Он оперирует множеством событий, связанных с тем или иным конструктом; все эти события для него обязательно имеют авторов, неизменны и одновременны - скажем, отсюда берутся попытки оправдать нынешние мерзости прошлыми, совершёнными "противной стороной" - в объектном понимании разницы между двумя событиями нет, и завтрашняя колбаса может исправить положение с голодом столетней давности. Я же думаю последовательностями событий, когда всё, что случается, случается, во-первых, почему-то, во-вторых, в каких-то условиях, а в-третьих, навсегда, и воздействие, понимаемое "компенсирующим", не возвращает первоначальное состояние, а всего лишь представляет собой новый вызов, как минимум подлежащий обсчитыванию.

И понеслось, и понеслось. Я стараюсь объяснить, что изменение связей между частями биоценоза может привести к его полному уничтожению; в значительной степени самоуничтожению, по внутренним законам, сложившимся со временем. Собеседник слышит - "попробуешь отобрать детальку, вообще всё поломаем", и реагирует соответственно: "это мы вас поломаем".

После чего собеседник, как я уже отмечал, соорудил ещё один текст, где механическое мышление правит бал. Оказывается, в тех конструктах, из которых ему не хотят отдавать детальки на его дизайн, есть зловредная деталь Политрук, со множеством креплений и защёлок. Во всё вцепилась. От Политрука наш механик торжественно отмежевался: мол, если его оттуда не вывинтить, так и не будем эти конструкты на запчасти использовать для единственного нашего дизайна, красивого, родного и блестящего. Сами всё сделаем, а вы останетесь кромешно. Как это выглядит в органической метафоре? Правильно, "пустим пал, нам ваши листья не нравятся".

В комментариях автор много рассказывает о том, как он примирялся. Я уверен, что он действительно так считает.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments