Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Music:

Va'esse deireadh aep eigean. Пережитие.

Фраза на пиджин-эльвише авторства пана Сапковского означает "что-то кончается". Недавно была дата подписания "беловежских соглашений", и, обозрев сопутствующие набросы, печалюсь я о глупости людской.

Нет, не о глупости даже... о неизбирательности ума, что ли? О неумении - то ли врождённом, то ли привитом - видеть некие тонкости.

Я сейчас буду говорить не о том, что люди пишут, а о том, почему они это пишут и читают.

Помните, я писал о крестьянском и аристократическом? Противопоставлял авторитет опыта и авторитет результата? Вот немалое количество срачей по вопросам истории коренятся в том нелицеприятном, но очевидном факте, что аристократов среди нас, мягко говоря, несколько меньше, чем крестьян. И авторитет опыта для нас важнее, причём важнее на уровне совершенно подсознательном, спинномозговом. Его каждый раз преодолевать приходится.

Нет, я не об аргументах типа "я лично видел гордо взлетающую космическую ракету" или "моя мама скребла ногтями стёкла пустых витрин". Это слишком просто и уже надоело.

Человек опытный-следовательно-авторитетный, уважаемый - это человек, многое переживший. При этом есть переживания и переживания, когда одним и тем же словом называются весьма разные вещи.

Во-первых, под "переживанием" понимается утрата душевного равновесия под воздействием внешнего фактора. Мальчик девочке на сотовый не позвонил в условленное время, девочка бегает по стенам и плачет - разлюбил. Переживает. Цена таким переживаниям - пятак за тонну в базарный день. "Побольше поплачешь - поменьше поссышь".

Во-вторых, это "переживание", о котором говорят не "переживал", но "пережил" - то есть оставление раздражающего фактора в прошлом. "Пережил войну", "пережил соседа". Дальше я буду употреблять корявое словечко "пережитие" для этого случая. Понятно, что опытный-следовательно-авторитетный человек среди крестьян - это именно человек, у которого много "пережитий". На ярмарку аж за сорок вёрст из села ездил, Ленина видел.. и так далее. Даже девочка из предыдущего абзаца может свои переживания спрессовать в "пережитие", превратившись в понимающую женщину - или в брошенку, или в стерву, как фишка ляжет. В любом случае понятно, что "пережитие" для крестьянина - штука ценная и сравнительно редкая, в отличие от "переживания".

Теперь хватаем крестьянина, вытаскиваем его из мiра, где рыл двести-триста в режиме "все всех знают", работа жёстко привязана к природным циклам и совпадает с образом жизни, а важные по жизни сведения передаются устно... и сажаем его в городскую квартиру, ограничиваем круг родственников и более-менее близких знакомых двумя десятками, чётко разделяем работу и нерабочее время... ну и до кучи кладём 99% полезной информации на бумажные и электронные носители, доверительных диалогов не требующие.

Вопрос: какие "пережития" такому человеку будут доступны? Ан масс это - смерти родственников и знакомых, смена рабочего места (как правило, сопровождаемая нервотрёпкой и неуверенностью в будущем), распад семьи, распухающая с годами медкарта. Иными словами, "окончание хорошего".

И у нашего крестьянина начинается когнитивный диссонанс... с одной стороны, "пережития" по-прежнему понимаются как субъективная капитализация ("я пережил, я стал опытнее-следовательно-уважаемее"), с другой - они неприятны и, как умный крестьянин может заметить, неприятны в принципе, приятными вообще быть не могут в таких условиях. Ценное, но неприятное.

Отмечу и другую сторону того же диссонанса: "хорошее", которое не оканчивается, в "пережития" не попадает и субъективной капитализации не содействует. Крепкая семья, приличное здоровье, поступательный карьерный рост - ну и что по сравнению с чужим "опытом"? "Кто не сидел, тот жизни не знает". Приятное, но ценности не имеет.

Однако есть "пережития" общепризнанные. Скажем, человек был свидетелем окончания Великой Отечественной - "пережил войну", или, как в нашем случае, "пережил распад СССР". Это - бесспорная субъективная капитализация, будет о чём внукам рассказывать, чтобы глазёнками на дедушку лупали и восхищались.

Так вот. В условиях, когда подавляющее множество "пережитий" касаются только человека лично и неприятны, возникает соблазн объявить приятным любое общее, независимое от конкретного человека "пережитие", любое общее оставление чего-то в прошлом, навесить на это "пережитие" статус "окончание плохого". Соблазн, напоминаю, чисто спинномозговой, остаточные рефлексы крестьянина в индустриальном обществе. Желание, чтобы хоть какое-то "пережитие" было и ценным, и приятным.

Именно поэтому любые, самые дикие теории о "совке" как издохшем ужасе, тьфу ему на могилу, таким вот "крестьянам" гораздо более валентны. Именно поэтому другим "крестьянам" защищать "совок" кажется чем-то тяжёлым; так их предкам казалось тяжёлым защищать крестьянскую лошадку от железного коня - после того, как конь пришёл ей на смену.

И так - по многим вопросам истории. Людям определённого склада надо, чтобы умирало плохое, поэтому всякое умершее объявляется плохим. И таких людей много, они норма, а не исключение. Хотите, пишите и меня туда же, я на аристократизм не претендую, мне эти рассуждения через силу идут.

Альтернатива, как и было сказано - считать ценность "пережитий" равной нулю и смотреть, что получилось, а что нет. И тогда всякое отношение, скажем, к распаду СССР теряет смысл. Остаются лишь исходные данные для иных, совсем иных вопросов.

Вот так.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5198 comments