?

Log in

No account? Create an account

обратно | туда

Await the King's Justice.

Читаю репортаж Наталии Л. Холмогоровой о суде над Даниилом И. Константиновым.

Помнится, ранее я высказывал опасения, что Администрация в лице околосредних чинов старается наладить и запустить конвейер достаточно простого и дешёвого упромысливания политических активистов через серьёзную уголовку; мне же пеняли, что это всего лишь nyekulturnaя полицейщина с претензией на латиноамериканскость - тонтон-макуты средней полосы, кустари с мотором.

Я по-прежнему остаюсь при своём мнении, хотя никоим образом не посягаю на мнение уважаемых комментаторов. По высказанной на ссылке просьбе репостую сообщение Даниила И. Константинова, которое всяк волен толковать по-своему.

"То, что происходит со мной - не исключение, а яркое выражение общей системы. Фабрикация дел, связанных с "политикой", распространяется все шире. Выбивание признаний пытками - уже правило.

Мне повезло: я достаточно известен, и мои родные и друзья подняли шум сразу после задержания - так что мне лишь угрожали насилием, но пытать не решились. Но в СИЗО я встретился с "политическими" узниками, которых пытали, заставляя давать показания на себя и других. Обычные методы пыток - избиение, удушение с помощью противогаза или пакета на голове, воздействие электротоком на гениталии. Так, электротоком пытали моего сокамерника Тихомирова. Как правило, пытки применяются в первые дни, даже часы после задержания: даже не в изоляторе, а в машине по пути в изолятор - там, где никто не может этому помешать. Еще один прием - угрозы в адрес близких людей задержанного или пытки, применяемые к ним. Так
(продолжает он), девушку другого моего сокамерника, Ивана Асташина, у него на глазах били по голове пластиковой бутылкой с водой, пока она не потеряла сознание - после чего он подписал все, что от него потребовали.

Истинность показаний, добытых таким образом, никого не интересует. Дальше, опомнившись, человек отказывается от показаний, данных под пытками - но поздно: дело строится на тех признаниях, что из него выбили, и на показаниях подготовленных полицией "свидетелей".

Я прошу правозащитников и общественность ставить каждое громкое дело, особенно с "политическим оттенком", на индивидуальный контроль. Независимо от того, кто оказывается под судом, в каких преступлениях они обвиняются, насколько нам приятны или неприятны их взгляды - просто помогите сделать так, чтобы их не пытали. Обращайте внимание на "громких" обвиняемых немедленно после задержания. Выясняйте, где они. Налаживайте связь с ними и с их родственниками, посещайте их в тюрьме, подавайте запросы об их судьбе. Вы, правозащитники, лучше меня знаете, что надо делать.

И еще одно: нельзя "бросать" людей после того, как им вынесен приговор. Для многих здесь начинается самое страшное. Во многих зонах новичков "ломают", по тем или иным соображениям. Многодневные избиения, постоянный карцер, поистине страшные условия... и при этом человек совершенно одинок, потому что после суда общественность теряет к нему интерес.

Необходимо связываться с правозащитниками и общественными комиссиями, имеющими право посещать тюрьмы в регионах, налаживать с ними сотрудничество, добиваться, чтобы они посещали новоприбывших на зону "политических" и следили за их судьбой.

Из-за решетки многое видится иначе. Разногласия, которые на воле казались очень важными, здесь теряют смысл. Люди, объединенные общей бедой, уже не делят друг друга на "правых" и "левых", "наших" и "ненаших", не выясняют, кто "настоящий политзек", а кому "так и надо, пусть сидит". Все мы в одной лодке. И я прошу наших политических лидеров не забывать о нас - и оставить распри и научиться действовать заодно, хотя бы когда речь идет о нас, политзаключенных."


От себя напоминаю, что в Российской Федерации уже присутствуют почти все составляющие, необходимые для запуска численно значимых и исторически запоминающихся художеств по охране порядка: расплывчатые, вокругзаконные, обусловленные частными и сиюминутными тревогами поручения начальства, излишне многочисленные некомпетентные исполнители и отчётность как средство обеспечения статусной ренты и начальства, и исполнителей. Не хватает разве что пропагандистской истерии, но организовать её в случае надобности - дело несложное.

Уже пошли метастазы, дела о "продолжении деятельности запрещённого экстремистского сообщества" (ранее Санкт-Петербург, сейчас Владимир), де-факто ведущие к лишению гражданина гражданских прав по прецеденту его политической активности, с сопутствующей угрозой привлечения человека к ответственности по делам, надуманным ради текущей отчётности соответствующих структур. Сие узнаваемо "до степени смешения": "состоял в партии кадетов" как признак "японского шпиона".

Потому внимание к реалиям, очёркнутым в сообщении Даниила И. Константинова, разумному человеку никак не зазорно.

Кстати, о внимании. Пользуясь случаем, перевёл РОДу остатки денег из яндекс-мошны; приключения с интернет-банкингом, о которых я упоминал, продолжаются (дебетку на одной из работ меняли), но, полагаю, весьма скоро будут завершены к чести и славе его высочества герцога и его дома.

И это всё, что я имею сказать по настоящему поводу.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.


Comments

(Анонимно)
4 июл, 2012 10:22 (UTC)
Не будет никаких "extrajudicial killings, torture, or other gross violations of human rights". Вас у подъезда встретит полиция и двое понятых. Тут же обыщут и найдут в кармане пакетик. Сию находку зафиксируют видеозаписью с HD качеством, чтобы ни у кого никаких сомнений. В отделении с вами будут работать исключительно вежливо, даже голоса не повысят, не говоря уже о пытках.

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger