Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О возможном подходе к созданию гражданского общества в РФ.

Перебирая давешние сохранения, натолкнулся на пару текстов, в которых гром и грохот Великих Проектов в Высших Целях противопоставлялись доступным наслаждениям Раздольного Житья в Свободном Обществе. Продадим «Буран», купим «форд-фокус». И наоборот: марш строем в бараки, начинаем штурм Галактики.

Всё руки не доходили отписаться по поводу решения этого противоречия, и вот эти старые тексты стали последней соломинкой.

К сожалению, пришлось говорить о слишком многом сразу, ибо натоптанные дорожки рассуждений на соответствующие темы натоптаны, похоже, с целью уводить от тех самых вещей, которые я хочу доложить уважаемым читателям. Так что прошу прощения за беспорядок в изложении.

Начну с того, что умение придумывать и производить персональные компьютеры и «форд-фокусы» действительно связано с некими реалиями, характерными для «свободного демократического общества».

Однако восторженные идиоты, отмечая наличие этой связи, делают неверный вывод о её природе. Они думают, что компьютеры и форд-фокусы появляются из-за свободы, что эти вещи в конечном счёте кем-то кому-то позволено выдумывать и производить. На самом же деле эти вкусности обязаны своим существованием правам, то есть ограничениям и запретам.

Право, напоминаю, это ограничение на действия всех остальных в отношении тебя, к каковому ограничению ты можешь воззвать по своей воле. «Вон из моего дома».

Без развитой системы права невозможно выстроить ни технологическую цепочку, ни систему подготовки людей, которым стоять за станками. Банановая республика - это тонтон-макуты. Тонтон-макуты - это банановая республика. С макутами о продукции высокого передела можно не мечтать, кто-нибудь в цепочке кинет обязательно, убив всё дело. Либо потому, что крыша, либо потому, что можно сбежать туда, где не поймают.

Да, я считаю, что для сравнения, как обстояли дела с правами в СССР и РФ, надо сравнивать тот же «Буран» и… что-нибудь эдакое сложное, что новая свободная Россия сделала своими силами. Кстати, аргументы о броненосцах, созданных в Российской Империи, здесь тоже обретают новый блеск и вес. А тексты всяческих конституций курят сами себя где-нибудь в стороне.

Вопрос свободы… Свобода правам тут сугубо перпендикулярна. Для того, чтобы успешно кидать дурачков, вздумавших заняться сложным делом, масштабные кровопролития на улицах и отстрел политковских не обязательны. Да что там, бороться за свободу с тонтон-макутами здесь вполне может оказаться почтенным занятием.

Обывателю упование на свободу лестно. Человек думает, что, отвяжи его от работы и позволь плевать в потолок за прежний прайс, так он непременно потрясёт мир изобретениями, речами и шедеврами. Потому что звучит гордо, яркая личность, креативный центр вселенной этцетера. И, будь у него свобода, уж он бы развернулся.

Упование на права… оно обывателя отнюдь не унижает, но обязывает проверить себя относительно окружающих реалий. К сожалению, неудача в такой проверке якобы влечёт за собой обязанность признания себя «тварью дрожащей», а этого обыватель боится. Обывателя так научили; он, бедолага, не знает - это над ним люди поработали, чтобы он им не мешал, боясь в углу, а в действительности ценность отрицательного результата проверки сама по себе всегда равна ценности результата положительного.

Как я уже говорил ранее, права одиночки суть пустой звук, но и не всякая группа может позволить своим членам право. Для этого нужно особое качество группы, которое я волюнтаристски обозвал «сообществом». И указал, что необходимым признаком сообщества является предсказуемость отношения членов группы к чему-либо, а достаточным - предсказуемость отношений членов группы друг к другу.

В развитие темы скажу, что феномен, именуемый «гражданским обществом», можно рассматривать как «сообщество сообществ». Некогда сложившись именно из сообществ различного толка, «гражданское общество» существует потому, что содействует зарождению, развитию и отмиранию составляющих его сообществ.

Недавно я выдвинул тезис: «гражданское общество» нам в России не светит, потому что слишком поздно. Всё уже украдено до нас, российскому гражданскому обществу сложиться просто не дадут, раздербанят, покуда не оперилось.

Однако полностью невозможных вещей в том, что касается человеческого общежития, очень и очень мало. Поэтому думать о том, как бы такое всё же можно было бы учинить, я не прекращал. И вот что удумал.

Сперва, как обычно, теория, изложенная всё тем же пиджин-философским языком.

Теория, часть первая. Пусть у нас есть группа, в которой выполняется необходимое условие сообщества, то бишь присутствует предсказуемое отношение членов группы к чему-то. К какому-то Объекту. Надо, чтобы эта группа стала сообществом, чтобы выполнялось условие достаточное - предсказуемое отношение членов группы друг к другу.

Существуют две и только две базовые техники решения этой задачи.

Первая - экстернализация, то есть распространение уже существующих в какой-то части группы отношений друг к другу на всю группу. В общем случае эти отношения могут быть никак не связаны с Объектом. Мифотворчество, просвещение, «так поступают настоящие мужчины», личный пример.

Вторая - интернализация, то есть отождествление некоторых внешних отношений группы с отношениями членов группы друг к другу. Наименее затратный случай интернализации - отождествление отношения к Объекту с отношением к другому члену группы. «Ленин в тебе и во мне», «русский значит православный» и прочее такое же, кушано досыта.

Впрочем… несмотря на разную степень почтительности в интонациях описания этих техник, я всё-таки настаиваю на их онтологическом равноправии и протестую против окрашивания в чёрно-белое. Тем более, результат - правообразующее сообщество - возможен в случае практического преимущества что экстер-, что интернализации. И, чего уж там, всякая технология создания сообщества из группы сводится к балансу этих двух подходов и представляет собой отнюдь не вдохновенное творчество, а скучный список вопросов и каталог очевидных решений. Что за Объект, какие отношения в группе уже существуют, какие каналы распространения присутствуют, носители, валентность, примерная вероятность закрепления новых отношений…

Иными словами, если у нас будут такие «просто группы», то создать из них сообщества - вопрос наличия воли и понимания техники, а вовсе не вопрос (не)пригодности человеческого материала. А совсем уж просто - сообщества получаются сами, если среди людей присутствуют некоторые элементарные знания, и если людям не мешают. Даже из лучших побуждений.

Теория, часть вторая. Всякую достаточно сложную, то бишь с большим числом неизвестных, задачу решают через уменьшение её размерности. То есть по некоему принципу, порядку, уговору часть неизвестных выносят за кадр; чтобы на решение оставшихся уравнений хватало наличных средств. И решают наличными. А потом вспоминают о вынесенном и, подставив полученные результаты, решают и его.

Так вот, нынче задача построения «гражданского общества», «демократии», «правового государства» и прочей «цивилизации» в России воспринимается как а) задача сложная, б) задача управления и в) задача государства. И решается она именно так, через уменьшение размерности.

Собственно, современные политические разногласия в РФ сводятся к способу уменьшения размерности этой задачи, и только.

Администрация РФ уменьшает размерность задачи через уменьшение количества функций на одного управленца. В идеале Администрации «работа с народом» выглядит примерно так: сидит чиновник, ему звонят - согласовать пикет, отремонтировать дом, повысить зарплату. А он в ответ: «Идинах, идинах, идинах»… его единственная функция есть снять трубку, произнести «идинах» и положить трубку обратно. Потом, со временем, лет через двести, когда все Абрамовичи наедятся, при этом отстёгивая кому надо, кроме «идинаха» можно уже будет говорить «приходите завтра»… развитие, сами понимаете. И так постепенно доразвиваться до «цивилизации».

Либеральная… ну, скажем так, оппозиция… она стремится уменьшить число управляемых, которых надобно граждански устроить. «Совки должны вымереть», желательно доставив удовольствие своими предсмертными корчами, а пока на них не должно обращать внимания, создавая гражданское общество для просветлённых и дваждырожденных.

Националистические высказывания, надо сказать, иногда можно понять в том же самом ключе… более того, их стараются так понимать. «Только для русских» в вышеописанной рамке (задача управления и задача для государства) очень легко перетолковать под Нюрнберг. В обоих смыслах.

Сравнительно недавний «спор об опричнине» на деле был спором о географическом уменьшении размерности под всю ту же задачу развития. Иннограды, нанобурги с лучшими людями…

Теория, часть третья. Как известно, всякое сообщество складывается из личностей. Не обязательно индивидуальных, композитные личности штука тоже возможная. Можно указать, что каждое общество (и составляющие его сообщества) в большинстве своём будут состоять из условно «нормальных» личностей плюс-минус трамвайная остановка. Однако существование общества во времени вполне может потребовать существования в нём сообществ, в которых норма личности резко отличается от общепринятой. Внеобщественные и даже антиобщественные сообщества, при этом совершенно необходимые.

Я, кажется, уже называл их. Семья, школа, армия и тюрьма. Может быть, ещё найдутся, но пока хватит и этого.

Вот такая теория. А теперь к стратегии.

Я отказываюсь рассматривать задачу создания гражданского общества в России как задачу управления или отбора. Я вообще считаю, что государству с гражданским обществом - или с населением, стремящимся к этому состоянию - делать ничего не надо. Не его это дело.

Уменьшение размерности задачи создания гражданского общества надо проводить по критерию количества личного времени - количества времени, которое доступно личности (индивидуальной или композитной) на жизнь в этом состоянии. И это может быть достигнуто через усиление не-общественных сообществ с тем, чтобы они потребляли значительную часть личного времени... эээ, личности.

То есть государство вообще не пробует договориться с формирующимся гражданским обществом. Всё только и только по закону, изменение закона тоже по закону - тупо, по букве. Конституция как документ прямого действия. Занимается же государство тем, что усиливает семью, школу, армию и тюрьму (семью, систему образования, вооружённые силы и исправительную систему, если хотите), давая им намного больше прав, нежели имеется сейчас, и поощряя в них формирование тех самых групп, в которых выполняется необходимое условие существования сообщества.

А теперь к самому-самому началу текста. Нормировать усиление вне- или антиобщественных сообществ можно только теми самыми Великими Целями. Для чего они и будут нужны.

Вот так. Обещаю впоследствии нести кровожадный бред на тему оных Целей и способов усиления этих самых сообществ.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: дыбр, общества, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments