Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Mood:
  • Music:

На манжетах. О покаянии.

Покаяние - одна из техник контрконтрсуггестии. Напоминаю, что суггестия - это "всем лежать, полчаса!" (и все ложатся без рассуждений), контрсуггестия - защита от суггестии, отвержение приказа на каком-либо уровне... отказ слышать, определение причин не выполнять и проч.. Ну, а контрконтрсуггестия - снятие этой защиты. Не сам угон машины, а взлом замка на водительской дверце.

Покаяние как техника основано на уничтожении личности... не в смысле "взорвать-сжечь-расчленить", а в смысле "привести в ничтожество", уменьшить её до таких масштабов, что её защита от приказов извне, контрсуггестия становится неважной. "Что воля, что неволя - всё равно". Слишком мелко.

Уничтожение производится через сопоставление личности чему-либо заведомо громадному, не подлежащему осмыслению на личном уровне. Бог, государство, народ, цивилизация, прогресс, традиции, семьсот повешенных, сто миллионов расстрелянных. Отмечу, что и "религиозное сознание", и "государственное мышление" у обывателя являются результатом заведомо безнадёжных попыток выбраться из-под этих глыб. "Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой". Впрочем, у некоторых получается воссоздать контрсуггестию, и тогда "религиозное сознание" помогает не слушать аятоллу, а "государственное мышление" включает в себя "невыполнение преступных приказов".

Такое, однако, редкость.

Чувство вины, которое обычно ассоциируют с покаянием, мнится мне отнюдь не обязательным и довольно поздним довеском. Вопрос "за что" в этой технике вторичен в сравнении с вопросами "перед кем" и особенно "в какой обстановке". Видите ли, изначальный вариант покаяния, вполне себе сохранившийся как минимум в художественных произведениях - это разговор перед боем.

Когда две толпы бросаются друг на друга со всяческим дрекольем, то личность только мешает резать и уворачиваться, она вполне может оказаться смертельно опасной для самого человека - мне не верите, так спросите шаолиньских самураев, они вам про дао понарасскажут. Следовательно, перед битвой личность надо уничтожить, уменьшить до неразличимости. Вот и выкладывают товарищам наружу то, что её составляет. "Свою первую гейшу я поимел в тринадцатилетнем возрасте под цветущей сакурой, а позавчера подложил твоему коню репейник под седло, захотелось приколоться".

Это покаяние в острой форме. Бывает покаяние и хроническое.

Личность мешает труду, особенно монотонному, тяжёлому и на благо кого-нибудь ещё. Она ж всё под сень струй норовит. Поэтому распространение практики покаяния на тягло с копированием воинского механизма исповеди мне видится неизбежным. С тем в покаяние и замешивается чувство вины, потому что тягловый человек пашет постоянно, а не от битвы к битве, плюс убийство другого человека для него редкость, сопряжённая с сильным душевным потрясением. А значит, надо составить список грехов и грешков помельче, за которые вечный и бесконечный Бог с большой буквы велит регулярно отчитываться перед представителем жеребячьего сословия.

С таким пониманием я и читаю призывы к "покаянию", уже нечасто, - и то хорошо - однако достаточно регулярно публикуемые в сети.

Покаяние воинское - ему место вечером перед большой дракой на следующий день. И только.

Люди уже собраны, вырваны из привычной среды, вооружены, приведены на место, и через некоторое время неизбежно выяснение отношений на длину меча или там алебарды. Единственное исключение - это когда войско воображаемое, "прогрессивное человечество", а завтра бросать бомбу в царя; однако и здесь человек собран, вырван, вооружён и знает, что и где должно состояться завтра. Здесь покаяние есть нужная вещь, она строить и жить помогает. Построить войско и выжить в бою. Однако в домашних условиях, без воинственных планов на очень близкое будущее, без меча и бомбы, без такого же бойца рядом, которому и надо выговариваться, воинское покаяние превращается в номер белого клоуна. Единственный эффект - то самое снятие защиты от суггестора, так что не читайте в это время большевистских газет, и упаси Вас Кецалькоатль оставить включённым телевизор, не то нахватаетесь.

Покаяние тягловое - это да, это можно хоть каждые три часа, с мантрами и пританцовыванием. Насчёт мантр я не шучу, в чётко маркированный режим осознания собственного ничтожества входить легче. Кроме того, нужен оформленный список греховных помыслов и греховных дел. Это спросите у гуру, их сейчас как собак нерезаных; люди они, впрочем, понимающие, и дела прибыльные в этот список вряд ли войдут: "а семью мою ты кормить будешь, горлопан?" Сами увидите, как повседневная жизнь начнёт приносить радость и удовольствие, перемежаемые вспышками осознания собственного морального превосходства, а то и избранности. "В рай попаду".

А я, если позволите, "как-нибудь так".

А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments