Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О демократических ценностях.

Я сейчас буду учить демократии.

А если серьёзно, то я намерен высказать некоторые простые, очень простые вещи. Спровоцировала это высказывание необыкновенная лёгкость в словах Айфона на его "встрече с ведущими российскими и зарубежными политологами":

"...в ходе обсуждения точки зрения распределились между двумя граничными позициями (одна из них: демократия – это результат развития общественной системы, а вторая (это conditio sine qua non) – необходимые условия развития общественной системы), мне кажется, есть обычное философское противоречие. И, с другой стороны, очевидно, что каждая эта позиция имеет право на существование. Мы понимаем, что не существует законченных демократий. Демократия, которая объявляет себя полностью состоявшейся и великой, может оказаться на свалке истории. Примеры тому, к сожалению, имеются. Демократия – это всегда процесс, это политическая практика, но в то же время это набор институтов, которые являются общим достоянием и которые во многом одинаково воспринимаются во всём мире.

Я действительно считаю, что демократия является условием развития России именно потому, что верю в демократию, несмотря на то, что, вы знаете, в нашей стране к демократии было достаточно сложное отношение в 90-е годы. Это было связано с обнищанием людей, с тем, что они стали бедными. И вместо того успеха, который гарантировали им реформаторы в конце 80-х – начале 90-х годов под лозунгом демократии, в их дома пришла бедность. В какой-то момент демократия как явление слепилась с бедностью и дискомфортом от разрушения большой страны. Но это была ошибка. Демократия совсем не сводится к этому.

Поэтому я думаю, что демократия является всё-таки обязательным условием развития России как государства и развития России как большой экономической и политической системы. Но в то же время демократия является и результатом. Та демократия, которая у нас сегодня, на мой взгляд, лучше, чем та, что была пять лет назад. А та, что была пять лет назад, наверное, несмотря на возможность разных оценок, всё-таки более развитая, чем та, что была 12 лет назад. Поэтому демократия развивается. Это нормально. Ещё раз говорю, не бывает законченных общественных институтов. Есть краеугольные камни, но нет конца развитию."

Прямой речи, пусть и приглаженной, на ссылке, имхо, вполне достаточно, чтобы составить мнение о говорившем и заново оценить свою лояльность администрации, на верхушке которой уселось и болтает это.

С преамбулой всё. Пошли банальности и тривиалитет.

Сначала о ценностях. Вот китайская ваза хрустального фарфора эпохи Сунь или даже эпохи Вынь. Хрупкая. Стоит над камином в комнате, где ещё много вещей, а в данный момент присутствуют хозяин и гости. Если вы присмотритесь к поведению гостей и хозяина, то вы заметите, что никто из них не размахивает руками, не показывает приёмов школы Чекалдыкнутого Даоса и не демонстрирует, каких размеров форель поймал в прошлый викенд. Чтобы не разбить вазу или ещё что-нибудь.

Это называется "соблюдать ценность". Пример показывает, что ценность - это маркер области неправильного поведения. Уточняю: не вообще неправильного, а осознаваемого неправильным тем, кто это поведение, в т.ч. своё собственное, наблюдает. Если кому-то на ценность вазы и благорасположение хозяина положить с прибором, то руками махать он всё равно будет.

Заметьте, кстати, что "соблюдение ценности", как правило, какого-то особого внимания к ней не требует и происходит в фоновом режиме, не отвлекая от поведения целенаправленного: обожрать или зарезать хозяина, и чем там ещё англичане в гостях занимаются согласно бытописателям Кристи и Милну.

Что ещё с ценностью можно делать, кроме как её соблюдать? Её можно утверждать или дезавуировать, то есть передвигать вверх-вниз по шкале "более-менее неправильное поведение" у себя и у других. Скажем, утверждая ценность вазы, хозяин может подозвать гостей и запустить программу "смотри-восхищайся-но-не-трогай", обращая их внимание на эту вазу и вынуждая к подчёркнутому соблюдению её целости. Думаю, вы видели, как держатся гости в таких ситуациях. Можно ещё "Идиота" перечитать.

Практики по дезавуированию ценности гораздо понятнее и сводятся к навязыванию поведения, ранее осознаваемого неправильным.

Теперь про убеждения. Убеждения тоже влияют на поведение, но иным способом. Убеждение по сути своей является распределённым и отложенным приказом, "делай так" или "не делай эдак". Распределённым и отложенным - потому что убеждений человек нахватывается от своего окружения вне связи со своим текущим поведением, в противном случае это были бы прямые и адресные запреты или поощрения. Срабатывает убеждение как раз при определении человеком своего целенаправленного поведения, разрешая или запрещая тот или иной будущий поступок.

Скажем, бить вазы в гостях нехорошо, и гость это знает, но убеждение, что буржуи суть сволочи, может этот поступок разрешить. Деньги реально нужны, но взятку человек не берёт, потому что убеждён, что власть нельзя продавать. И тому подобное.

То бишь ценности - это "куда нельзя заезжать", а убеждения - "какой дорогой едем". Кстати, свобода в этом представлении понимается как невозможность ограничения ценностно-ориентированного поведения ("я могу делать всё, что не противоречит A, B, C") убежденчески-ориентированным поведением ("я могу делать P, Q, R и не могу делать X, Y, Z"). Вездеход на минном поле.

Как видим, поступки человека, движимого убеждениями, и поступки человека, соблюдающего и утверждающего ценности, в тождественных ситуациях могут как совпасть, так и сильнейшим образом различаться.

Убеждения могут как прямо противоречить ценностям, так и не задевать их, внутри отдельно взятого сознания или в группе.

Убеждения могут оправдываться ценностями и выводиться из необходимости их соблюдения, но поведение от этого ценностно-ориентированным не становится.

Убеждение, особенно если оно распространено в массах, может быть отождествлено с ценностью, названо ею (скажем, советская власть считала диссидентов опасными именно на основании отождествления социалистических убеждений масс с социалистической ценностью), но ценностью от этого опять-таки не становится.

Казалось бы, при чём здесь демократия?

Демократия - это способ организации людей. Точка. Есть и другие способы. Далее я буду говорить о "демократическом государстве", как наиболее известном частном случае применения демократии к достаточно большим группам.

Есть "демократические государства" и есть "не-демократические государства". Более подробная классификация возможна, но здесь не нужна.

Если мы обобщаем "государство" как организацию до "государства" как субъекта, способного на поведение по отношению к другим субъектам (своим подданным, чужим подданным, другим суверенам), то это поведение может быть представлено через суперпозицию ценностно-ориентированного и убежденчески-ориентированного поведения.

С учётом универсализации государства Нового времени (оно лезет всюду и занимается всем), обязанной переходу к индустриальной фазе развития, мы получаем, что жизнеспособное государство как субъект стремится к ценностно-ориентированному поведению как к более универсальному. На полях замечу, что саму ценность "универсального государства" я здесь не рассматриваю, "насколько оно хорошо" - это "второй сложный вопрос".

Следовательно, "демократическое государство" есть государство, которое соблюдает и утверждает "демократические ценности". Я понимаю, что высказывание банально донельзя, но люди известных убеждений выдают его без задействования лобных долей головного мозга, это их "ой мама папин хум"(с). Я всего лишь объясняю, откуда взялся лотос.

Итак, что же такое "демократические ценности", и может ли автор их назвать? Автор может и назовёт. Допрежь того, однако, автор отметит несколько вещей для облегчения понимания.

Во-первых, "подданный государства" в понимании автора - это не только тот, кому приказывают, но и тот, кто записан в штатном расписании оного государства. Понимаете ли, если Рында является "лидером" партии "Единая Россия", но сам в партии не состоит, то это не партия, а говно. Если некто отправляет государственную власть, но подданным этого государства не является, то это не государство, а говно тож.

Во-вторых, "подданный государства" - это не столько отметка в паспорте, сколько модель поведения, причём модель, ограниченно годная относительно окружения. Скажем, вести себя в семье, как "подданный государства" - способствовать её, семьи, уничтожению. Далее "подданного демократического государства" я буду называть "гражданином", а его способность к соблюдению и утверждению "демократических ценностей" - "гражданственностью".

В-третьих, государство соблюдает и утверждает "демократические ценности" тогда, когда его граждане - и те, которые отдают приказы, и те, кто их выполняют - эти ценности соблюдают и утверждают. Будете спорить? Нет? Отлично. Отсюда следует, что жизнеспособность "демократического государства" зависит от того, насколько имеющаяся у гражданина власть пропорциональна его "гражданственности", то есть его усилиям на поприще соблюдения и утверждения "демократических ценностей". То есть "демократическое государство" жизнеспособно постольку, поскольку власть находится у "лучших граждан".

Погодите возмущаться: я вовсе не доказываю, что демократия - это такая тирания. Лучше прочтите мою спекуляцию о "демократических ценностях".

Я считаю, что без умножения сущностей можно назвать две такие ценности. Их достаточно, чтобы обосновать все эти условия-результаты-процессы-наборы институтов-краеугольные камни, которые столь завзято кастовал Айфон.

Ценность первая: сознательность или, если хотите, вменяемость. У нас слово "сознательность" часто ассоциируется с приверженностью какому-либо учению или - шире - с пониманием своего места в картине мира, этим учением нарисованной. Кроме того, "сознательность" как мем обычно используется для вынуждения к действиям, человеку неприятным, и, в частности, таким, которые человек считает неправильными. Это вполне конвенционное понимание. Однако В. Даль указывает и на иной смысл (я выделил):

"СОЗНАВАТЬ, сознать что, убедившись в истине, признать или понять ее, изменить прежнее мнение свое. Он, очевидно, сознает ошибку свою (в себе), но признаться в этом не хочет. Он и сам не сознает, что делает, не понимает. —ся, признаться, не отрекаться, не отпираться, повиниться; высказать, по убеждению своему, истину. Сознаюсь, что я поступил опрометчиво. Он во всем сознался. Сознав сам ошибку свою, он, однако, в том не сознается. Сознавание, сознанье, состояние сознающего что, или || действие сознающегося в чем. Сознание половина исправы, раскаяние. || Сознание, сознание себя, полная память, состояние человека в здравом смысле своем, могущего отдать отчет в своих действиях. Больной наш уже без сознания, в беспамятстве, в бреду. Она упала без сознания, обмерла, упала в обморок. Сознательный грешник, кающийся. во всем сознающийся; || сознательный поступок, вменяемый, умышленый, сделанный с полным пониманием дела; не(бес)сознательный, которого силу и значение виновник его и сам не постигал, или не мог обсудить и понять. || Сознательное состояние больного, полная память, смысл и свобода отчетливой воли. Сознательность, свойство или состояние по прилаг. Сознаватель, сознатель, —ница, сознающий, сознавший что-либо. Сознакаться с кем, пск. спознаться, съякшаться".


Вменяемость, верно. Способность поступать с полным пониманием дела. Свобода отчётливой воли. Я понимаю, что после пост-советской "демократии" и особенно после той феерии, с которой она устанавливалась, провозглашение сознательности-вменяемости "демократической ценностью" вызывает недоверчивый гул. И тем не менее. В государственных, властных отношениях сознательность подразумевает, что всякий приказ извне, направленный на то, чтобы заставить человека делать непривычное, выполняется только после визирования им самим.

Наиболее известная форма этого визирования в государственной повседневности - так называемые "выборы". Хотя, например, "расстрел на месте трусов и паникёров" - тоже вполне демократическая процедура. Ибо соблюдение и утверждение сознательности как "демократической ценности" говорят нам, что действия по повышению собственной вменяемости и вменяемости окружающих - хорошо и демократично, а действия по её уничтожению у себя или других - плохо и недемократично. Потому, что если вокруг будут придурки, то они вам навыбирают свежесть во рту после вишнёвого вкуса новых прокладок.

Между прочим, именно ценность сознательности нормирует практики ограничения избирательного права. Так, к слову.

Интермедия. Или интерлюдия, как вам будет угодно. О праве.

Право, как я уже говорил, есть способ запрета некоторых действий в некотором социуме. Точнее, моё право на что-то сводится к соглашению на предмет объявления наказуемыми действий всех остальных по препятствованию моему достижению этого чего-то. Если у меня есть право говорить, это не означает ни то, что я обязан говорить, ни то, что вы обязаны меня слушать. Это означает, что, если вы попробуете меня заткнуть, хотя бы из благороднейших побуждений, то вас должно наказать, только и всего.

Конец интерлюдии. Теперь о другой демократической ценности.

Ценность вторая: равноправие. Которая, как видите, подразумевает наказуемость некоторых поступков любого гражданина "демократического государства" в отношении любого гражданина "демократического государства". Так же она подразумевает тождество отношения государства к тождественным поступкам любых своих граждан. "Гражданственность" здесь, между прочим, проявляется в протесте против безнаказанности, против слишком мягких или слишком жёстких наказаний, против лицеприятия. Идеал, к которому граждане повинны стремиться - государство бесчеловечное, как закон природы.

Так вот, государство, поведение которого показывает, что эти две ценности - сознательность и равноправие - у него в топе, и есть демократическое. В сочетании с иными ценностями это может оказаться демократия рабовладельческая, военная, родоплеменная, либеральная, социалистическая, но она таки да.

Надо доказывать, что в изложенном представлении РФ не является демократическим государством, или на слово поверите? Нет, не "пока" и "ещё не является", со всевозможными поправками на строящуюся демократию, со ссылками на вековечную отсталость и со скорбью о мерзогнусии снующей по просторам биомассы, недостойной не то, что сложных натур Рынды или Айфона, но и рубахи-парня Юргенса или последнего русского интеллигента Сванидзе. Напротив, РФ является государством принципиально антидемократическим, существующим и поступающим вразрез с представленными выше ценностями.

Радоваться этому или сокрушаться - дело ваше.

Для тех же, кто алчет жизнеспособного "демократического государства" на тутошних территориях, изложу несколько ценных указаний, о чём и куда думать. Это именно указания, пусть и с завитушками, а не программа какая-нибудь. Программы пишите сами, если хотите.

Наслаждайтесь.

Во-первых, равноправие вне зависимости от этнической принадлежности. Сносить существующие сервисы для националов или строить для русских - очередной сложный вопрос, причём дискуссионный. Для вентилятора могу припасти напоминание, что постройка такого рода сервисов для мигрантов задаёт обязательство не-территориальности или микро-территориальности оных сервисов для всех этносов без исключения...

Во-вторых, чёткое, скрупулёзное, болезненно педантичное отделение государственных информационных служб от коммерческих предприятий по переработке и распространению информации и грязное поругание последних при любой попытке влезать в освещение политических тем. В первых - такой же болезненный, посекундный паритет в представлении программ и прочих дебатах. О деятельности власти - тупое перечисление на тему "что произошло, чего добились, что делаем" и ссылки на текстовые ресурсы. Без этих гномьих танцулек каждые новости. Да, первую пару лет будет смешно, как диета. Потом привыкнут и будут удивляться, вспоминая, каким продуктом питались ранее. Медиа-аутлеты, которые не попадают ни под первую, ни под вторую категорию - партийные газеты, блоги, проповеди и проч. - существуют в рамке запрета на коммерческую деятельность, "за политику" не преследуются.

То есть - в публичных коммуникациях коммерческая составляющая должна быть всеми возможными способами отделена от политической.

В-третьих, "честные выборы". В настоящем рассмотрении это означает прежде всего систему подчёркнуто жестоких наказаний за использование "административного ресурса" и за махинации с подсчётом голосов. Подчёркнуто жестоких - это чтобы жизнь сломать, чтобы овчинка выделки не стоила, чтобы комиссии у наблюдателей подписи выпрашивали, чтобы одного-двух показательных процессов хватило для застраивания соответствующей публики.

Выборы в законодательную ветку или её пока неизвестную истории производную - мажоритарные. Выборы по партийным спискам после "Единой России" - это всё равно, что анимэ после Бухенвальда, или какое там душераздирающее сравнение холокостники приводили.

Выборами Чувака с Ядерной Кнопкой занимаются выборщики. Как в Штатах, выбираемые по регионам специально для выборов Чувака. Честно скажу, я мудрость этой системы выборщиков просёк, только прогоняя вот такой ценностный подход к демократии; раньше не понимал. В тех же Штатах, имхо, эта идея двухпартийной системой сильно искалечена - по мне, должны быть только собрание выборщиков и список кандидатов, собравших по (допустим) полмиллиона уникальных подписей. Ключ в замке снаружи и минералка на столах. Всё.

В-четвёртых, уголовный суд - суд присяжных по заявлению обвиняемого вне зависимости от тяжести и предмета обвинения. Гражданина должны судить граждане, а не чиновники.

В-пятых, никакого двойного гражданства. Или туда, или сюда, но дверь закрой, потому что сквозняк. Гражданство в "демократическом государстве" - это не только статус, но и ценность, производная от "демократических ценностей", её девальвация недопустима.

В-шестых, сама процедура получения и лишения гражданства должна жёстко контролироваться выборной властью. Буквально - комитет при парламенте (или как он там будет называться), не более одного-двух передаточных звеньев вниз и круглосуточный разбор всяких нетипичных случаев. Незаконное получение гражданства либо лишение такового должно караться опять-таки подчёркнуто жестоко - я считаю, что немногие проступки достойны мер устрашения в нагрузку к мерам наказания, но это тот самый случай.

Вот, собственно, и все поучения. Как-нибудь я попробую обрисовать ценности либеральные, тоталитарные, социалистические, капиталистические, рыночные - это всё разные вещи.

Спасибо за внимание.

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общества, политика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments