Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Душеспасительное упражнение в богомыслии.

Нижеследующий текст, наверное, появился как запоздалый ответ на вот этот пост. Во всяком случае, по написании вспомнился именно он.

Текст отнюдь не является откровением. Откровение – это всякие трах-тебедох, скрижали с неба, восторженные фанатики, помирающие за истину. Опять же маркетологи работают тысячелетиями. А я так, лениво клаву топчу. Потоптал – и пошёл по своим делам, малую денежку зарабатывать.

Так что пусть это будет просто зарисовка, вне конкурса.

Сначала были души. Много. Не шесть миллиардов, а шесть миллиардов в степени сто тысяч бесконечностей или как-то так. Никаких чисел Авогадро не напасёшься. Чем они занимались? Мотались по такой же бесконечной Вселенной, копили впечатления от неживой материи и жрали друг дружку в порядке обмена оными. А вы как думали? Чисто духовный обмен, без языка как средства копирования информации, – это и разговор, и презентация, и взаимопожирание, а точнее, отдрабливание на себя чужих впечатлений и впечатленьиц. Размножение через то же дробление… Получался этакий идеальный со всех сторон газ. Думаю, и время души ощущали только как череду вот этих столкновений и урываний, и ни о какой сколько-нибудь продолжительной индивидуальности речи не шло.

Понятно, что по закону очень больших, прямо таки огромных чисел, получались ситуации «двое на одного», «трое на одного», возникали, может быть, понятия «врага» и «союзника» как «пищи» и «сотрапезника»… возникали какие-то структуры и отношения, стоящие всё на том же взаимопожирании, ибо ничего другого у душ не было. И вот однажды (или многажды), сложилась структура столь обширная, что в ней возникла Мысль. Обширная – это миллиардов на пятнадцать монад, которые сами-то по себе не думали. Или на пятнадцать миллиардов миллиардов. Мысль была именно у структуры, и Мысль эта была: «а может, хватит друг дружку поедом есть?»

И тогда на некоей планете – вполне возможно, третьей от солнца – молния ударила в первобытный бульон, и понеслось. Опять-таки, может быть та, первая структура с этой молнией и исчезла, может, она просуществовала все эти миллиарды лет – не важно. Главное, что понеслось. Сложность жизни как способа существования белковых тел гарантировала массу новых впечатлений, так что души роились поблизости во множестве и вполне могли кое-где мухлевать в пользу не самых вероятных продолжений эволюции.

Неслось до тех пор, пока не выросло нечто, способное в себя эту душу принять.

И это был рай. Два волосатых первобытных ублюдка а) могут обмениваться впечатлениями и б) в процессе этого обмена не поедают друг друга. Не каждый раз, во всяком случае. Понятно, что в сравнении с чисто духовным существованием, описанным выше, это рай и есть. Непрерывная индивидуальность на десятки лет – это какая-то запредельная роскошь по сравнению с несколькими столкновениями, в которых ты теряешь свои впечатления и в конце концов превращаешься в безвидные ошмётки.

Однако душ много (успешный проект стянул их сюда, должно быть, с половины вселенной), а людей мало. Мест нет. Другой момент – свеженькая, необтёршаяся душа работает по инерции, подталкивая человечка жрать себе подобных.

Что получается в результате? А вот что.

Жизнь каждого из нас – привлекательна сама по себе, ибо душа в теле насыщается впечатлениями квантум сатис и дальше. Но, главное, это ещё и шанс для души, один на сто тыщ мильярдов, научиться говорить с другими душами без того, чтобы жрать или быть пожранной.

Так что, когда человечек двигает кони… пусть не просто человечек, а человечек, взявший от жизни всё: смотрел на других людей как на ресурс, сколотил немалый капиталец, поездил по миру, всё посмотрел, всё попробовал. Умер. «Еда!» Мириады душ кидаются на жирное, истекающее впечатлениями – а не стать жертвой оно не умеет, не вышло из этого круга, где все всех едят, не научилось.

Надо сказать, что агнцу системы «блаженны нищие духом» светит примерно то же самое. Ну да, того не желал, этого не мечтал, на изображения не смотрел, ибо богохульно, никакого, понимаешь, гортанобесия, и даже с бабой только ради чадородия и через простыню с дыркой, дабы не оскоромиться. А скоромился, так сразу кидался поклоны бить. Однако главного – не быть жертвой, он не научился; так ею всю жизнь и пробыл. Пища диетическая, обезжиренная, но сойдёт. Хотя, конечно, может, и вся цель этого самогнобства и заключается в том, чтобы сделать себя невкусным, дабы не заметили, покуда Абрамовича доедают.

А теперь предположим, что кони двинул человечек… нет, не хороший и не плохой, а такой, который научился не жрать других и не позволять жрать себя, выломился из круга «хищник – жертва». Такую душу не сожрут, более того, она сможет делиться с голодными душами, не отрывая при этом от себя и не пытаясь жрать сама.

Мнится, что такие души со всеми накопленными впечатлениями будут оставаться здесь и потихонечку накапливаться, сотрудничать или враждовать, жить и работать. Хрен его знает, может, все эти «эгрегоры» с «ноосферами» не такая уж и абстракция. Зачем жить и работать – промежуточных целей здесь полно, а из конечных можно назвать распространение разумной жизни по вселенной, чтобы всем хватило.

Вот, собственно, и всё. Вторичность идеи предполагается по умолчанию, наверняка всякие гностики с хвостиками уже подсуетились, а я в силу необразованности не в курсе.

«Ну и няхай», сойдёт хотя бы в качестве какого-нито фэнтези-сеттинга.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, религия, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments