Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

  • Music:

"Soviet Power Supreme"-3. Философия почётной грамоты.

Предыдущие тексты здесь и здесь.

Я обещал о партии, и о партии здесь будет, ближе к завершению паки и паки длинного текста. А основную часть текста займёт разъяснение пытливому читателю того, как я понимаю главное, образующее отличие советского строя от всего остального, известного мне из истории - хорошо ли, плохо ли известного. Партия (та самая, из шестой статьи Конституции СССР) видится мне одним из проявлений упомянутого отличия, а вовсе не его причиной; а потому о ней можно ближе к окончанию текста.

Как всем известно, существуют два способа заставить человека трудиться на какого-нибудь другого человека. Во-первых, это способ административный, а во-вторых, это способ экономический. Приказ и посул. Из-под палки либо за еду. И, как опять-таки известно всем, всё, что не сводится к административному способу, относится к экономическому - и наоборот, всё, что не сводится к экономическому способу, относится к административному. Либо орехи с мёдом, либо нагайкой по жопе, как выразился Стефан Скеллен по прозвищу Филин.

"Отсюда совсем не является странным", что "все", которым эти прописные истины известны, живут в очень простом и понятном мире, зато почему-то недовольны своей позицией в нём. Их, видите ли, бьют-с, тайно угнетают и заговорщицки вытаскивают плошку с баландой из-под носа. Бе-едненькие. Окажись я вдруг хорошим человеком, так пожалел бы тех, кто экономит на мышлении...

Разница между административным и экономическим способом принуждения выглядит очевидной и единственно возможной для тех, кто делит мир на человека и всё остальное - предметы, вещи. Две категории и ничего между.

Чем является административный способ? Применением отношений власти. Что такое отношение власти? Это несимметричное отношение между человеком А и человеком Б, которое может установить или прекратить отношение между человеком Б и человеком В ("я запрещаю тебе с ним встречаться"). Или - отношение власти есть отношение между двумя людьми по поводу человека.

Чем является экономический способ? Применением отношений собственности. Что такое отношение собственности? Это несимметричное отношение между человеком А и человеком Б по поводу какого-то предмета, какой-то вещи. "Не играй в мои игрушки и не писай в мой горшок". "Trespassers will be shot". Отношение собственности есть отношение между двумя людьми по поводу вещи.

Понятно, что, если на свете есть только люди и вещи, то эти два способа являются исчерпывающими. А если нет?

Ого, удивятся мне, да Вы, батенька, можете сказать, чем человек отличается от навозной лепёшки, инфузории-туфельки, звезды с массой в 1.5 предела Чандрасекара и, страшно вымолвить, процессора Атлон Феном - а потом ещё и указать на промежуточное состояние между человеком и этими прекрасными вещами? Да, могу.

У человека есть сознание, то есть средство отражения окружающего мира в самом себе, и оно поддерживает функцию воображения, то есть представления несуществующего окружающего мира - причём такого представления, которое вынуждает человека к действию. Проще говоря, человек способен на действия, упреждающие по отношению к изменениям реальности (кстати, подумайте, почему "предпринимательство"). Предметы, вещи и большинство животных на такие действия неспособны - и не приводите мне в пример своих домашних питомцев, ибо личность заразительна, и её усечённая версия вполне может быть установлена на убогий мозг в крысином-кошачьем-собачьем черепе.

Однако, существует нечто, которое может обладать воображением - и не обладать им; при этом, обладая или нет, оно не прекращает быть собой, так что критерий наличия воображения попросту перестаёт быть критерием для классификации.

Что это? А это группа людей. Стая. Коллектив.

Те, кто знаком с командными видами спорта, хотя бы на уровне телетрансляций, повинны иметь представление о "сыгранности", должны помнить ощущение от "прекрасной комбинации, приведшей к голу". А ведь "сыгранность", это когда несколько человек - тех самых, которые звучат гордо - воображают один и тот же вариант будущего. Коллектив воображает один и тот же вариант будущего, и он возникает, реализуется.

Мне скажут, что "субъектности" у коллектива нет, и это результат работы воображения отдельных людей, который то ли усилиями тренера, то ли случайно совпал... таких оппонентов надо отсылать к Пелевину, который в каждой своей книжке доказывает, что и на индивидуальном уровне никакой "субъектности" нет, причём приводит те же самые аргументы, только лучше проработанные.

В свою очередь, если этой "сыгранности"/"субъектности" - единого группового воображения - нет, то команда продувает матч, но командой, коллективом от этого быть не перестаёт и по-прежнему расписывается в той же самой ведомости за получение денег или плетей.

Как видите - не человек, не вещь. Само по себе. Третье царство, третий путь, третий Рим, третья рюмка, третий Ин-тер-на-ци-о-нал.

Иными словами, возникает возможность к принуждению человека к деятельности способом, который не является ни экономическим, ни административным и сводится к отношениям между двумя людьми по поводу коллектива, к которому как минимум один из них принадлежит. Это и есть коммунальные отношения, на которых построено управление "советским коллективом".

Чтобы было понятно смысловое поле, приведу пример с его границы... "я, почётный сталевар, а также знатный токарь и животновод, на этом собрании хочу поднять вопрос о лодырях и троцкистах в нашем цеху... молодой человек, что Вы там храпите, я к вам обращаюсь!.." На самом деле, это, конечно, много тоньше и не столь альтруистично. Валяйте, впрочем, загоните это высказывание под проявление сугубо экономического или сугубо административного способа управления. "Очень хочется посмеяться".

Едем дальше. Что является наградой правильно дрыгающемуся члену коллектива для каждого способа управления?

Для административного - власть. Звание. Чин. Ранг. Всё новые звёздочки и просветы на погонах. При этом понятно, что власть существует "де-юре", согласно устава, а вот с её реальным применением могут начаться сложности - скажем, нижестоящий станет исполнять приказ в меру своей компетентности, которая вполне может быть большей, нежели у отдавшего приказ. То есть чин - это не гаджет, гарантирующий 100% повиновение, а всего лишь возможность такового.

Для экономического - потребление. Деньги во внутреннем кармане. Которые деньги, если смотреть непредвзято, тоже являются не более чем возможностью приобрести желанную к употреблению вещь. Уберите из картины маркетологов, заставляющих вас хотеть именно то, что выкинули на прилавки, и то самое массовое производство. Представьте себе человечка, который хочет Вещь, существующую на прилавке в последнем экземляре, и другого человечка, которому славный, добрый, милосердный хозяин средств производства заплатил чуть меньше денег, чем первому, ибо он, мерзавец (не хозяин, а другой человечек), не так искренне и яро напрягался у станка. Возможность, уважаемые, не гарантия.

Что же, по аналогии, является наградой в коммунальном способе управления? Правильно, возможность изменения отношений между другим человеком и коллективом, одновременно являющаяся возможностью использования коллектива в своих целях.

В пример можно привести широко известный жанр "натравить рукопожатную общественность на презренного отщепенца". Сразу отмечу, что слово "авторитет" для обозначения этой возможности не подходит, хотя часто её маскирует. "Авторитет" (в т.ч. и отрицательный, "презренность") обычно опирается на опыт, хотя бы теоретически доступный другим членам коллектива без вмешательства внешнего оператора. Здесь наоборот, сама эта возможность влиять на отношения другого человека и коллектива обеспечена извне.

Для того, чтобы эта возможность срабатывала, должны быть выполнены три условия.

Во-первых, надо, чтобы тот, кто её использует, осознавал себя чем-то отдельным от коллектива - как правило, выполняется по умолчанию; не выполняется в случае "толпы", когда человек попросту теряет себя.

Во-вторых, надо, чтобы и другой человек, на чьи отношения с коллективом происходит воздействие, был выделен из коллектива - хотя бы тем, что первый указал на него пальцем.

В-третьих, надо, чтобы оный другой осознавал наличие у первого возможности воздействия на коллектив, которое приведёт к изменению его, другого, отношений с коллективом... поднимут ли его на щит, принесут ли в жертву.

Чисто технически это решается через знаки отличия, выдаваемые извне маркеры социальных позиций - а значит, через вмешательство в процесс образования этих социальных позиций.

Поясню на примере, а заодно покажу отличие коммунального способа управления от административного.

В любой достаточно многочисленной банде появляется социальная позиция, роль, амплуа "ответственного за настроение"... как минимум в виде какого-нибудь весельчака-балагура. Появляется просто по факту совместных жизни и деятельности множества людей. Так вот, "комиссар" - это маркер такой позиции, отчуждённый от неё самой, и маркер этот можно уже налепить и на произвольно назначенного члена коллектива, и на присланного в коллектив откуда-то извне (балагуром он от этого не станет, конечно). А социальной позиции единоличного командира, чьи приказы не обсуждаются, в банде возникнуть не может хотя бы потому, что любому претенденту на неё надо когда-нибудь спать. Отсюда сколько-нибудь продолжительное единоначалие, не обусловленное непосредственной угрозой уничтожения коллектива, возможно только при административном способе управления им, производстве в чин.

Перейдём собственно к системам управления множеством коллективов.

С административной всё более, чем понятно. Пирамида, на самом верху суверен, который своей властью делится с нижестоящими, и отношения по пирамиде сводятся к более или менее успешному навязыванию своей воли чинам ярусом ниже. Источник власти - "второй сложный вопрос", на который разные люди отвечают по-разному.

С экономической системой управления, если отвлечься от бреда про "невидимую руку", тоже особенных трудностей нет - управление происходит через вмешательство в установку обменных коэффициентов... скажем, через манипулирование количеством доступных символов стоимости. Отношения между манипуляторами можно описать как взаимное, но неравноценное ограничение их свободы в отсутствие прямых приказов. Никакой пирамиды нет, есть эн пауков в банке.

Обе эти системы могут быть упрощённо поняты как производства, эмитенты. В одной производят и распределяют власть (законы, инструкции, соответствующие им должности), в другой - деньги, купчие грамоты и прочие "ценные бумаги".

Логично предположить, что и коммунальная система управления будет таким эмитентом. Производителем, как было сказано выше, знаков отличия. Почётных грамот, похвальных листов, чугунных орденов и деревянных медалей.

Так как мы имеем дело со множеством коллективов, то организацию коммунальной системы управления ими получаем всё же пирамидальную, следующую из требования единства реакций на знаки отличия в разных коллективах - имярек заработал жёлтые штаны, будучи слесарем, однако "ку" перед ним теперь должны делать и пекарь, и библиотекарь. Отсюда же, кстати, следует, что самые нижние в этой пирамиде одновременно будут членами управляемых коллективов. Ну да, партячейки и всё такое.

Вообще, если кто-то начитался фантастики про то, как "сетевые структуры" в светлом будущем управляют множеством коллективов с совмещёнными административным и хозяйственным аспектами деятельности, забудьте. Невозможно. В лучшем, самом устойчивом варианте "сетевые структуры" смогут эти коллективы изолировать друг от друга в режиме "разделяй и властвуй" (см. "Город иллюзий" ле Гуин), не более того.

С другой стороны, такой коллектив - опять же, просто по факту совместных жизни и деятельности многих людей - реагирует на изменения внешних норм, внешних условий существования уничтожением прежних социальных позиций внутри себя и выработкой новых. Если эти социальные позиции уже формализованы внешним оператором, то меняется их внутреннее содержание: список ситуаций, в которых можно или нельзя задействовать возможности, им присущие.

Значит, набор социальных позиций внутри "советского коллектива" будет отражением множества внешних норм, а их сравнительная ценность будет зависеть от сравнительной важности этих норм. То есть ситуация многих неравнозначных центров силы, взаимно ограничивающих друг друга, здесь воспроизводится внутри самого коллектива и, как правило, определяет содержание его социальной жизни.

В свете вышеизложенного логично предположить, что эти центры силы на множестве коллективов составят свои пирамиды, столь же неравноценные, но при этом подобные друг дружке (партийная, советская, хозяйственная, "профсоюзная" и проч.).

Отмечу, что всё это я мог изложить как в уничижительном, так и в восторженном ключе, - описывая при этом одни и те же реалии - но эмоции по поводу советского образа жизни мне малоинтересны. Мне интересны проектные решения.

И, чтобы не обманывать ожиданий терпеливого читателя, всё-таки о "партии". От остальных "коммунальных пирамид" её отличает монополия на "идеологическую работу", то бишь навязывание организованному "советскими коллективами" обществу единообразных оценок тех или иных проявлений окружающей действительности, а также ассоциаций, которые эти проявления порождают. Сама "идеология" здесь выступает всего лишь как удобная упаковка этих оценок и ассоциаций: формулы вместо таблиц.

Сущностное содержание "идеологии" неважно и при желании может быть изменено - ограничением будут скорость и охват изменений, которые должны проводиться быстро и всеобъемлюще, чтобы не допустить формирования сколько-нибудь жизнеспособных альтернатив действующей "партии" на основе вовремя не охваченных групп "стариков" и "догматиков".

Отсюда следует, что интеллектуальный уровень обыденного изложения образующей "идеологию" доктрины должен быть несколько ниже среднего интеллектуального уровня населения.

Кстати, обязательность "идеологии" вполне можно не декларировать открыто. Самый простой, хотя и устаревший вариант избежать такой декларации - спрятаться за утверждениями о "природе человека", подкреплёнными ссылками на древние мифы или последние открытия британских учёных.

Незаменимость и уникальность "партии" обусловлены тем, что без неё невозможно существование иных "коммунальных пирамид" - теряется единство оценки знаков отличия, возникает множество самопальных короткоживущих иерархий, обусловленных сиюминутным интересом, управление становится невозможным, происходит та самая атомизация общества, которую мы имели и имеем счастье наблюдать.

В заключение отмечу, что немалая часть набросков "новых советских проектов" создаётся в отсутствие внятного понимания роли и места "партии" в обществе. Следствиями этого непонимания являются как странные, угрожающего вида конструкты типа "братств" или "опричнин", так и излишнее внимание к образующей доктрине "идеологии": "спор с основоположниками" или, напротив, упование на "чистоту учения".

В следующем тексте под схожим заголовком я намерен поговорить о частной собственности, карьере и словах "жизнь удалась". То бишь опять-таки, о вещах, всем известных и очень, очень простых.

скомунизжено с лурка, если что


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, теория, футуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments