Джагг (17ur) wrote,
Джагг
17ur

Category:
  • Mood:
  • Music:

О том, что нас всех иногда кое-как.

krylov 10 апреля в посте с длинным названием "Очень мутное, не всем нужно и не всем полезно. Осторожно: очень скользко" (ссылку не ставлю, так как в посте присутствует кат с дисклеймером) поднял тему, вокруг которой Ваш покорный слуга мысленно сновал на цыпочках довольно долгое время.

Чего уж теперь. Раздербаню черновики, принесу стремление к точности в жертву информационному поводу.

Сразу хочу сказать, что, как атеист, я не вижу никаких таких "истин", к которым реферирует К.А. Крылов. И со "святым" у меня так же туго, как у Эру Илюватара до создания Айнур (Свиридову респект, пусть и посмертный). Всё исходит от человека и множеств людей. Так что я, вполне возможно, "хожу меж рогов", по выражению из того же поста.

Ну и ладно.

По моему скромному мнению, можно выделить два принципиально разных типа окружения для отдельно взятого человека.

Критерий различия - разность скорости внутриличностных и межличностных транзакций.

Там, где эта разность велика и заметна, мы имеем дело с "обществом"... изначально толпой изгоев, где каждый находится - вынужден находиться - среди чужих. Не обязательно врагов, просто - чужих. Менее понятных, чем. И в этой толпе изгоев каждый человек - более сам, чем он же среди своих.

Там, где эта разность мала и малозаметна, мы имеем дело с "не-обществом".

Популяция, которая выжила и собирается выживать далее, неизбежно поддерживает четыре типа "не-обществ", в которых множества людей в силу различных необходимостей собираются в нечто, близкое к композитной личности: грубо, в самом что ни на есть первом приближении - семью, школу, тюрьму и армию.

Этим четырём типам "не-обществ" соответствуют разные наборы, иерархии и конфигурации ценностей. Ценности (определение не моё) - это нормативные объекты в сфере поведения, то есть объекты, де-факто ограничивающие поведение через стремление человека избежать переживаний, связанных с нарушением ценности.

Теперь - если любые два из вышеназванных "не-обществ" будут взаимодействовать жёстко, "без прокладки", то это взаимодействие приведёт как минимум к уничтожению одного из них.

Пример жёсткого столкновения семьи и армии - "солдатские матери": представьте себе, что самкам матронам дана воля в этом вопросе - армия исчезнет как явление, причём любая армия, сколь угодно "профессиональная". Ванька не пустят во солдаты ни за Родину, ни за мировую революцию, ни за деньги. После чего соседи по континенту нехорошо заинтересуются местными животишками.

Другой пример, где "семья" суть вообще всё: весь этот дикарский адат с клановостью, тотальным запретом на развитие, паразитизмом на более цивилизованных народах при бесконечном презрении к таковым и проч..

"Общество как толпа изгоев" и есть та самая "прокладка", которая повинна держать семью, школу, армию и тюрьму на почтительном удалении друг от дружки, чтобы не цеплялись локтями. Своего набора ценностей у "общества" нет и быть не может - границы поведения в "обществе", где "каждый сам от и за себя", определяются не потенциальными переживаниями по поводу нарушения тех или иных норм, а актуальными возможностями отдельного человека и его окружения. Ценностей там не ноль, а nil, ЕВПОЧЯ.

Все "общественные организации" (включая государство), которые каким-то образом ограничивают общественную стихию или, по крайней мере, на это претендуют, на деле суть эхо, проекции одного или нескольких "не-обществ" на "общество". И ценности, о которых в этих организациях толкуют - такое же эхо разной степени разборчивости, выраженное в законах, "народных обычаях" и т. п. оправданиях групповых аберраций поведения.

Едем дальше.

Как известно, в РФ источником власти является "многонациональный народ". В связи с тем, что "многонационального народа" в природе нет, администрация РФ живёт полной жизнью безо всяких обременений. То есть "многонациональный народ" выдуман, а дела, прибыльные для одних и ущербные для других, его именем делаются "в реальной жизни".

По аналогии - то, что "общественных ценностей" (многие из нас застали то краткое время, когда их называли "общечеловеческими") не существует, никак не мешает их придумать и жировать их именем; никак не мешает - даже помогает - ставить эту выдумку превыше ценностей, характерных для семьи, школы, армии и тюрьмы. Зачем? Да как обычно, чтобы присваивать чужое - время, имущество, деньги, труд, жизнь, нужное дописать.

Пример. По телевизору показывают ыбло (ворую именование у Злотникова). Ыбло занимает должность в администрации - или оплачено кем-то на должности - и по какому-то поводу талдычит "про Россию". Великая история, мудрость предков, общественное согласие, достойное место в мире, вызовы современности, поднимающаяся экономика, надо прилагать усилия.

Перевод речи ыбла: "я хочу кормить своих детей, племянников и внучатых шуринов вашими. Несите их в разделочную".

Видите ли, у ыбла есть семейные ценности, и у Вас есть семейные ценности, так что ыбло своей речью пытается обесценить Ваши семейные ценности относительно своих. На досуге прикиньте возможные карьерные пути Вашего отпрыска и ыблёнка. Как они будут "возрождать Россию" каждый на своём месте.

Да, кстати выскажу спорное мнение... то есть ещё более спорное. Администрация РФ скачет в полуприседе перед белыми людьми именно потому, что до сих пор верит, будто бы существуют какие-то "правильные", "истинные" "общественные ценности", которые суть очень сильное кун-фу, ведомое белым людям. Скажут волшебное слово, и стены Кремля рухнут (самосбывающийся прогноз, если что). На деле же у белых людей нетути спелбука, от чтения которого вслух происходят падёж скота и оранжевая революция, а есть очень много тех самых "общественных организаций", структурирующих "прокладку" между не-обществами и своей каждодневной деятельностью сообщающих этой "прокладке" всякие полезные свойства.

Пулемёт в домашнем хозяйстве вообще полезнее заклинаний. Как атеист напоминаю.

Добавлю, что ыблу для достижения требуемого результата вовсе не обязательно лично гадить Вам в голову с телеэкрана. Тут всё же надобны талант, внешность, умение какое-то... зачем? Можно найти и науськать всяких полезных людей, которые будут коррумпировать реально существующие "не-общественные ценности" выдуманными "общественными ценностями". Не семья, а свободная любовь и прочий "ответственный выбор". Не армия, а пацифизм разливанный. Не тюрьма, а бесконечная терпимость к насильникам и паразитам. Не школа, а плюралистический междусобойчик с той же терпимостью к человеческому материалу, неспособному к усвоению знаний. Всё это - трансляция фантомных "общественных ценностей" в не-общества. А ыбло потом сгребает выигрыш, даже не удосужившись кинуть обобранным пару слов типа "млац-цы, стараетесь".

"Либерасты" и "леваки" могут начинать тыкать друг в друга пальцами и злобно хохотать.

Тема "не-общественных ценностей" и следующих из них особенностей человеческого поведения, с одной стороны, любопытна, а с другой уже раскрыта по самое не могу: большая часть серьёзной культуры, которую делали люди намного лучше и превосходнее меня - она именно "про это всё".

Впрочем, потеоретизировать про ценности, завязанные на тюрьму или армию, будет интересно - именно в силу отсутствия у меня соответствующих импринтов. Так что тему я не бросаю и уважаемых читателей ещё позабавлю.

Спасибо за... впрочем, нет. Длиннющая цитата. Считайте коаном.

"Вот и следующий поворот. Фальк с плеском свернул, повторив изгиб реки осторожными прикосновениями к шкалам управления, — и вдруг резко затормозил, беззвучно зависнув в воздухе. Из серебристых речных далей ему навстречу плыла лодка.

Оба судна были друг у друга как на ладони — не проскользнешь незамеченным в тень прибрежных деревьев. Сжимая пистолет в руке, Фальк распростерся на дне слайдера и направил машину к правому берегу, подняв ее до десяти футов, чтобы иметь преимущество по высоте перед людьми в лодке.

Они неторопливо приближались, влекомые одним небольшим треугольным парусом. Когда расстояние между лодками сократилось, до Фалька донеслись отголоски пения.

Продолжая петь, люди подплыли еще ближе, не обращая на незнакомца ни малейшего внимания.

Насколько простирались его недалекие воспоминания, музыка всегда одновременно привлекала и пугала Фалька, вызывая у него чувство какого-то мучительного восторга, доставляя наслаждение, близкое к пытке. При звуках пения он с особой силой ощущал, что он — не человек, что эта игра ритма, тона и такта абсолютно чужда ему, он не просто позабыл ее, а действительно слышал впервые. Но именно необычность музыки всегда привлекала его, и теперь Фальк бессознательно снизил скорость слайдера, чтобы послушать.

Пели четыре или пять голосов, сливаясь, разделяясь и переплетаясь в столь совершенной гармонии, какой ему никогда еще не доводилось слышать. Слов он не понимал. Казалось, весь лес, а также бессчетные мили серой воды и тусклого неба слушают вместе с ним, погрузившись в почтительное молчание.

Песня стихла, ее сменили тихий смех и веселая болтовня. Теперь лодка и слайдер были почти на одной линии, разделенные лишь сотней ярдов воды.

Высокий, очень стройный мужчина, стоявший у руля, окликнул Фалька — его чистый голос далеко разнесся над водою. Фальк опять не понял ни единого слова. В серо-стальном свете зимнего дня волосы рулевого и его спутников отливали червонным золотом, словно все они были близкими родственниками или соплеменниками. Фальк никак не мог толком разглядеть их лица — только наклоненные вперед стройные тела и золотисто-рыжие волосы. Он даже не мог сказать, сколько людей смеялось и перешучивалось там, в лодке. На какой-то миг черты одного из лиц, лица женщины, наблюдавшей за ним через пропасть движущейся воды, обрели четкость. Фальк замедлил ход слайдера и наконец завис над поверхностью реки. Лодка, казалось, тоже замерла в воде.

— Следуй за нами, — снова позвал мужчина, и на этот раз Фальк, узнав язык, понял его. Это был старый язык Лиги — галакт. Как и все обитатели Леса, Фальк выучил его с помощью магнитных лент и книг, поскольку все документы, сохранившиеся со времен Великой Эры, были написаны на галакте. На нем общались друг с другом люди, говорившие на разных языках. От него произошли все диалекты обитателей Леса, хотя за тысячи лет они порядком ушли друг от друга. Как-то раз Дом Зоува посетили выходцы с берегов Восточного моря, говорившие на столь странном диалекте, что с ними проще было объясняться на галакте. Тогда Фальк впервые услышал, как на нем говорят вживую. Обычно это был голос звуковых книг или шепот гипнотической ленты у его уха темным зимним утром. Призрачно и архаично звучал этот язык в звонком голосе рулевого:

— Следуй за нами, мы направляемся в город.

— В какой город?

— В наш собственный, — ответил рулевой и рассмеялся.

— В город, который радушно встречает путешественников, — добавил пассажир лодки.

Его поддержал тот самый высокий голос, что пел так сладко в общем хоре:

— Тем, кто не замышляет против нас зла, нечего бояться!

Женщина крикнула, словно едва сдерживая смех:

— Выбирайся из чащи, путешественник, и слушай наши песни всю ночь напролет.

Имя, которым они назвали его, означало путешественник или вестник.

— Кто вы? — спросил Фальк.

Дул ветер, широкая река катила свои воды. Лодка и слайдер застыли на месте, наперекор ветру и течению, такие близкие и такие далекие, будто зачарованные кем-то.

— Мы — люди!

С этим ответом исчезло все очарование, как уносит мелодию или сладкое благоухание легкий порыв ветерка с востока. У Фалька будто вновь забилась в руках подраненная птица, выкрикивая человеческие слова пронзительным нечеловеческим голосом. Его пронзил холод; без лишних колебаний он прикоснулся к серебристой шкале и послал слайдер на полной скорости вперед.

Ни единого звука не донеслось оттуда, где находилась лодка, и через несколько мгновений, когда его решимость растаяла, Фальк замедлил ход и оглянулся. Лодки нигде не было видно. Широкая темная гладь реки была пуста вплоть до далекого теперь поворота."

А вот теперь спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Tags: общество, ссылка, теория, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments