Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Антирелигиозный пост.

Чего только не узришь в этих ваших интернетах.

"...клевета на Государя является формой прямого беснования. То есть в этот момент человек впускает в себя беса и разрешает ему владеть собой, стучать своими пальцами по своим клавишам, ворочать своим языком и т.д.

...Давно уже пора понять, что там, где разводка на "кошечек" - там сатана. Повестись на "кошечку" мог либо бесноватый, ненавидящий Государя, либо именно что очень сильно не подумавший человек. Вторым я просто рекомендую помолиться Царю-Мученику о прощении и всё пройдет. А вот как быть с бесноватыми - вопрос гораздо более сложный".

На самом деле - хорошая отмазка. Это не я, это бес ворочает. Даром что кошечек я не люблю, а с расстрелянными в Екатеринбурге лично не знаком, а потому составить о них устойчивого личного мнения не имел возможности. Просто дальнейшее столь неудобоваримо с точки зрения, обозначенной в цитате, что придётся валить на беса. "Это всё он", зараза. Я уже было о дожде молиться побежал, а он попутал всякие гадости сочинять.

Дальнейшее приверженцам авраамических религий лучше не читать, не портить себе настроение.

Я - то есть он - о душе с ударением на "е". Откуда она взялась... нет, не та душа, о которой говорят в теологии, теогонии, теодицее и теософии, а понятие о душе среди людей. Культурное. "А теперь, душа моя, одевайся и огородами, огородами..."

В самом деле, читаю Старшую Эдду - в переводе, конечно - и вижу, как Брюнхильд сожгли на костре в повозке, и она на этой повозке отправилась в Хёль за Сигурдом, обматерив по пути какую-то великаншу. Понятно, почему в Хель - Сигурду, который позднее Зигфрид, глотку во сне перехватили, так что в Вальхаллу ему как-то увы.

Понимаете... это не душа Брюнхильд. Не бесплотный огонёк с нимбом и крылышками. Это она сама. Сожжённая. На повозке, которую тоже спалили при свидетелях. Она жива, может и по морде съездить, только она жива не здесь. То бишь норманны всей этой фигни "я и моя душа" не понимали. Только "я".

А египтяне, наоборот, понимали. Вот у нас ка, вот у нас ба, вот мы любимого родственника в могилку уложим, жратвы ему оставим, его ба ошивается от подземного мира до неба, но непременно возвращается в могилку, покушать. Чем более сохранно тело, тем более довольно ба. Хотите напугать древнего египтянина до усрачки, пригрозите сжечь его тушку. Какой-то фараон, помнится, и грозился в качестве высшей меры за особо циничные злодеяния...

Египтяне построили пирамиды... сами размер и сложность сооружений показывают, что они там умели и людей построить. Поработить или иным образом заставить работать не на себя. Норманны пирамид не построили, - они вообще строили мало, строили от них - и, хотя они знали рабство, рабов там всегда было меньше, чем свободных, и их численность определялась возможностями прямого присмотра, без государственных структур.

И я задался вопросом: а нет ли тут какой-нито связи? Одни боятся быть сожжёнными и строят пирамиды, другие хотят быть сожжёнными и рвут первых на свастики.

Далее моя версия. Спекуляция. Ничем не хуже божественных откровений, которыми горящий кустарник делится с перекушавшим плесени отшельником.

Вот древнее племя. Дубины и огонь, огонь и дубины вокруг огня. Охота и собирательство. Да хотя бы и начатки земледелия и скотоводства.

Для начала надо понимать, что адаптация к окружающей среде и взаимодействие с ней в племени происходит на уровне племени, а не на уровне отдельного человека. Мы здесь имеем дело с кибернетической системой, с композитной личностью. Отдельный человек там - это пралогика, словарный запас в две сотни единиц, тридцать лет средняя продолжительность жизни и незамутнённый взгляд из-под надбровных дуг. При том, что само племя на длинной дистанции вполне может преуспевать в разы лучше, чем то же количество современного офисного планктона, выкинутого в те же джунгли с любой снарягой по их выбору.

Возможна здесь идея продолжения существования после смерти? Да не вопрос. Сожгли с повозкой... простите, закопали с едой и любимым копьём, - и вперёд, в страну счастливой охоты.

Проблемы начинаются, если хоронимая тушка некомплектна - кто-нибудь саблезубый отчекрыжил ручку-ножку на полдник, прежде чем отогнали. Возникает вопрос: как тушковладелец посмертно охотиться будет, без рук, без ног? Вопрос, кстати, возникает в первую очередь у самой потенциальной жертвы и заранее - сам о себе не позаботишься, никто не позаботится.

Решение проблемы в рамках первобытной логики достаточно очевидно. Это мы нынешние должны делать серьёзное умственное усилие, чтобы такое понять, а первобытному пофиг... он думает: а не назвать ли мне собой что-нибудь ещё, целое? И, коли махайрод разделает меня на запчасти, это целое - которое тоже я - останется целым, и его можно будет похоронить, и я отправлюсь в страну счастливой охоты как новенький.

Самый простой случай - амулет на шею. Изображение меня, любимого, из дерева, которое саблезубые не жрут по недостатку протеина. Сделал, повесил на шею... найдут, снимут, похоронят со мной, и я как бы целёхонек.

Следующий шаг очевиден и неизбежен. Возникает ситуация: "это будет славная охота, хотя для многих она станет последней". И в такой ситуации куколок начинают сдавать на хранение... ну, не шаману ещё, наверное, а так, кому-нибудь старшему, кто никуда не идёт и приглядит.

Собственно, всё. Вот отданная на хранение куколка и есть то, что впоследствии станут называть "душой".

Вернусь к ранее высказанному тезису. "Адаптация к окружающей среде и взаимодействие с ней в племени происходит на уровне самого племени, а не на уровне отдельного человека". Современной свободной личности такая концепция чужда... особенно русским, атомизированным в последней степени. Чтобы её понять, надо смотреть на все эти таборы и диаспоры, и увиденное возвести в степень. В первобытном племени каждый настолько на своём месте, как мы себе сейчас и представить не можем. Плотнее кирпича в стене.

Пусть племя успешное, пусть оно растёт... растёт настолько, что всё больше народу находится вне прямого пригляда вождя, от чего у них зарождаются всякие крамольные мысли насчёт лучших кусков. Да и вообще люди начинают индивидуализироваться. Думать не за племя, а за семью и себя лично. Представлять себя на чужом месте. Чем это грозит закончиться для вождя, всякий может предположить: придут и почествуют дубиной по голове с целью исправления налоговой политики. "Акела промахнулся".

Вопрос: как вы среди таких свободных охотников, до которых начинает доходить, что они свободны, установите иерархию? Да ещё со своими интересами, когда промахнувшийся Акела чинно минует общий котел, разглагольствуя про "коней на переправе не меняют" и "вам нужны великие потрясения, а нам нужно продолжать сытно кушать". Как вы этих охотничков на землю посадите, чтобы пахали? Нет, в тысячелетней перспективе это, возможно, и выигрышный ход, но здесь и сейчас, для нынешнего поколения переход к земледелию выглядит не иначе как идея "загнать людей за забор и держать под присмотром". Так как вы это сделаете?

Думаю, что ответ вы уже угадали. Сданные на хранение куколки. Кто не все, ту куколку порубим с шаманским переплясом - и пофиг, что денотат куколки пока жив-здоров, земель счастливой охоты ему уже не видать. Позднее кто-то умный понял, что достаточно одних ритуалов, без куколки... чтобы её обратно выкрасть было нельзя.

Конечно, идея изложена крайне сжато и схематично. Мера, степень, глубина, разброс по истории и географии тут совершенно не затрагиваются. Однако становится понятным, почему египтяне, считавшие себя обязанными содержать души ранее умерших родственников, прикованные к родным гробам, собирались по сто тысяч рыл и строили пирамиды. И почему викинги пирамид не построили.

Переходим к водным процедурам... пардон, к авраамическим религиям. Это вообще потрясающий бизнес.

Эй, чувак. У меня для тебя хорошая новость. Или плохая, это как посмотреть. Ты знаешь, что с тобой будет после смерти? Не-ет, чувак, в страну счастливой охоты ты не попадёшь. Вообще, когда помрёшь, от тебя останется только душа. Это такая невидимая и неощутимая фигня. И она не твоя. На небе есть Великий Чувак, с бородой, он тебе душу вроде как занял. Когда помрёшь, он душу твою будет либо ублажать, либо мучить всю оставшуюся вечность. Здорово, правда? Знаешь, как сделать так, чтобы он тебя не мучал? Вот, читай прайс-лист. Чего не поймёшь, спрашивай.

Сразу начинаешь понимать, как из миссионеров получаются великомученики: не сдержалась аудитория, раскритиковала дискурс. Аудитория знает, что, даже если условный Харальд Вонючие Сапоги был редкой сволочью, но погиб, хлестаясь в один драккар против трёх, то ему место в Вальхалле, среди эйнхериев и титькастых валькирий. А уже упомянутый Сигурд, нарвавшийся не в бою, отправится в Хёль. И очень сложно аудиторию убедить, что теперь место назначения покойника надо спрашивать у дяди в женском платье, предварительно ему, дяде, забашляв. При этом за свои слова дядя никак не отвечает, потому что Великий Чувак, по словам дяди, может отъехать безо всяких понятий в любой момент. Такой он Великий.

Если подумать ещё немного, то догадываешься, почему дискурс при малейшей возможности насаждается огнём и мечом, а равно почему местные хозяйчики неожиданно просветляются и начинают яростно бороться с язычеством. Всякому хозяйчику хочется, чтобы ему чесали пятки, не задавая глупых вопросов "а с какой стати".

Это ещё цветочки. В конце концов, боязнь собственной смерти у человека - штука очень сиюминутная, и исчезнуть она может неожиданно, с первым всплеском адреналина. Исчезнуть, даже если человек боится не просто смерти, но ещё и обещанной ему геенны огненной.

Прелесть, однако, в том, что у человека есть близкие ему люди. Семья, дети, друзья и вообще - другие составляющие композитных личностей, в которых присутствует этот человек. Близкие люди, как и прочие люди, внезапно смертны. И невыносимо хочется встретиться с ними снова, то бишь попасть в одно и то же загробие - хотя бы для того, чтобы договорить, доделать, домолчать, долюбить. Хочется не потерять их навсегда, несмотря на смерть.

Как этого добиться?

...Эй, чувак. Мы знаем, как. Ты прайс прочитал?

Между прочим, вы пробовали себе представить конец света с этой точки зрения? Небо сворачивают в трубочку, вокруг зудят ангелы, гарью пахнет, звезда Полынь взошла, а к кое-как выживающим маме с папой тянет ручки мальчик. Сын. Маленький. Несмышлёный ещё. Вытаскивали как могли среди этого ужаса. Бесполезно. И ничего у него уже не будет, будет только радостное безвременье; радостное, потому что рассердить Великого Чувака мальчонка ещё не успел. А из него, из безвременья, позапрошлые хорошие люди на это всё глядят и улыбаются. Наконец-то случилось. Исполняется благой замысел Великого Чувака насчёт человечества.

Нравится?

Кстати, норманны, мерзкие язычники - те считали, что Рагнарёк человечество переживёт. Нет, драма-то будет - все полягут, но двое на развод выживут. Выживут в реальном времени, без убить-воскресить; просто будут стараться выжить и выживут. Почувствуйте разницу. Коренится она именно в том, что для одних человек - это человек, весь; а для других - "душонка, обременённая трупом". Труп закапываем, душу спасаем. После победы сияющего добра труп новый выдадут, получше прежнего.

Ах да, совсем забыл. Сможете объяснить язычнику идею типа "плоть умерщвляем, душу спасаем"? И производные идеи, типа жертв во имя светлого будущего? Я не смогу. То есть "накопить и купить" он ещё поймёт, а вот "накопить, отдать и лыбиться" уже сурово раскритикует фамильной заточкой.

И, переходя к завершению, о той самой душе, которая должна одеваться и огородами, огородами... Видите ли, эту "душу" как культурное понятие обычно считают производной от той, бестелесной души, которую надо спасать согласно господствующему вероучению. "Задушевный друг", "душа болит", "жить душа в душу", "вложить душу", "открыть душу", "душевная близость" и тому подобное. Думается мне, такое понимание, а главное - совпадение слов сильно способствует дядям в женских платьях, когда они пытаются переписать всю культурку с цивилизацией на себя.

На самом же деле "душа" как культурное понятие - не дочка "души" как понятия религиозного, а её сестра. Они обе происходят от условной деревянной куколки, отданной на сохранение шаману. Только культурная "душа" происходит из понимания куколки не как телесного подобия, а как маркера принадлежности к племени.

Мне это проще всего объяснить через моё же ранешнее объяснение личности, как одновременной работы множества независимых агентов-трансляторов на биологически ограниченном ресурсе. Композитная личность - семья, товарищество, рабочий коллектив, военный штаб, племя - получается тогда, когда работой агентов, "принадлежащих" одному человеку, могут пользоваться другие, то есть эту работу достаточно просто передать... способ осуществления коммуникаций - "второй сложный вопрос". На полях отмечу, что так называемое "единомыслие" здесь частный и вырожденный случай.

Так вот, культурная "душа" - это обозначение части работы трансляторов, составляющих индивидуальную личность; той части, которая потрачена на поддержание композитной личности. Отсюда все эти метафоры переводятся и осознаются весьма чётко. "Открыть друг другу души"... ну да, снизить стоимость поддержания композитной личности через предоставление индивидуальностям, её составляющим, взаимного доступа к. "Душа моя" - "я трачу значительную часть своей личности на поддержание нашей, композитной". "Вложить душу" - я уже говорил, в ранешнем тексте: включение новых составляющих в композитную личность индивидуальными усилиями. И так далее.

Маленькое практическое упражнение. Как известно, у русских "широкая душа". Она же "загадочная". При этом, если "загадочная" есть что-то вроде двусмысленного комплимента, то "широкая" употребляется в значении обязывающем - тогда, когда хотят оправдать какое-нибудь ущемление, будущее или прошлое. В вышеоозначенной рамке "широкая душа" переводится как "излишние затраты на поддержание композитной личности в ущерб индивидуальной". Если вам пришло на ум слово "быдло", возьмите с полки пирожок.

Никому не навязываю понимание, здесь обрисованное. Мне - да, помогло разобраться во многих словах и вещах. И даже сформулировать некие рекомендации для себя лично.

Скажем, следить за базаром и не сваливать на "мою душу" то, что делаю и испытываю "я" - более того, каждый раз осознавать, что неприятные ощущения, которые описываются, как "душа то-то и сё-то" на самом деле всего лишь вывод сообщения об ошибке в коммуникациях с окружающими. А ошибки такие, в сущности, всегда технические; и в следующий раз уже можно сделать правильно, если понимать, как.

Ну и, конечно, следить за чужими базарами тож, чтобы понимать, о чём пытается сказать "душе"-употребляющий человек. И чего пытается добиться от адресата сообщения.

Изложенное выше, опять-таки, даёт некий угол зрения на широко известные организации с многосотлетней историей... да, угол неприятный, ибо дело их с этого угла сильно смахивает на долговременное, систематическое и обдуманное терроризирование огромных человеческих масс. Конечно, супротив этой низкорослой кочки зрения можно вывалить монбланы трудов святых отцов на тему "мы хорошие". Я не настаиваю на своём объяснении, я всего лишь его предлагаю.

И последнее... мне, атеисту, вроде как и неприлично, но почему бы не подумать на тему нынешней версии страны счастливой охоты? Не рая и ада, не кифар и скрежета зубовного, а именно этого - "села в повозку и поехала в Хёль".

Так, поразвлечься.

Может, и поразвлекусь ещё. Побеснуюсь.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: религия, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →