Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:

В защиту хамов.

Моё отношение к гибели польского президента состоит в основном из вялого удивления: почему в перечне возможных причин катастрофы не указана гравитация.

Проще говоря, мне наплевать. Не в смысле "намерен оплевать прицельно", но в смысле "если какой плевок случайно угодит в тему, огорчаться не стану".

На что мне не наплевать, так это на стоны о хороших манерах, изобильно раздающиеся в рунете в адрес тех, кому на польского президента наплевать именно прицельно. Мол, нельзя писать "поляк с неба бряк", надо выражать сочувствие или молчать в тряпочку. А то неудобно перед иностранцами и лично стонущим.

Учителей хороших манер по-честному надо бы сразу посылать на известные буквы, однако есть шанс, что они действительно не понимают, что творят. Что это не их вина, а их беда.

Поэтому я объясню. Сожалею о неаппетитных метафорах.

Видите ли, у человека есть надобности. Естественные надобности. Спать, кушать, писать и какать. Если человек не будет следовать этим надобностями, то "он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет". Все эти надобности в интересах поддержания общежития признаны неприличными - то есть условно несуществующими для дееспособного человека.

Средства обеспечения условного несуществования различны. Скажем, нельзя писать и какать на всеобщем обозрении.

Есть на всеобщем обозрении тоже нельзя... кто думает иначе, посмотрите, какое количество условностей самого разного уровня окружает процесс питания, причём условностей, вбиваемых в голову с детства - и кем вас сочтут, если Вы этими условностями пренебрежёте. Кстати, вы умеете есть палочками или, как варвар, орудуете ложкой? И какой вилкой Вы едите каперсы?

Чей-то сон в публичном месте тоже проходит по разряду неприличностей и заставляет подозревать спящего в недееспособности.

Здесь важно понимать, что, если унитазов не будет, нужда в дефекации от этого не исчезнет. Что, если спрятаться негде, то человек будет срать у всех на виду. Что, если зашить себе жопу в интересах приличий, то очень скоро начнёт вонять изо рта.

Это были надобности "снизу", телесные позывы. Однако список неприличий ими никак не исчерпывается.

Дело в том, что существуют столь же детерминированные надобности, исходящие "сверху", с группового уровня.

Скажем, в группе, если это не группа абнегов, обязательно есть самый сильный, самый умный, самый хитрый, самый наглый и т. д. Следовательно, стационарное состояние такой группы обязательно будет определяться распределением ролей в ней; точнее, ролей в отношениях, действующих в этой группе.

Самый заезженный пример: лидер и ведомые. То, что кто-то обязательно станет лидером, нормировано внешними условиями, в которых находится группа. Появление лидера есть норма; лидер сперва востребуется, а потом уже определяется. Борьба за эту социальную роль происходит в рамке, определённой нормой: востребованы несколько, они и выясняют, кто здесь Маклауд, пока невостребованные обустраивают собственные местечки.

Так вот, существуют неприличные действия, обусловленные социальной динамикой, а не телесными позывами. Одно из них - это глумление над поверженным врагом, или, говоря спокойнее, закрепление своего превосходства над конкурентом, подтверждение своего соответствия исполняемой социальной роли, на которую конкурент покусился.

Конкурент, отмечу честности для, определяется субъективно. Например, Эллочка Щукина конкурировала с дочерью американского миллионера Вандербильда. Правда, до глумления у неё вроде бы дело не дошло.

Это глумление, повторяю, действие неприличное, но естественное. Человеку без него, как без еды. Я, кстати, вполне могу представить себе отповедь вроде "извините, но я в себе такую низость изжил, в отличие от Вас". Верю.

Мне резонно заметят, что в рамках той же аналогии должны существовать средства, обеспечивающие условное отсутствие глумления над поверженным врагом при его, глумлении, фактическом присутствии. Что-то типа боления за любимую команду, которая рвёт нелюбимых.

"О! - сказал Рабинович". Должны. И где? Нет, ясноглазых запретов на хамское остроумие в адрес свежеупокоившихся поляков не есть достаточно. Совершенно не есть. Давайте смотреть.

Во-первых, мне интересно, кто Качиньского нашим острословам за врага продал. Я, как голову ни ломаю, понять не могу, каким манером пассажиры злополучного рейса могли посягнуть на социальные роли наших хамов. Руки у них, пассажиров, были коротки, в том числе и в переносном смысле.

Единственное, что хоть чуть-чуть похоже на повод: утверждение, будто Качиньский какими-нибудь сакральными действиями возле монумента "Россию" (РФ) унизил бы, в смысле опустил. После чего острословам, как гражданам РФ, стало бы неприятно смотреть в глаза иностранцам, которых Качиньский унизить ещё не успел.

В ответ на это можно поинтересоваться, сколько у острословов знакомых иностранцев, отличающих Катынь от Занзибара. И сколько из них связаны с острословами отношениями, изменение которых приведёт к изменению социальной роли острослова. То есть если их можно без материальных последствий послать нахуй в случае поднятия темы Катыни, то такие не считаются.

Есть мнение, что цифра будет не сильно отличаться от абсолютного нуля.

Так же мне очень любопытно, кто совершил бы актуальное посягательство на социальную роль.

Усугублю. Предположим, что лично из Вашего, уважаемый налогоплательщик, кармана тянут денежку на компенсации родственникам тех, кто там под Смоленском похоронен - так, что Вам не хватает на прежние нужды, и это ведёт к изменению Вашего социального статуса. Кто примет решение об изъятии денежек, и кто его будет исполнять? Фамилии "Качиньский" в этом списке ни разу не окажется, и отнюдь не в силу законов Ньютона.

Посему я повторяю свой вопрос: кто продал Качиньского за врага? Вообще, кто работает над составлением списка угроз/врагов для населения? Я сегодня добрый, я научу: враги должны быть актуально опасными, деятельно посягающими на социальную роль обывателя... Что? 282-я? А, ну-ну. Не говоря уж о том, что в РФ с поверженными актуальными врагами как-то не очень хорошо обстоят дела.

Во-вторых, какие сколько-нибудь широко доступные формы условного, превращённого глумления над поверженным врагом существуют в современном российском обществе?

Вот он, враг - верно означенный или нет, дело десятое. Вот повергли вражину. Или он сам с дуба сверзился. Так как глумиться будем, чтобы и прилично, и удовольствие получить? Что у нас есть условно хорошего, кроме нулевого решения: молчать в тряпочку и внимать начальственным соболезнующим постанываниям?

А ничего нету. Не научены. Не учили нас такому. "- Сэр, могу ли я назвать лорда Чарльстона грязной жирной свиньёй? - Hет, я не разрешаю вам назвать лорда Чарльстона грязной жирной свиньёй. - Хорошо, я не буду называть лорда Чарльстона грязной жирной свиньёй." Мы так не умеем. А учиться, хотя бы эмпирически, нам не дают блюстители и ревнители с выпученными от благочестия глазами: "хорошо или ничего", "тоже люди", "грешно смеяться над несчастными".

В-третьих, зачем эти выпученные ревнители лезут хамов воспитывать? Я серьёзно: зачем? В чём их, воспитателей, интерес?

Если своего интереса нет, если воспитатели ничего не надеются приобрести от своего вмешательства в радостное гыгыканье над трупами, то они работают на чужой интерес и потому внимания не достойны.

Если расчёт на то, что воспитуемый хам после нотации преобразится и воспарит, сверкая нимбом, то воспитатели чудовищно переоценивают свои способности, и их, воспитателей, надо пожалеть. Что я остроумцам и рекомендую.

Самый же вероятный, по Оккаму, извод их интереса - да-да... самоутвердиться за счёт хама, как хам самоутверждается за счёт грохнувшейся "тушки". Надстроить собой пищевую пирамиду. При этом хам изначально предполагается уже поверженным врагом: зашкварился, супротив священных приличиев пошёл; сейчас разъясним, как я, добропорядочный обыватель, отличаюсь от этого пролетария с лэптопом. Благородством отличаюсь, сдержанным отношением к гибели Качиньского; соболезнованиями польскому народу отличаюсь.

Хотя на самом деле отличие совсем в другом, и оно в пользу хамов.

Поляков много. Они себе ещё кого-нибудь выберут. Этот выбранный опять будет сновать по миру, в том числе и самолётом. От всего нынешнего высера российского интернет-пролетариата ни полякам, ни снующему не станет ни тепло, ни холодно.

А вот хам, которого попытались воспитывать, с воспитателем общаться не будет. И посланный куда подальше со своими советами воспитатель хама тоже будет избегать. Множество потенциальных связей в российском обществе уменьшилось, причём не от самого хамства куда-то вовне, а от бла-ародной унутренней реакции на оное.

Простите, но она, реакция, того стоит?

Может, правильнее игнорировать приступы надгробного остроумия и ждать, пока они пройдут?

В конце концов, приличия - это не только тогда, когда человек чего-то де-факто не делает прилюдно, это ещё и тогда, когда остальные делают вид, что ничего неправильного не произошло. Ну не добежал до сортира, с каждым может случиться. Особенно если сортира нет, и строить его никто не собирается.

Всё, ушёл копить очередную порцию желчи.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments